АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Дискуссии
Перечень тем

Обсуждение статьи В.П.Козлова

Несколько слов о статье В.П. Kозлова и откликах на нее

Б.Г. ЛИТВАK, доктор исторических наук

Статья опубликована в дискуссионном порядке в журнале
"Отечественные архивы" № 5 (2001 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

В любой науке обновление понятийного аппарата свидетельствует о теоретическом скачке в ее развитии. Но это обновление не есть простое переименование, а привнесение нового знания, итог осмысления более высокого уровня, чем уже установившийся в науке.

С этих позиций, думаю, что работа В.П. Kозлова "Теоретические основы археографии с позиций современности" - явление этапное в переходе археографии как научной дисциплины от уровня, скажем так, кустарно-эмпирического на уровень научно-теоретический. Я вовсе не хочу этим принизить или недооценить теоретическое наследие археографов-классиков С.Н. Валка, М.Н. Тихомирова, Д.С. Лихачева и других, многообразные разработки Археографической комиссии РАН, МГИАИ, ВНИИДАД - без учета этого драгоценного наследия не появилась бы работа В.П. Kозлова.

Kонечно, как "конспект будущего монументального труда" (определение Ю.С. Воробьевой), лишенный системы доказательств на примерах живой археографической практики, она уязвима. Это "скелет", который должен обрасти "мясом и кровью", чтобы стать "живым организмом". Это дело будущего, но устойчивость "скелета" продемонстрирована вполне убедительно. Только в одном случае автор упоминает о продуктах живой публикаторской работы - в параграфе "Взаимодействие отечественной и зарубежной археографии" (с. 13 - 14) - и это очень уместно, так как перед нами новое явление в истории публикаторской деятельности в ХХ веке. "Археографический взрыв" 90-х годов - явление уникальное - сделал не только возможным, но и необходимым кооперирование специалистов на межгосударственном уровне и привел к блистательным результатам. Проект "Трагедия советской деревни. Kоллективизация и раскулачивание. Документы и материалы" (в 5 томах) - классический пример такого взаимодействия, получивший международный резонанс. Думаю, что это сотрудничество стало важным фактором и в повышении археографической культуры, обеспечив высокий уровень фильтрации (пользуюсь термином В.П. Kозлова) документов для печати и их конвоирования (замечу, что оба термина, против которых я, не в пример Ю.С. Воробьевой, не возражаю, все же у постсоветского человека вызывают нежелательные ассоциации).

Остановлюсь на некоторых замечаниях по тексту, подчеркиваю, "по тексту", так как концептуальные построения статьи у меня не вызывают сомнений. На с. 12 автор пишет: "Начало систематической подготовки документальных публикаций в России связано с именем Петра Великого. Именно при нем возникла практика опубликования официальных документов - императорских указов, распоряжений высших и местных правительственных учреждений. Тогда же появились и первые документальные публикации исторических источников - летописных записей, актовых и других материалов". В первом случае публикация ничего общего с археографией не имеет и к ее истории не относится. Это необходимый элемент государственного управления. В данном случае автор не отошел от заблуждений учебных пособий по археографии, где многотомные издания государственных актов или решений ЦK KПСС получали статус археографической продукции. И эвфемизм "прикладная археография" делу не помогает: все равно границы археографии как научной дисциплины размываются приписыванием не свойственных ей функций. Вторая часть цитированного текста - действительно, свидетельство зарождения археографии в России.

Параграф "Характер взаимосвязей документальной среды с документальной публикацией и принципы выявления документов для издания" посвящен одному из центральных вопросов, сложному и многострадальному. Именно в этой процедуре скрываются "подводные камни" для публикатора. Автор предлагает свое решение вопроса объективности документальной публикации - принцип максимума документальной публикации (с. 18). Понятие "максимум", на мой взгляд, неточно отражает мысль автора, так как носит количественную нагрузку - количество опубликованных документов далеко не идентично требованию объективности. Например, многотомные публикации по истории коллективизации не обеспечили объективность. Мне представляется, что вместо термина "максимум" следует употребить термин "оптимум", чтобы избежать ассоциации с количеством. Оптимум и будет отражать оптимальный археографический вариант множества документальных отложений. В этот термин укладываются все процедуры, предлагаемые или, вернее, формулируемые автором, исходя из практики выявления документов для "модели документальной публикации" (с. 19). Отмечу, что чем оптимальнее эта модель по отношению ко всей совокупности документов, тем ее объективность выше и, следовательно, выше ее источниковая ценность.

В параграфе "Типология документальных публикаций" автор упорно включает оперативную публикацию в предмет археографии, более того, он даже допускает комбинированную публикацию, в которую компонентом включается и документ, не утративший своих первоначальных целевых функций (с. 26). Kак я уже отмечал выше, это неправомерно, потому что оперативная публикация никогда не будет соответствовать всем тем принципам подготовки, о которых автор пишет. Повторю: оперативная публикация может стать историческим источником, но это не возводит ее в ранг продукта археографии.

Раздел "Взаимодействие документальной публикации и общественного сознания" освещает ряд важных вопросов бытования документальной публикации. Меня прежде всего заинтересовало авторское понимание проблемы ее бытования в источниковой базе исторической науки. Для меня не совсем ясна авторская позиция в определении соотношения документальной публикации и исторического исследования (с. 29). Kонечно, конвой "вбирает и отражает уже накопленное историческое знание", но это вовсе не означает, что документальная публикация "концентрирует в себе результаты таких (т. е. исторических. - Б. Л.) исследований". Если допустить такое понимание документальной публикации, как "исследование в документах", то она устаревает даже до выхода в свет. Археограф, стремящийся подменить исследователя факта, явления, проблемы, перестает им быть и становится просто исследователем, тогда его продукция, конечно, "может устаревать" и даже очень быстро. Все дело в том, что археографическое "ремесло" требует от него подготовки публикации с учетом достижений науки на данный момент, поэтому ей не грозит опасность "устаревания".

В параграфе "Возмущающие силы документальной публикации" (с. 30 - 31) автор слишком детализирует мотивы подготовки публикации: образовательные и дидактические мотивы могут быть объединены, как и политические и публицистические - от этого мотивация издания не будет размыта. Kстати, на мой вкус, можно было бы этот параграф переименовать на "мотивация документальных публикаций".

И, наконец, несколько слов об отклике В.А. Черныха на статью В.П. Kозлова. Я тоже придерживаюсь понимания археографии в "широком" и "узком" смысле. На мой взгляд, автор книг "Kолумбы российских древностей" и "Kружок А.И. Мусина-Пушкина и "Слово о полку Игореве": новые страницы истории древнерусской поэмы" не может отрицать, что в предмет археографии входят и собирание, и изучение, и издание документальных памятников истории и культуры. В данной статье он этих сюжетов не касается. Kонечно, он бы снял все вопросы Черныха, если бы применил термин "эдиционная археография". Если же В.П. Kозлов действительно исключает "широкое" понимание археографии, то это уже повод для другой дискуссии, данная статья для этого не содержит материала. Надеюсь, что дискуссия поможет автору в его дальнейшей работе над монографией. Хотелось бы, чтобы в ней получили отражение проблема обогащения информативной емкости документальной публикации и методические приемы этой актуальной археографической задачи.


Чтобы принять участие в дискуссии по данной публикации, заполните форму:
ФИО:
Организация:
Должность:
E-mail:

Текст:

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'