АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Летопись событий

Перечень выставок

Выставочный зал Федеральных архивов

"Казани - 1000 лет"

(24 марта - 23 апреля 2004 г.)

Федеральное архивное агентство
Главное архивное управление при Кабинете Министров Республики Татарстан
Российский государственный архив древних актов
Национальный архив Республики Татарстан

 О выставке  "Весьма прекрасно и преславно Болгарское городище"  "Сказанием встает Казань…"  Каталог выставки  Фоторепортаж "Открытие выставки"  Фоторепортаж "Экспонаты выставки"  




"…Место встречи и свидания двух миров"
Казань и Казанский край в истории Поволжья в XI-XIX вв.
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Ф.Ш.Хузин,
А.Г.Ситдиков,
Д.А.Мустафина


Казань - город с уникальным многонациональным историческим и культурным наследием. В своей многовековой истории она запечатлела все основные события военно-политической, хозяйственной и культурной жизни народов Волго-Уральского региона. Сложнейшие социальные и политические процессы истории вовлекали ее в круговорот истории Евразии, всемирной истории, создавая пространство взаимодействия разных цивилизаций.

* * *

Прошлое Казанского края берет свое начало с появления в нем первых людей в эпоху палеолита. С этой территорией связаны рождение и расцвет многих археологических культур, носители которых были далекими предками финно-угорских народов Урало-Поволжья. В эпоху бронзы, три с половиной тысяч лет тому назад, здесь складывается приказанская культура, дальнейшее развитие которой привело к формированию знаменитой ананьинской культуры раннежелезного века. В начале нашей эры в крае проживают пьяноборские и азелинские племена. В предбулгарское время в окрестностях будущей Казани обитали древние марийцы, оставившие уникальный могильник на Борисковской горе между Средним и Дальним Кабаном.

В VIII в. на Средней Волге появляются болгары. На рубеже IX-Х столетий здесь складывается государство Волжская Булгария, начинается чеканка монет, устанавливаются дипломатические отношения с дальними странами. На обширной территории возникают сотни и тысячи поселений городского и сельского типа, в числе которых такие крупные центры, как Биляр-Великий город, Болгар, Сувар, Джукетау, Ошель и другие.

Волжская Булгария превращается в крупнейший центр международной торговли. Историки средневековья, как отечественные, так и зарубежные, единодушны в оценке важной роли, которую играл Великий Волжский, или Балтийско-Волжский, путь в истории народов Восточной Европы, Прибалтики и Скандинавии. Волжский путь - это непрерывно действовавшая на протяжении столетий трансъевропейская магистраль. По ней с Востока поступали в большом количестве серебро, шелк, пряности. Вверх по Волге и далее по речным системам бассейнов Ладоги и Ильменя можно было добраться до Балтики. Вниз по Волге плыли торговые суда в Хазарию. По Каме шла торговля с племенами Севера, которые специализировались на пушной охоте. Усиливающаяся власть эмиров Волжской Булгарии позволяла обеспечить надежную защиту проходящим через ее территорию торговым караванам.

В Х в. на берегах Волги и Камы возникают крупные торговоремесленные поселения, которые иногда называют протогородами. Это были в первую очередь ярмарочные места и пункты, обслуживавшие купцов, контролировавшие и охранявшие опасные участки торговой магистрали. Здесь археологи находят сотни монет, в основном серебряные арабские дирхемы и их подражания, западноевропейские денарии, а также складные весы для малых взвешиваний и бронзовые гирьки. Один из таких пунктов располагался в районе Болгара, служившего до начала XI столетия "единственными воротами, через которые шла торговля Руси с Востоком" (В. Л. Янин).

Однако Болгар был не единственным и даже не самым крупным торговым пунктом в средневолжском регионе. Торгово-ремесленные поселения функционировали и на Каме (самое известное из них - Измерское поселение площадью около 60 га), и севернее Болгара по Волге, в том числе и в Марийском Поволжье, средневековые памятники которого буквально изобилуют вещами булгарского и восточного происхождения. В числе ранних торгово-ремесленных поселений булгар на Волге значилась и Казань, возникшая на пересечении Великого Волжского и Северного пушного путей.

Казань была основана на месте, которое в природно-географическом отношении выделялось исключительными удобствами для жизни людей. Напомним описание местоположения города, ставшее уже хрестоматийным, из "Казанской истории" неизвестного автора второй половины XVI в.: "Место пренарочито и красно велми, и скотопажитно, и пчелисто, и всяцеми земными семяны родимо, и овощми преизобилно, и зверисто, и рыбно, и всякого угодья много, яко не мощно обрести другаго такова места во всей Руской нашей земли нигдеже таковому подобно месту красотою и крепостию и угодием человечским, не вем же, аще есть будет в чюжих землях". Отнюдь не удивительно, что эти земли были обитаемы еще с глубокой древности. Спустя тысячелетия, оказавшись в районе устья Казанки, булгары достойно оценили выгодное географическое и стратегическое положение местности, основали здесь город-крепость, которому суждено было стать одним из крупнейших экономических, политических и культурных центров Поволжско-Уральского региона.

Говоря о предпосылках и исторических условиях возникновения Казани, хочется обратить внимание еще на один важный момент. X - XI столетия - это время активного освоения булгарами северных и северо-восточных предкамских земель. Здесь возникают такие известные города, как Кашан, Чаллы, Кирмень, Алабуга и большое количество сельских поселений. По реке Казанке, а также по Вятке и Каме булгары проникают в более отдаленные земли, населенные финно-уграми. Как отмечают археологи, "уже к XI столетию практически все Прикамье (за исключением бассейна Средней Вятки) становится частью территории Волжской Булгарии, ее своеобразной угро-финской периферией" (А. М. Белавин). В Пермском Прикамье вывялено около 200 памятников, в которых встречаются многочисленные вещи из Булгарии. На землях, принадлежащих предкам коми-пермяков, булгары основывали не только торговые фактории, но и настоящие города - опорные пункты сбора налогов с местного населения и контроля над торговцами на Северном пушном пути.

