АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Дискуссии
Перечень тем

Обсуждение доклада В.П.Козлова

Дискуссия вызвана взаимным интересом

А.А. Сундиева, зав. сектором музейной энциклопедии
Российского института культурологии,
кандидат исторических наук


Статья опубликована в дискуссионном порядке в журнале
"Отечественные архивы" № 6 (2004 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Задача нашего обсуждения не в том, чтобы продемонстрировать ведомственный патриотизм. Я готова признать архивистов "старшими братьями", испытывая при этом самые добрые чувства к библиотекам. Но разговор начался с попытки "размежеваться" - видимо, для того, чтобы потом можно было бы теснее сплотиться для решения общей задачи поддержания исторической памяти. Однако сначала уточним понятия.

Мои уважаемые коллеги и оппоненты не замечают, что используют понятия "информация" и "историческая память" как тождественные. Именно эта неточность, на мой взгляд, и приводит к некоторым разногласиям. Сохранение исторической памяти на разных этапах истории человечества осуществлялось через искусство, мифологию, религию, науку и прочее, причем формализованным и неформализованным способами. В сохранении зафиксированной на материальных носителях и осознанной обществом как значимой информации, поддерживающей историческую память, участвуют архивы, библиотеки и музеи. Поэтому лишь с определенными оговорками их можно считать основными хранителями исторической памяти. Человечество существовало задолго до возникновения архивов, библиотек и музеев.

Архивы служат задаче поддержания той части исторической памяти, которая одновременно является информацией, позволяющей верховной власти, позднее - государству выполнять свои функции. Поэтому они всегда испытывали определенную заботу государства, но находились под его строгим контролем (в нашей стране даже в системе органов внутренних дел), деятельность архивов регламентировалась и регулировалась законодательно и инструктивно. Понятно, что порядка и определенности в их работе больше, чем в работе музеев и библиотек. И даже на сегодняшней крутой волне реформ и реорганизаций никто не собирается лишать государственной поддержки, закрывать или приватизировать архивы. Однако последние, на протяжении всего периода своего существования расширявшие поле деятельности, тем не менее никогда не брали на себя задачу сохранения всей значимой для общества исторической информации. Например, личные фонды еще в XIX в. формировались в основном в библиотеках. А произведения искусства, являющиеся результатом творческого акта и зафиксировавшие чувства, отношения, эмоции как современников, так и предшественников, сохранялись в музеях и частных коллекциях. Музеи появились тогда, когда человечеству для поддержания исторической памяти оказалось недостаточно сохранять информацию, когда возникла потребность прикоснуться к памятникам прошлого, представить себе прошлое наглядно, зримо, предметно, эмоционально пережить прошлые трагедии и победы. Письменные памятники не всегда могли удовлетворить эту потребность.

Даже сегодня принятое в мире определение музея звучит не совсем четко: некоммерческое учреждение, призванное служить обществу и способствовать его развитию, доступное широкой публике, занимающееся приобретением, исследованием, хранением, популяризацией и экспонированием материальных свидетельств о человеке и среде его обитания в целях изучения, образования и удовлетворения духовных потребностей. Да, современные музеи, особенно крупнейшие, имеют высокий общественный статус. Но заметим сразу, что находиться на службе государству и на службе обществу - совершенно разные вещи. Впрочем, данный тезис я пока не буду развивать, это особый разговор.

Музеи формировались как многофункциональные, но противоречивые по самой своей природе учреждения. Архив должен прежде всего и во что бы то ни стало хранить. А музей должен и хранить, и демонстрировать. Но одна задача порой противоречит другой. Сколько посетителей может принять дом-музей, расположенный в деревянном особняке конца XIX в., чтобы не нарушился температурно-влажностный режим и выдержали хрупкие, изначально не рассчитанные на многотысячные посещения конструкции? Понятно, что в целях сохранности объекта посетителей не должно быть много. Но музейные работники часто нарушают нормативы, идя навстречу желанию общества ознакомиться с мемориальным объектом.

Каждый исследователь, работавший в архиве, получал отказы ("документ находится на микрофильмировании", "фонд заштабилирован", "документ не выдается в силу ветхости"), с которыми не поспоришь. Интересно, есть ли данные о количестве документов архивного фонда страны, к которым никогда не прикасалась рука исследователя? Относительно музеев очень часто приходится встречать и в СМИ, и даже в специальной литературе сетования на то, что они демонстрируют в своих экспозициях от 3 до 10 % сохраняемых ими музейных предметов. Неэффективно, дескать, работают, в результате 90 % музейного фонда скрыто от глаз посетителей. Специалисты знают, что 10 %, выставленные в экспозиции, - репрезентативная выборка, включающая к тому же лучшие образцы из музейных коллекций. Остальное необходимо для научной работы, выставочной деятельности, составляет обменный фонд и прочее, но недостаточно аттрактивно или экспрессивно (следовательно, не интересно публике) или не может демонстрироваться ввиду плохой сохранности.

