АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Дискуссии
Перечень тем

Обсуждение доклада В.П.Козлова

Дискуссия вызвана взаимным интересом

М.Д. Афанасьев, директор Государственной публичной
исторической библиотеки России, канд. пед. наук


Статья опубликована в дискуссионном порядке в журнале
"Отечественные архивы" № 6 (2004 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Архив, библиотека, музей (расположим их по алфавиту, чтобы не было пристрастности в изложении) принадлежат к институтам, социальной функцией которых, несомненно, является сохранение исторической памяти. Сложнее определить различия их функций в обществе. Исходный тезис В.П. Козлова - поделить их в зависимости от объектов хранения (предмет - книга - документ) - является логической ловушкой и методически сомнительным при серьезном углубленном анализе.

Первая проблема: выделяя типообразующий объект для музея, библиотеки, архива, докладчик отбрасывает "нетипичные" формы, считая их "скорее исключением, нежели правилом". Но вся история архивов, библиотек, музеев говорит об обратном. С одной стороны, обществу всегда было абсолютно безразлично, как называется учреждение, выполняющее ту или иную важную для него функцию. Законы, выбитые на каменной стене, хранящиеся в античной библиотеке, церковной ризнице или городском магистрате, равно выполняли свою функцию - и место их размещения для современников не было и не является до сих пор сколько-нибудь значимым.

С другой стороны, и для самих создателей архивов, библиотек, музеев никогда не было решающим деление на предметы, книги, документы. Более того, о подобной дифференциации можно, причем с известной долей условности, говорить только по отношению к ХХ веку. Императорская публичная библиотека с момента создания и до 1917 г. имела в своих фондах не только книги, т. е. печатную продукцию, но и рукописи, изобразительный материал, нумизматические коллекции. Библиотека Конгресса США до сих пор собирает и хранит как печатные, так и рукописные и вещественные памятники прошлого. Румянцевский музей, как и Российский Императорский исторический музей, обладали наряду с предметами ценнейшими книжными и рукописными собраниями, что не только не было случайным, но входило в число приоритетов коллекционирования. И лишь волею случая один из них остался музеем, а другой стал библиотекой. То же можно сказать и об архивах, которые были более строгими в отборе материалов для хранения и руководствовались в своем собирательстве не формой представления информации, а ценностью последней. Да и сегодня Российский государственный архив древних актов - крупнейшее, едва ли не одно из лучших, собрание рукописных и старопечатных книг, Национальный архив США хранят ценнейшие музейные реликвии. И вряд ли кто из архивистов согласится расстаться с "непрофильными" музейными или печатными материалами. Здесь речь идет не о "гибридных" формах или "комплексах" - перед нами нормальная ситуация, созданная профессионалами своего времени. И чем к более ранней эпохе мы обращаемся, тем заметнее противоречие предложенной дифференциации и реального положения дел.

Вряд ли стоит повторять известную истину, что во все времена в обществе существовали механизмы передачи культурной (исторической) информации: с дописьменной эпохи дошли до нас устные и предметные формы трансляции, с появлением письма - письменные документы, с изобретением книгопечатания - типографские. Сегодня появляются новые электронные формы трансляции и фиксации исторической памяти. Не удивительно, что каждому периоду присущи свои социальные институты, призванные сохранять память человечества. И для каждой эпохи они были различны. Дифференциация этих институтов возникает по мере усложнения задач в общем процессе сохранения памяти прошлого.

И первым важным явлением в этой области стало появление (выделение) утилитарной проблемы сохранения прошлого - необходимость обращения к нему для решения экономических и социальных задач. Фиксация правовых норм, привилегий или ограничений в широком (законы) и в узком (относящимся к личной и сословной истории) смыслах привели к появлению такой структуры, как архив. И именно в этом смысле архив уникален во все времена своего существования, вне зависимости от названия и выделения в качестве самостоятельной структуры в государственных или иных институтах того или иного исторического периода. Тот факт, что сегодня архивисты исходят из иной, более широкой концепции своей деятельности и собирают материал гораздо более разнообразный, не меняет, с нашей точки зрения, сути.

Наряду с прагматической задачей общество осознавало необходимость фиксации своего существования как самоценного явления, и с появлением письменности эту функцию приняли на себя хранилища главного и универсального материального носителя исторической памяти, каким были тексты, - библиотеки. Не обладая жесткой заданностью в своей деятельности, именно библиотека стала универсальным местом собирания культурных артефактов самого широкого диапазона. В ее задачи входила передача знаний - сначала узкому, затем самым широким кругам общества. Со временем самой массовой формой стали печатные издания, но в той части, где это не могло быть реализовано книгами, библиотеки пополнялись рукописными документами и материальными предметами. Не случайно, например, широкое распространение нумизматических коллекций в библиотеках, создаваемых до XIX в., - тогда монеты были уникальным источником об эпохах, по которым отсутствовали оригинальные письменные и, тем более, печатные документы. Характерно, что сегодня в библиотечном деле слово "книга" так, как его употребляет В.П. Козлов, не используется: принятый и стандартизированный термин для единицы библиотечного фонда тот же, что и у архивистов - "документ".

Синкретическая, библиотечная, форма существовала до эпохи, когда библиотеки перешли определенный рубеж в использовании - стали доступными широкому кругу людей. Тогда и обнаружилось важное противоречие способов использования их коллекций: тексты должны были читаться, предметы - смотреться. Возникла предпосылка разделения книжных и музейных собраний.

Появление музея в современном его понимании как хранилища памятников истории, предоставляемых для публичного исследования (рассмотрения), - явление сравнительно новое, отражающее, по нашему мнению, более высокий этап осознания значения исторической памяти. Общество начало ценить прошлое как таковое - не для дела, не как копилку информации, а как часть самой жизни людей. Музей стал универсальным хранилищем "опредмеченной" истории, ибо для него нет содержательных или формальных ограничений: вся культурная деятельность человечества, от возделывания земли до поэтического вдохновения, от государственных узаконений до частной жизни, - в сфере его внимания. В этом смысле для него важны и "предмет", и "книга", и "документ".

Предпринятая попытка описания этапов эволюции архивов, библиотек, музеев позволяет увидеть их принципиальные различия.

Главная задача архива, существующего в первую очередь для того, чтобы гарантировать преемственность государственной, общественной и частной жизни, состоит в хранении документов. Использование их зависит от общественных потребностей. Факт востребованности информации на функциях архива не отражается. При этом принципиальная особенность архивного источника - его юридическая аутентичность.

Библиотека как институт трансляции исторической памяти не может существовать без использования ее ресурса. Если в библиотеке нет читателя, став просто хранилищем, она превращается даже не в архив, а в склад печатных и иных документов. При этом основными качествами хранимых в библиотеке источников являются наличие информации, ее полнота и универсальность.

Музей, как и библиотека, призван транслировать историческую память, причем специфической особенностью формы передачи является то, что его объект, наделенный символическим значением - самоценностью "посланца прошлого", нельзя "использовать", он изучается, рассматривается. Музейный объект должен быть репрезентативен и аутентичен.

В заключение В.П. Козлов с горечью констатирует, что музеям и библиотекам "повезло больше в общественном осознании их значения". Боюсь, в общественном осознании нам всем не очень-то повезло. Приведу яркий пример: в официальном документе, призванном упорядочить жизнь современного российского общества, - "Общероссийском классификаторе экономической деятельности" (2001) все рассматриваемые учреждения отнесены к "прочей деятельности в области культуры" (раздел 92.5).


Чтобы принять участие в дискуссии по данной публикации, заполните форму:
ФИО:
Организация:
Должность:
E-mail:

Текст:

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'