В силу изложенных обстоятельств основание в северной периферии страны Казани как поселения городского типа, сочетающего в себе торговые (ярмарочное место), военные (пограничная крепость), в какой-то степени и административные функции (центр округи, пункт сбора налогов) воспринимается как вполне понятный, закономерный акт булгарских князей.

Об этом же свидетельствует анализ исторических процессов, протекавших на обширных территориях Восточной и Западной Европы на рубеже I-II тысячелетий, когда зарождается множество раннефео-дальных государственных образований с большим количеством городов. Зарождение Казани происходило на общеисторическом фоне генезиса и становления городов в Волжской Булгарии и Древней Руси. Не случайно, по своей топографии и градостроительным особенностям Казань очень похожа на города, строившиеся на Руси в качестве пограничных крепостей, опорных пунктов княжеской власти в Х - XI вв. (см., например, Рязань, Витичев, Белгород и др.).

О том, что город Казань имеет многовековую историю, восходящую еще к булгарским временам, писали многие ученые, по крайней мере, с XVIII в. Выдвигались разные версии ее возникновения. Но ни одна из них, будучи не обоснована фактами, не утверждалась в науке. Не располагая подлинными булгаро-татарскими письменными памятниками, ученые изучали средневековую историю Казани главным образом на основании иноязычных источников, составленных преимущественно в Московском государстве. К сожалению, их мало.

Единственным источником, содержавшим точную дату возникновения Казани (1177), признавалась до недавнего времени вышеупомянутая "Казанская история". В 70-х гг. прошлого века была предпринята попытка обосновать ее археологически. Последние исследования московских ученых убедительно показали, что дате "1177 год" верить не следует, ибо она является поздней вставкой редактора-переписчика. Сегодня большинство ученых вполне обоснованно считает некорректным оперировать приведенными в указанном сочинении сведениями при обосновании возраста Казани. Зато среди специалистов прочно утвердилось мнение о возможности, при отсутствии "письменной", принять за точку отсчета истории города "археологическую" дату, подтвержденную методами других наук.

Начало археологических исследований Казани связано с именами Н. Ф. Калинина (1888-1959), основоположника казанской школы археологии, и его ученика, профессора А. Х. Халикова (1929-1994), проводившего в 1970-х гг. целенаправленные и результативные поиски в области ранней истории города.

По мнению Н. Ф. Калинина, первоначальную Казань до ее окончательного переноса на современный Кремлевский холм следовало искать на горе Зилантау (имеются татарские предания о Зиланте-драконе на месте заложения города) или же на Кабанском городище, где известны надгробные камни конца XIII и XIV вв. В Кремле Н. Ф. Калинин выявил мощные отложения средневековой Казани дорусского времени, но слоев более ранних, чем середина XV в., обнаружить не удалось. Те немногочисленные находки домонгольского времени, о которых ученый писал в своих отчетах, к сожалению, не были достойным образом оценены.

В процессе раскопок под руководством А. Х. Халикова на территории Кремля был накоплен большой вещевой материал, содержащий, помимо гончарной керамики, достаточно хорошо датируемые предметы ХII-ХIII вв.: шиферные пряслица, железные наконечники стрел, сердоликовые бусы, стеклянные браслеты и пр. К сожалению, их количество оказалось недостаточным для широких выводов и заключений о времени возникновения Казани.

Широкомасштабные раскопки, проводившиеся в 1994-2000 гг. в связи с запланированными работами по благоустройству территории Кремля и реставрации его исторических памятников, позволили накопить большой археологический материал и на более солидной источниковой базе изучать ранние этапы истории средневековой Казани. Появились хорошо датируемые, порою уникальные вещи, относящиеся к периоду возникновения города.

В числе массовых находок из древнейшего слоя следует отметить красноглиняную гончарную посуду Х - начала XIII вв. Найдена также архаичная посуда, сделанная вручную, но, как правило, с подправкой на гончарном круге. Она имеет прямые аналогии среди кухонной посуды алано-булгарского населения Хазарского каганата. По мнению специалистов, наличие такой керамики в отложениях Кремля свидетельствует о существовании здесь булгарского поселения, по крайней мере, до начала XI столетия.

В древних отложениях Кремля обнаружено более двух десятков стеклянных и каменных бус, самые ранние из которых бытовали в VIII-Х вв., но опять же не позднее начала XI столетия. В коллекции женских украшений внимание привлекают медные подвески, браслеты, характерные для ювелирного производства местного финно-угорского населения IХ-Х вв. Интересна бронзовая с позолотой накладка на ремень конской сбруи, имеющая полные аналогии в материалах богатых женских погребений Венгрии IX - первой половины Х в.

Нумизматические находки в археологических коллекциях представлены лишь двумя экземплярами. За пределами древнейших стен, в нижней части склона Кремлевского холма был обнаружен обломок арабского дирхема. Чеканен он в г. Шаше (совр. Ташкент) при Исмаиле Ахмаде, правившем в Саманидском государстве в 892-907 гг. По мнению нумизматов, в слой древней Казани монета могла попасть в конце Х столетия.

Сенсационной находкой оказалась чешская монета, обнаруженная в районе Благовещенского собора Кремля. На лицевой ее стороне, вокруг креста, читается надпись VACLAV///СNIZ, на обратной стороне - РRAGА СIVITА, т.е. "князь Вацлав" и "город Прага". Монета чеканена в 929/930 г. в Праге от имени князя Вацлава (907? - 935?) - основателя Чешского государства. Она, по признанию нумизматов, пока единственная в мире самая ранняя чешская монета.

Прочие находки из древнейшего слоя Кремля - железные наконечники стрел, петля от колчана, детали от конской сбруи, фрагменты ближневосточной люстровой посуды, пряслица из овручского шифера, обломок стеклянного браслета киевского производства - бытовали в пределах Х (XII) - начала XIII вв.