Противоречивость музея состоит и в том, что действуя в настоящем, он одновременно обращен и в прошлое, и в будущее. В прошлое - поскольку сохраняет культурное наследие, в будущее - ибо участвует в формировании ценностных ориентаций, ведет ценностный отбор и тем самым формирует культурную среду для новых поколений. Многофункциональность музеев оказывается уникальным качеством, позволяющим адаптироваться на очередном этапе общественного развития и быть востребованными, решать выдвигаемые временем задачи. Может быть, поэтому во всем мире и вопреки всем препятствиям численность музеев постоянно растет.

Главное отличие музейного предмета от архивного документа совсем не в том, что в одном случае - это вещь, а в другом - текст. Принципиальное различие заключается в том, что большая часть архивных материалов изначально создавалась с целью фиксации определенной информации, а затем с этой целью хранилась в архиве. Музейные же предметы не создавались для передачи информации. Поэтому выявление предметов музейного значения, создание самих музеев, раскрытие информационного потенциала музейных предметов и коллекций - сложный и творческий процесс. Кстати, утверждать сегодня, что музеи хранят только предметы, вещи, нельзя. О том, что в них есть документы и книги, говорилось. Уточню только, что это не отдельные документы и книги, а иногда целые отделы письменных источников и крупные фонды редкой книги, а также свои собственные архивы и библиотеки. Уже с конца XIX в. возникают мемориальные усадебные комплексы, а после Октябрьской революции - многочисленные музеи-усадьбы, в которых сохраняются архитектурные памятники, памятники садово-паркового искусства, хозяйственные постройки и пр. В 1920-е гг. появляются музеи-памятники - особый тип музея, создаваемый на базе памятника истории и культуры (Исаакиевский собор в Петербурге, Музей фресок Дионисия в Ферапонтовом монастыре), а сегодня в России уже есть музей-завод, музеи-корабли, музеи-монастыри и пр. В 1950-е гг. в стране появились первые музеи-заповедники, которые создавались на основе недвижимых памятников при сохранении их историко-культурной и природной среды. Это одна из наиболее перспективных и динамично развивающихся групп музейных учреждений, и она может вполне обоснованно претендовать на "наиболее полное и приближенное к жизни ее отражение". Наконец, последнее десятилетие все мировое музейное сообщество обсуждает возможность сохранения так называемого нематериального (non-material) или неосязаемого (intangible) наследия, к которому относят обычаи, знания и навыки, язык, устный эпос, музыку, танцы, игры, мифологию, ритуалы, ремесла, традиционные экологические представления и т. п.

Пожалуй, можно согласиться, что процесс формирования не только архивов, но и библиотек (особенно с момента введения принципа об обязательном экземпляре) носит более систематический и упорядоченный характер, чем в музеях. В одном случае есть регламентированная обязательность, а в другом - процесс коллекционирования, не столь жестко регламентированный, но творческий. Назвать же стихийным целенаправленный поиск не совсем точно. Музейные коллекции формируются на основе научных планов комплектования, в соответствии с которыми проводятся научные экспедиции, архивные изыскания, целенаправленный поиск отдельных предметов, закупка на аукционах и пр. Встречаются дарения или неожиданные находки. Но и в этом случае любая вещь, прежде чем стать "музейным предметом", проходит сложный путь, включающий экспертные оценки и систему последовательных операций, направленных на научную и техническую обработку предмета, его подготовку к длительному хранению и многоплановому использованию.