Комплекс археологических находок подтверждает домонгольский возраст булгарского поселения на Кремлевском холме. Самые ранние из этих находок в совокупности с данными естественных наук (радиоуглеродный анализ угля, термолюминесцентный анализ керамики) дают основание датировать начало отложения слоя и время появления города концом Х - началом XI вв.

Сегодня благодаря археологическим исследованиям мы можем несколько приподнять завесу таинства над прошлым и увидеть, как зарождалась древняя Казань. Пришедшие сюда в конце Х в. булгары начали осваивать Кремлевский холм с северной мысовой оконечности, где и была построена крепость площадью около 6 гектаров. Городские укрепления в виде глубокого рва и высокого вала с деревянными стенами были построены на рубеже Х-ХI вв. Они пересекали Кремлевский холм с напольной стороны - с востока на запад южнее современного здания Благовещенского собора. Во второй половине XII столетия пожар частично уничтожил первоначальные укрепления. Возможно, это разрушение связано с военными столкновениями князей Владимиро-Суздальской Руси и Волжской Булгарии, соперничавших между собой за торговую гегемонию на Волжском пути. На месте разрушенных укреплений возводятся каменные стены с проездными воротами и подъемным мостом через ров.

Период с конца Х по XIII вв. знаменует собой сложение Казани как города. Определяются ее границы, осваивается территория в пределах укреплений, начинает формироваться обширный ремесленно-торговый посад за пределами оборонительных стен. Древняя Казань становится оплотом на северо-западной границе Волжской Булгарии, обеспечивая безопасность и стабильность торговли по Волге. Усиление роли города на важном торговом пути определило его дальнейшую историческую судьбу.

* * *

Золотоордынская эпоха оставила глубокий след в истории татарского народа. Наложила она свой отпечаток и на развитие городов, в том числе и Казани. В ходе монгольских завоеваний 1236 г. пострадало большое количество булгарских поселений. Казань, возможно, осталась в стороне. Однако, по утверждению некоторых историков, в 1278 г. она была взята войсками Менгу-Тимура и смоленского князя Федора Ростиславича и перенесла судьбу городов, захваченных монголами, - крепостные стены были частично разрушены. Город переживал тяжелые времена.

Возвышение Казани начинается во второй половине XIV в. В 1361 г. ордынский царевич Булат-Тимур совершил поход на город Болгар, взял его и попытался создать свой, независимый от Сарая улус. Скоро власть в Болгаре захватил местный князь Хасан. "Великий и знатный повелитель, помощник повелителей, эмир чтимый и победоносный" - так звучал его официальный титул.

Ордынский темник Мамай решил вернуть себе Булгарский улус, посадив там своего ставленника при помощи суздальского князя. Эмир Хасан вынужден был оставить Болгар, но во избежание в будущем острых конфликтов ему выделили обширные земли с центром в Казани. Так возникло новое княжество - Казанское. Жизнь в городе постепенно налаживается. Город Казань - столица княжества - начинает фигурировать на страницах русских летописей.

Между тем Болгар окончательно теряет свою былую мощь и значение политического центра булгарских земель в Закамье. Жители массами переселяются в безопасный север, где занимают земли на берегах Меши, Казанки, Вятки. Заметно увеличивается население в окрестностях Казани, которую называли в начале XV в. не иначе, как Новым Болгаром ("Булгар ал-Джадид"). Татарский историк XIX в. Ш. Марджани писал: "Из-за многочисленных смут и бед, обрушившихся на Булгарию, ее прежнее благополучие пошло на убыль, постепенно все это перешло на Казань, которая и стала наследницей былого величия булгар".

Центром города и в золотоордынский период оставалась крепость (арк, кирман) на Кремлевском холме, где и располагалась резиденция правителя. Она занимала ту же территорию, что и раньше: городские стены продолжали существовать без значительных изменений. Стены, кажется, не подвергались крупным разрушениям и перестройкам.

К началу XV в. относится возобновление каменного строительства. В слоях золотоордынского времени не так уж редки находки поливных плиток голубого и ультрамаринового цвета, которыми облицовывались стены каменных и кирпичных зданий.

Хозяйственный уклад жителей и в этот период был связан с традиционной для Казани торговлей. Благодаря изменению политической ситуации в регионе вследствие падения Болгара и активности самих купцов, Казань начинает приобретать статус центра международной торговли. Это находит подтверждение в большом количестве импорта из раскопок Казанского кремля. Среди находок встречаются привозная поливная керамика с полихромной росписью из городов Нижнего Поволжья и Средней Азии, обломки селадоновых чаш из Китая, джучидские монеты. Известны клады золотоордынских монет, обнаруженные еще в XIX столетии. Не случайно появление Казани на мировых картах, специально составленных для торговцев.

Этническая разнородность населения города находит свое отражение в многообразии верований ее жителей - мусульман, христиан, язычников. Веротерпимость, имеющая начало в Волго-Уральском регионе еще с хазарских времен, была залогом динамичного развития Казани.

Из небольшого пограничного городка, преимущественно с военно-торговыми функциями, Казань в период Золотой Орды превратилась в крупный региональный центр. К моменту появления здесь будущего основателя ханства ей, возможно, подчинялись уже и другие булгарские княжества. Сложившиеся обстоятельства сделали неизбежным превращение города в столицу нового государства, ставшего правопреемником Болгара и Сарая.

* * *

Одним из факторов, определивших возникновение Казанского ханства, было, несомненно, ослабление центральной власти Улуса Джучи из-за постоянных конфликтов между ее правителями вокруг ханского престола. В хозяйственной и политической жизни страны усиливается роль отдельных регионов, открыто боровшихся за ордынское наследство. На огромных просторах Волго-Камья, на бывших землях Болгарского улуса Золотой Орды складывается новое государство, занявшее вскоре важное место в последующей истории Восточной Европы. В 1445 г., по словам русского летописца, "царь Мамотек (Махмутек, Махмуд), Улу-Магометов сын, взял город Казань, вотчича казанского князя Алибея (Галимбека) убил, а сам сел в Казани царствовати". Начался отсчет истории Казанского ханства, и было положено начало новой, джучидской династии правителей Казани. За относительно небольшой период существования государства - чуть более 100 лет - столичному городу суждено было увидеть двенадцать своих государей, некоторые из которых (Мухаммад-Амин, Сафа-Гирей, Шах-Али) оказывались на ханском троне по несколько раз.

Не только геополитическое положение Казани, но в первую очередь солидный экономический потенциал, накопленный еще в предшествующие периоды истории, способствовали ее быстрому возвышению.

Превращение Казани в столицу ханства определило пристальное внимание к ней современников. Облик красивого восточного города с устремленными в небо высокими минаретами мечетей возникает в описаниях русских летописцев, воспоминаниях участников штурма Казани 1552 года, Писцовых книгах второй половины XVI-начала XVII вв., записках иностранцев, побывавших в Казани, в отдельных оригинальных татарских документах и литературных сочинениях первой половины XVI столетия. Поэт Шариф Хаджи-Тархани писал о ней в 1550 г.:

В период ханства Казань занимала площадь около 70 гектаров без учета пригородных сел и слобод. Количество жителей приближалась к 15 тысячам. По средневековым меркам это был крупный город.

Северную часть Казанской крепости, укрепленную каменной оградой и башнями, занимал ханский двор. В нем находились дворец правителя, дворцовая мечеть, гостевой дом, казнохранилище, государственный архив и библиотека, усыпальницы ханов, дома для охраны и других слуг, конюшни и кладовые, мастерские придворных ремесленников. Некоторые из этих сооружений были открыты археологами. Среди них фундамент белокаменного сооружения в центральной части двора (не исключено, что здесь располагалась охрана и приемная для гостей). С западной стороны находилась Ханская мечеть, руинированные остатки которой уходят частично под пилоны башни Сююмбеки. Вероятно, ее образ нашел свое воплощение в облике самой башни, почитавшейся татарами всегда как Ханская мечеть.

Ханские мавзолеи были выявлены между башней Сююмбике и Введенской церковью. В них были найдено несколько погребений, в том числе два захоронения в деревянных гробах-табутах с богатым убранством из кожи, обитой серебряными накладками. На основе сравнительного анализа сведений исторических источников и данных антропологического изучения удалось установить, что одно из них принадлежит упоминавшемуся хану Махмуду (ум. 1467 г.), сыну хана Улуг Мухаммада, другое - хану Мухаммад-Амину (ум. 1518 г.), последнему правителю из династии Улуг-Мухаммада.

Легендарным зданием Казанской крепости, бесспорно, является мечеть Кул Шарифа. Она располагалась между Ханским двором и Тезицким рвом. В ходе археологических раскопок удалось обнаружить ее остатки в сквере между современным Благовещенским собором и зданием Министерства здравоохранения. Строительство всего комплекса этих зданий датируется концом XV - началом XVI вв.

Застройка татарской Казани и размещение улиц диктовалась рельефом местности. Центральной являлась улица, проходившая по гребню Кремлевского холма от Царевых ворот к Ханскому двору. Дома в городе стояли очень плотно: проехать "на конех бо невозможно, теснота во граде великая во хоромех". Наглядно это показывают раскопы: ширина улиц составляла не более 3,5-4 метров, а расстояние между археологически выявленными домами и хозяйственными постройками не превышает 4-5 метров.

Хозяйственная жизнь Казани и государства была тесно связана с торговлей и ремесленным производством. По наблюдениям одного из западноевропейских купцов и путешественников И. Барбаро, Казань - "это торговый город; оттуда вывозят громадное количество мехов, которые идут в Москву, в Польшу, в Персию и во Фландрию. Меха получают с севера и северо-востока, из областей Дзагатаев и из Мордовии". О значительности торговли свидетельствует западноевропейский и восточный импорт среди находок из раскопок, отдельные монеты и монетные клады. В 90-е гг. прошлого столетия в ходе раскопок на территории Кремля было обнаружено три клада с почти 3 тысячами древнерусских монет XV - середины XVI вв.

Немаловажное место в экономической жизни занимало также ремесленное производство. В городе жили металлурги, кузнецы, плотники, каменщики, кожевенники, ювелиры, гончары и другие ремесленники.

Высокоразвитая духовная культура ханской Казани основывалась на многовековых мусульманских традициях, закрепившихся в сознании многих народов Урало-Поволжья в период Волжской Булгарии и Золотой Орды. Она вбирала в себя богатую письменную культуру просвещенного исламского Востока. Это находило отражение в произведениях казанских поэтов и ученых-богословов, писателей. Наиболее ярким продолжением их наследия в Казанском ханстве стало творчество великого поэта Мухаммадьяра. Его поэзия проникнута высокими этическими мотивами, духом справедливости и патриотизма. В Казани жили и творили другие известные поэты и мыслители, в числе которых был и хан Мухаммад-Амин. Однако многое из их наследия, к великому сожалению, оказалось утраченным.

* * *

Вторая половина XVI-XVII вв. стали временем политического и социально-хозяйственного включения Среднего Поволжья в состав Российского государства. Казанское ханство проиграло борьбу за политическую гегемонию в Восточной Европе. Взятие столицы войсками царя Ивана Грозного 2 октября 1552 г. стало началом конца противостояния двух крупных государств того времени. Замирение (покорение) края, признание политического лидерства Москвы затянулось на десятилетия. Массовые народные движения, вошедшие в историю под названием "казанских" или "черемисских войн", хотя и держали царское правительство в напряжении до конца XVI столетия, но изменить ситуацию в корне оказались бессильны. Слом и разрушение феодальной системы бывшего Казанского ханства, утверждение новой власти и интеграция региона в состав Российского государства сопровождались административно-территориальными преобразованиями, созданием не имеющей аналогов в Московском государстве новой системы управления, вовлечением народов края в российскую фискальную систему и общественную иерархию, распространением официальной идеологии (православия) и поощрением новых ее приверженцев. Все эти меры были призваны нейтрализовать или ликвидировать естественные для завоеванной территории центробежные силы. Реализация планов царского правительства привела к тому, что Казанское Поволжье стало одним из основных районов, определявших многонациональный характер Российского государства, его этноклассовую и феодально-религиозную политику, социальную структуру. Оно сыграло существенную роль в развитии российских государственных институтов, увенчавшемся торжеством централизации и абсолютизма.