К сожалению, не совсем ясно, что понимает уважаемый В.П. Козлов под "хаотичной организацией хранения" музейных предметов. Это метафора? Или кто-нибудь до сих пор полагает, что закрытые для посетителей фонды (кстати, есть и открытые, куда водят экскурсии) выглядят как чердак на старой даче? Хранение музейных фондов является особым направлением фондовой работы музеев, обеспечивающим физическую сохранность и доступность для использования входящих в фонды предметов. Для организации хранения музейных коллекций разработаны общегосударственные нормативные документы, выполнение которых обязательно для всех музеев страны. На практике стараются хранить в изолированных помещениях предметы из одинаковых материалов, группируя их в соответствии со структурой фондов. Далее предметы распределяются по назначению, размерам, содержанию и т. д. Важным направлением деятельности является учет музейных фондов - непрекращающийся процесс, так как фонды музея постоянно пополняются, находятся в движении в связи с выставочной и экспозиционной деятельностью. Случаются и "прополки" в связи с изменением физического состояния предмета, уточнением профиля музея и пр. Однако обеспечить "вечное хранение" все-таки не удается. Но термин "прополка" мне не очень нравится: он сразу напоминает о происходивших и в архивах, и в библиотеках, и в музеях изъятиях по политическим мотивам, причем совсем недавних. Письменные источники учитываются и хранятся в музеях по правилам, разработанным архивной службой. Каждому музейному предмету соответствует целый массив характеризующей его научной документации, содержащей все известные о предмете сведения.

Теперь о фрагментарности знаний о прошлом: они всегда будут неполными. Фрагментарную информацию дают не только музейные коллекции, но и архивные фонды, и библиотеки. Поэтому так важно объединить усилия всех институтов и учреждений, выполняющих функцию сохранения исторической памяти. Такое понимание должно существовать на уровне и государства, и конкретного исследования. Хотя, мне кажется, любой исследователь знает, как важно, выявляя и перепроверяя информацию, привлечь наибольшее число самых разнообразных источников, будь то рукописи, книги или музейные коллекции. К сожалению, музейные фонды недостаточно используются сегодня в исторических исследованиях, возможно, из-за недостатка информации об их составе. Между тем определенные "фрагменты" информации о прошлом, и я уже отмечала это в начале дискуссии, содержат в себе только музейные предметы и коллекции. Существовал дописьменный период, который изучают, например, археологи или палеонтологи. Но и в более поздние века письменные источники и документы смогли зафиксировать далеко не все процессы, происходящие в природе и обществе. Так, чертежи изобретений Леонардо да Винчи являются документами эпохи и бережно сохраняются. Но только изготовление действующих моделей по этим чертежам показало, насколько далеко опередил свое время гениальный изобретатель. Информация оказывается еще более полной, если сохраняется авторская модель. Есть и такие, и они сохраняются в музеях. А можно ли ограничиться письменными источниками при изучении этнографии? Примеры из области истории искусства уже приводились коллегой И.В. Фаизовой.

Понятия "функция использования" в музееведении нет, но есть понятие "формы музейной деятельности". Оказавшись в более чем сложных экономических и правовых условиях, все научные и культурные учреждения активизировали свою работу и вели поиск новых форм. Мне известно, что в некоторых отдаленных регионах (и, наверное, не только там) библиотеки превратились в серьезные и авторитетные информационные центры, деятельность которых вышла далеко за рамки привычных представлений о библиотечной работе. В музейном деле лет десять назад появился термин "нетрадиционные формы музейной работы". Но сегодня от него практически отказались, так как занятия, считавшиеся для музея нестандартными, уже повсеместно стали распространенными и привычными. Большинство музеев использует в работе с посетителями различные формы клубной работы, на базе художественных музеев развивается арт-терапия. Затруднительно перечислить все формы образовательной деятельности музеев. Только что прошла научно-практическая конференция, обсуждавшая формы участия музеев в формировании имиджа региона. Перечень можно продолжать, но это отвлечет нас от основной темы дискуссии. К тому же не могу не заметить, что такое расширение форм деятельности хотя и продемонстрировало огромный потенциал музея и его удивительные адаптивные возможности, но возникло не от хорошей жизни.

Мне кажется, что о специфике музеев, архивов и библиотек сказано достаточно. Пора отметить вполне определившуюся и весьма перспективную тенденцию к интеграции. Без архивных документов практически невозможна выставочная и экспозиционная деятельность музеев, особенно по современной истории. И в провинции, и в столице появились интересные формы библиотек-музеев. Уже говорилось о том, что архивы активизировали выставочную деятельность. Я думаю, что и наша дискуссия отчасти вызвана взаимным интересом друг к другу и потребностью в более тесном профессиональном сотрудничестве. Возможно, необходимо появление какой-либо организационной формы (центр или комитет), координирующей усилия музеев, библиотек и архивов по поддержанию исторической памяти. Решение этой сложной проблемы действительно требует системного подхода.


Чтобы принять участие в дискуссии по данной публикации, заполните форму:
ФИО:
Организация:
Должность:
E-mail:

Текст:

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'