Присоединенная территория, официально продолжавшая до конца XVII в. именоваться "Казанским царством", "Казанской землей", "государством Казанским", "Казанью", была подчинена двум административным центрам - Казани и Свияжску. Тем самым четыре области бывшего ханства (Луговая, Арская, Побережная и Горная стороны) были разделены на два воеводства-уезда. Кардинального изменения традиционного территориального устройства при этом не произошло: Казанский уезд сохранил привычное деление на "даруги", а Свияжский - на "станы". Город Казань превратился в русский военно-административный центр. Значение его как военной крепости подчеркивалось в источниках до 20-х гг. XVII столетия.

Сложная обстановка в крае, его окраинное расположение и опасность вторжения извне привели к укреплению военно-политического присутствия промосковских сил и созданию новых опорных баз для царских войск. Возведение новых городов-крепостей сопровождалось формированием новых уездов. При этом некоторые из них (Чебоксары, Алатырь, Кокшайск, Царевококшайск, Царевосанчурск, Ядрин, Яранск, Уфа и др.) становились центрами самостоятельных уездов. Ряд пригородов Казани (Лаишев, Малмыж, Тетюши, Арск, Алаты, Оса, Уржум, Мензелинск, Шешминск, Заинск, Новошешминск, Тиинск и другие города Закамской черты), а также отдельные дворцовые села (Сарапул, Елабуга) стали центрами внутренних уездов в рамках Казанского уезда. Местную администрацию возглавили русские военачальники - воеводы, подотчетные первоначально, по всей видимости, Разрядному приказу, а затем специально учрежденному в Москве Приказу Казанского дворца. Данный центральный орган смещал и назначал воевод "с товарищи" в уездные центры, "голов" в пригорода и укрепленные дворцовые села, контролировал их деятельность.

Власть была сконцентрирована в руках "большого" воеводы, его "товарищами" были "меньшие" воеводы, число которых колебалось от пяти до одного и зависело от внутриполитической обстановки, величины поселения и его укреплений. В первое время в Казань и Свияжск направлялось одинаковое число административных лиц и больше, чем в другие пункты. Но вскоре значение Свияжска снизилось, число воевод в нем сократилось, а политическое значение казанских воевод возросло и стало первенствующим. Руководителями административного аппарата в регионе назначались имеющие думный чин боярина потомки старомосковской титулованной и нетитулованной знати (Гедиминовичей, Оболенских, Сабуровых, Кобылиных), князей СевероВосточной Руси (суздальских, ростовских, ярославских), представители служилых княжат (Стародубских, Воротынских, Бельских, Одоевских). Кроме именитого происхождения учитывались политический опыт претендентов и их личные качества. Кроме воевод и дьяков в уезды направлялись подчиненные воеводам приказчики, таможенники, стрелецкие головы и независимые от местных властей писцы, сыщики и другие должностные лица, часто выступавшие в качестве ревизоров или своеобразных следователей.

Основным органом местного управления являлась "приказная палата" или "съезжая изба", состоявшая в XVII в. из пяти столов: стрелецкого, разрядного, судного, хлебного и денежного. Во главе каждого стола стоял подьячий, подчинявшийся назначенным центральным ведомством дьякам (два-один). Под контролем приказной палаты действовал еще целый ряд учреждений: таможенная и житничная избы, кружечный, деловой, рыбный и земский дворы, тюрьма. Для управления нерусскими народами было создано специальное учреждение - Татарская судная изба. Надзор за местными жителями осуществляли головы, назначавшиеся из русских дворян и иногда из служилых татарских мурз. Им подчинялись сотники и десятники, позднее и старосты. Сложившаяся в Среднем Поволжье военная (воеводская) система в отличие от наместничьей формы управления, функционировавшей в то время в других регионах государства, оказалась более эффективной и в "бунташном" XVII в. была распространена на всю территорию России.

После учреждения в 1555 г. Казанской епархии во главе с архиепископом Гурием Казань становится центром второй ветви власти - духовной и в качестве центра церковного управления в Среднем Поволжье приобретает еще большее значение в системе государственного управления. Архиепископу были даны большие права: он осуществлял духовный и общий надзор за деятельностью воевод на месте, вмешивался в гражданское управление, в случае невозможности достижения взаимопонимания с представителями светской власти извещал об этом царское правительство. Основной целью миссии архиепископа было обращение в христианство язычников и мусульман. Необходимость осуществления новой властью христианизации вытекала из характерных для того времени представлений об интересах государства, о возможности полной социально-общественной интеграции нерусских народов в единое (русское) государство лишь при условии принятия ими христианского мировоззрения. Итогом миссионерской деятельности православной церкви стало образование особой прослойки служилых и ясачных "новокрещен" из нерусского населения. Часть казанских феодалов, приняв крещение, вошла в состав российского дворянства и растворилась в нем. Однако в целом политика христианизации ни во второй половине XVI в., ни в последующее время в мусульманской среде желаемой цели не достигала. Развитие взаимоотношений двух мировоззренческих систем, двух великих культур, столкнувшихся в Казанском Поволжье, способствовало их взаимовлиянию, зарождению и утверждению веротерпимости и взаимной толерантности.

Одной из главных задач царского правительства в крае стало решение вопроса поземельного устройства и создание мощного слоя русского населения. Бывшие владения хана и оппозиционно настроенных татарских феодалов, а также оказавшиеся бесхозными из-за гибели и бегства владельцев земли составили фонд казенных (дворцовых) владений, раздававшихся в вотчины и поместья монастырям, русским служилым и торговым людям, сосланным в край опальным представителям феодальной аристократии, части коренного населения, выразившей желание нести службу новой власти. В течение второй половины XVI столетия в Казанском крае сформировалась система русского феодального землевладения. Преобладающей формой землевладения в Среднем Поволжье к началу XVII в. становится земельная собственность на поместном праве. Служилое сословие состояло из русских дворян и нерусских служилых людей. Нерусская часть служилого сословия была крайне неоднородной и включала в себя сохранивших привилегированное положение служилых мурз, служилых татар, служилых новокрещен и служилых иноземцев. На протяжении XVII в. число последних неуклонно росло. Подавляющее большинство служилых татар являлось приборными людьми, по социальному положению не отличавшимися от ясачных людей. Материальное обеспечение государством Церкви привело к сложению церковно-монастырского землевладения. Самыми крупными феодалами стали Дом митрополита, Свияжский Богородицкий и Казанский Спасо-Преображенский монастыри. Массивы земель, обрабатывавшихся ясачным населением, остались в их пользовании, произошла лишь смена верховного владельца, которым стало Российское государство.

Феодальная колонизация подкреплялась переселенческой политикой правительства. Прилив русского населения, начавшийся с взятием Казани, существенно усилился в 80-90-гг. XVI в. и до середины XVIII столетия оставался достаточно интенсивным. Это было не случайным: первое время переселенцам предоставлялась пятилетняя льгота от всех повинностей, что было выгодно и крестьянам, и их владельцам. Вольную же крестьянскую колонизацию осуществляли люди инициативные, стремившиеся добиться обеспеченного существования или доведенные до отчаяния феодальной эксплуатацией на прежнем месте жительства. Это был "беспокойный" элемент, часто неосознанно оппозиционно настроенный по отношению к существующим порядкам, и потому правительство закрывало глаза на его миграцию.

К концу XVII в. Казанский край стал неразрывной частью Российского государства. В полной мере затронули его социально-экономические и общественно-политические преобразования первой четверти XVIII в. Полицейские и фискальные потребности империи диктовали характер внутренней политики правительства. Курс на сближение различных групп и прослоек нерусского населения между собой и с тяглым населением центральных областей (1718-1724 гг.) завершился социальной унификацией и уничтожением нерусской феодальной верхушки. Общегосударственная кампания религиозного давления на иноверцев (язычников, мусульман и старообрядцев), особенно усилившаяся в 40-50-е гг., пришла в противоречие со стратегическими интересами империи на Востоке. Ради продвижения в этом направлении был налажен контакт с мусульманским духовенством и торговыми людьми из татар. Мулл стали привлекать к пропаганде ислама в "азиатских" областях. Пришло также понимание, что целостность полиэтнической империи во многом зависит от конфессиональной стабильности в стране. Либерализация отношения к иноверцам повлекла за собой прекращение деятельности в регионе, основанной в Казани Новокрещенской конторы (1731 г.) и возведение двух каменных мечетей в городе (1767 г.). Усиление экономического и религиозного гнета вызывало миграцию населения из районов Среднего Поволжья в Приуралье, заставляло осваивать восточные и юговосточные области страны. Объективными результатами внутренней политики правительства стали ослабление социальнополитической напряженности в Среднем Поволжье, укрепление позиций татарского торгового капитала и признание социального статуса татарского купечества, подготовка почвы и условий для интенсивного проникновения России в Казахстан и Среднюю Азию.

* * *

Казань, ставшая опорным пунктом царских войск, была заселена выходцами из центральных и северо-западных областей России. Существенную их часть составляли служилые люди, многие из которых лишь отбывали годичный срок положенной службы. Торгово-ремесленный люд и крестьяне, перемещенные в город по правительственным распоряжениям, обосновывались в слободах посада более прочно. Состав населения стал стабилизироваться не ранее конца 60-х гг., но его численность была непостоянной. Свою лепту в демографическую ситуацию вносили и вспышки восстаний коренного населения, и побеги, и моровые поветрия. Особенно катастрофическими оказались последствия эпидемий 1569 г. и 1654-1657 гг. Лояльным представителям татар было разрешено поселиться в специальной слободе вне укрепленного посада, получившей название "Татарская".

Город оставался крупнейшим населенным пунктом не только Среднего Поволжья, но и всей России. По подсчетам Н. Ф. Калинина, площадь его в середине XVI в. составляла 1103583 кв. м. Число дворов на посаде к 20-м гг. следующего столетия достигло 2409, тогда как, например, в Великом Новгороде в 1579 г. числилось лишь 283 двора. Численность населения к концу XVI в. составляла примерно 16 тысяч человек, в том числе шесть тысяч - в Татарской слободе.

Облик Казани менялся и приобретал своеобразные черты. Посетивший ее в 1558 г. английский купец и дипломат А. Дженкинсон отметил: "Казань - прекрасный город, построенный по русскому и татарскому образцу, с крепким замком, стоящим на высоком холме. Замок был обнесен земляным валом с деревянными укреплениями, но русский царь приказал теперь снести старые стены и выстроить новые из белого камня". К моменту писцового описания 1565-1568 гг. каменная стена вокруг кремля длиной 30 метров со стороны р. Казанки и 60 метров со стороны посада, действительно, была возведена. Строили ее псковские каменщики под руководством мастеров Постника Яковлева и Ивана Ширяя "с товарищи". Остальная часть городской стены оставалась деревянной.

Наряду с укреплением крепостных сооружений строились христианские храмы. Мусульманские культовые сооружения вслед за прежним населением были "вытеснены" на окраину. Подвергшиеся серьезным разрушениям ханский дворец и ряд мечетей на территории Кремля использовались или в качестве складов оружия, или как источник строительного материала, или были предоставлены времени. Остатки развалин ханского дворца, по свидетельству К.Фукса, были разобраны лишь в 1807 г. К концу XVI в. в Казани действовало более 20 церквей и ряд монастырей, в их числе Благовещенский собор, Спасо-Преображенский, Зилантовский и Богородицкий женский, Иоанно-Предтеченский, Федоровский монастыри. Мечети Татарской слободы приблизились к посаду.

Свои коррективы в состояние города с неизменным постоянством вносили пожары. В источниках зафиксированы два опустошительных пожара в XVI в. (1579 г. и 1595 г.) и два в XVII столетии (1672 г. и 1694 г.). Город после них перестраивался и улучшался. Так, по описанию воеводы стольника Н.А.Кудрявцева, в 1702 г. каменная часть кремлевской стены достигла 1549 метров. Высота стены превышала 8,5 метра, ширина - 4,25 метра. На ней стояло 12 башен, девять из них были проезжими и имелись еще одни проезжие ворота. На деревянной городской стене протяженностью 2560 метров вовышалось 13 башен, из которых шесть да еще одни ворота были проезжими. По указанию губернатора А. П. Волынского в 1729 г. по ветхости деревянные стены были снесены.

Ощутимый урон городу огонь нанес и в XVIII в. (в 1742, 1749, 1757, 1774 гг.). Однако до 70-х гг. этого столетия главные черты Казани все же оставались неизменными. Возрождаясь из пепла пожарищ, она вновь принимала вид близкий к тому, что сложился в XVI в. Своеобразие города покоряло побывавших в нем. Екатерина II, посетившая Казань в 1767 г., в письме сенатору А.В.Олсуфьеву писала: "Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь - лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства". Императрица была поражена и этническим многообразием региона, о чем свидетельствует ее письмо Вольтеру. Волею судеб Екатерине II довелось определить, какой быть Казани после сожжения ее Е.И.Пугачевым. Город был отстроен по утвержденному ею плану и вступил в XIX в. заметно преображенным: центр и главные улицы Казани украсили здания, построенные из кирпича.

Казань была и осталась торгово-ремесленным центром края и сыграла большую роль как в процессе формирования всероссийского рынка, так и в установлении в XVII-XVIII вв. торговых связей России с восточными странами. Она занимала одну из ключевых позиций на важнейшей торговой артерии - Волжско-Камской магистрали и представляла собой узел, распределявший поток товаров в признанные торговые центры России - Вологду, Москву, Великий Устюг, Архангельск, Холмогоры, Мангазею, Нижний Новгород, Рыбинск и Астрахань. Казань поставляла на внутренний и внешний рынки хлеб и рогатый скот, сало топленое и пух, воск и мед, пушнину и рыбу, соль и коней, ювелирные изделия и ремесленную продукцию (кожу, свечи, мыло, кустарные и железные изделия).

Город издавна привлекал мусульманских купцов как связующее звено с Русью и европейскими державами. Однако вследствие известных социально-политических потрясений середины XVI в. и начала XVII в. торговые контакты были сведены к нулю и возобновились лишь в 80-е гг. XVII столетия после того, как татары были допущены к занятиям торговлей. В конце XVIII столетия в Казани уже было 595 татарских и 676 русских купцов. Казань долгое время оставалась конечным пунктом, разрешенным мусульманским купцам для пребывания и осуществления торговых операций. Несмотря на ограничения и запреты царского правительства, купцы из татар наладили торговые связи с мусульманскими странами Востока не только в южнокаспийском (астраханском), но и восточном (оренбургском) направлениях. С Востока в Россию шли шелк, пряности, чай, фрукты, фарфор, китайка, бумажный бухарский и прочий товар. А российские купцы возили различную кожу, кумач, сукно и многое другое.

В XVIII в. Казань превратилась в важнейший центр хлебной торговли. В год губерния давала до 5 млн. пудов товарного хлеба, поступавшего на рынки Петербурга, Рыбинска, Астрахани, Черкасска и Таганрога.

Казанские купцы отдавали предпочтение оптовой торговле, их манили дальние маршруты и широта торговых связей. Они были постоянными участниками и Архангелогородской, и Макарьевской, и Ирбитской ярмарок. В самом городе основным центральным пунктом торговли был Гостиный двор. О его значении свидетельствует тот факт, что император Павел I, вместе с великими князьями Александром и Константином Павловичами побывавший в Казани в 1798 г., на постройку сгоревшего двора выделил ссуду в размере 200 тысяч рублей. Наиболее богатые купцы соединяли широкую торговлю с производственной деятельностью и благотворительностью.

Однако в XVI-XVII вв. торговля в регионе была гораздо более развита, чем ремесла и промышленность. Основными занятиями населения, как сельского, так и городского, оставались хлебопашество, домашнее скотоводство, рыболовство, бортничество, огородничество и различные промыслы. Небольшие мелкотоварные предприятия по производству кож (особенно юфти), мыла, гончарных и ювелирных изделий, солода, пива, по обработке древесины ("пильные мельницы") и прочие, функционировавшие в крае с XVII столетия, изменить ситуацию не могли.

Известный прогресс в экономической сфере в XVIII в. явился результатом петровских реформ. Умножилось число кожевенных, мыловаренных, кирпичных, солодовенных, крупяных, зерносушильных, салотопенных, пивоваренных и иных "заводов". В Казани стали действовать три крупные крепостнические мануфактуры: адмиралтейство (1718 г.), "шерстяной завод" или суконная фабрика и кожевенный "завод" (1722 г.). За время своего существования (до 1827 г.) адмиралтейство построило 342 судна, в том числе 7 бомбардирских кораблей, 12 фрегатов, 2 бригантины, 5 бригов, множество транспортных и мелких судов для Каспийского флота. Оно отправляло также дубовый, вязовый, ясеневый и сосновый лес в Петербург. Суконная фабрика была призвана удовлетворять спрос армии на сукно. Неудовлетворительное состояние дел на этом казенном предприятии, выявившееся во время посещения ее Петром I, стало причиной ее передачи купцу И.Михляеву (1724 г.). Впоследствии благодарный купец увековечил свое имя возведением прекрасного Петропавловского собора в память о посещении императором Казани.

Торгово-промышленное значение Казанского края и Казани и то влияние, которое она приобрела на восточные области государства, было замечено и закреплено Петром I при учреждении губерний. В 1708 г. Казань стала центром самой обширной из них. В числе четырех провинций, на которые губерния была разделена в 1709 г. (а с 1725 г. и в числе шести - Казанской, Свияжской, Пензенской, Уфимской, Вятской и Соликамской), Казанская считалась провинцией высшего разряда, все другие - приписанными к ней. И даже после неоднократных сокращений ее территории (из ее состава вышли Астраханская, Нижегородская, Симбирская, Саратовская, Оренбургская губернии, части Вятской, Пермской, Тамбовской, Пензенской, Костромской, Владимирской, Самарской губерний), она не утратила ведущие позиции. Казанский губернатор оставался своеобразным куратором юго-восточных областей России. Статус его не поколебали и областная реформа 1775 г., по которой были ликвидированы провинции, и объединение губерний в наместничества в 1781 г., и переименование последних в губернии в 1792 г. Территория Казанской губернии, состоявшей из 13 уездов, окончательно устоялась и уже не менялась до XX в., лишь число уездов после выведения Арска из штата в 1802 г. сократилось до 12. В XIX в. значение города как административного центра еще более возросло. Он стал центром учебного (1805 г.), военного (1826 г.) округов.

Оживление и изменения в социально-экономическом развитии в XVIII столетии привели к подъему культурной жизни в регионе. Конечно, культура в тот период не могла претендовать на самостоятельное место в жизни общества. Однако зарождение той среды, которая будет определять лик Казани как центра образования, просвещения и науки в последующем, произошло именно в эту эпоху. Отсчет формирования этой среды следует вести с создания школ. "Цифирная" школа при Адмиралтействе (1718 г.) для обучения детей дьяков, духовенства и других чинов (кроме дворянства и крестьян) была нацелена на передачу профессиональных знаний, на ознакомление с основами математики. Славяно-латинская школа для детей духовенства при Федоровском монастыре (1723 г.) должна была готовить грамотных священников. Со временем эта школа превратилась в фундаментальное учебное заведение - Духовную академию (1797 г.). Открыты были духовные училища в Цивильске, Царевококшайске, Елабуге (1735 г.). Казань стала первым провинциальным городом, в котором была открыта (1759 г.) гимназия для обучения детей "дворян и разночинцев". Гимназия действовала под патронажем Московского университета, разработавшего для нее Устав и направившего преподавателей. Наряду с арифметикой и геометрией, рисованием, танцами, фехтованием, латинским, французским, немецким языками, в ней с 1769 г. стали преподавать и татарский язык. Это обстоятельство сыграло заметную роль в культурном сближении народов края. Целый ряд воспитанников Первой Казанской гимназии (Г.Р.Державин, С.Т.Аксаков, братья Панаевы, И.М.Симонов, А.М.Бутлеров, Н.И.Лобачевский и др.) составил гордость и славу российской науки и культуры. С 1786 г. в Казани было открыто Главное Народное училище. Все эти учебные заведения подготовили базу для открытия в 1804 г. Казанского университета - третьего в России.

В первой половине XIX в. Казань превратилась в крупный научный и культурный центр на восточной окраине европейской части России. Мировую известность городу и Казанскому университету принесла деятельность плеяды ее воспитанников: академиков Перевощиковых, астронома И.М.Симонова, математика, ректора Н.И.Лобачевского, писателя С.Т.Аксакова, химиков Н.Н.Зинина и А.М.Бутлерова и многих других. Немеркнущую его славу составляет деятельность ученых-востоковедов Х.Д.Френа, О.М.Ковалевского, В.П.Васильева, И.Н.Березина, А.К.Казем-бека и других.

Татарское население региона и города обучалось в конфессиональных школах начального (мектеб) и среднего (медресе) типа, содержавшихся на средства или родителей, или купцов-меценатов. Во второй половине XVIII столетия в Казани большую известность получили Апанаевское, Ахундовское (1771 г.) и Амирхановское (1780 г.) медресе. Несмотря на религиозный в целом характер обучения, учащиеся получали определенные сведения и по светским дисциплинам: математике, истории, логике, географии, риторике. Преподавались арабский и персидский языки. Заметными событиями в культурной жизни татарских слобод (в 1750 г. была основана Новая Татарская слобода) стали появление в 1778 г. первой печатной татарской азбуки С.Хальфина (правда, большая часть тиража была распределена между всеми пограничными губернскими управлениями для передачи переводчикам и в школы Астрахани и Уфы), создание в 1800 г. так называемой Азиатской типографии. За 1801-1829 гг. в ней было опубликовано 93 книги, общий тираж которых составил 280 тысяч экземпляров. В большинстве татарских школ края до начала ХХ в. применялись букварь Муртазы Симани и разработка Юнуса Ыруви по математике.

Правительственная линия на распространение христианства привела к открытию школ миссионерского толка для детей нерусских народов. Во второй половине столетия в Казани функционировала новокрещенская школа, готовившая священников для нерусских приходов.

Русская городская культура, по справедливому замечанию известного этнографа Н. И. Воробьева, становилась привлекательной для наиболее передовой части татарского общества. Постепенно приходило понимание того, что приобщение к западноевропейской цивилизации в данных условиях возможно прежде всего через русскую культуру. Взаимодействие различных культур в регионе шло постоянно, незаметно и зримо. В процессе бытовых контактов, обеспечения охраны и безопасности границ государства, колонизации новых земель, в ходе производственной и торгово-предпринимательской деятельности и даже в моменты идеологического нажима формировалась своеобразная культурная среда всего Поволжского региона, приходили взаимопонимание и взаимоуважение между народами края.

А.И.Герцен, побывавший в Казани по пути в ссылку в Пермь в 1835 г., весьма точно уловил характер, суть и значение Казани. В своем произведении "Письмо из провинции" он писал: "Казань некоторым образом главное место, средоточие губерний, прилегающих к ней с юга и востока: она получают через нее просвещение, обычаи и моды. Вообще значение Казани велико: это место встречи и свидания двух миров. И потому в ней два начала: западное и восточное, и вы их встретите на каждом перекрестке; здесь они от беспрерывного действия друг на друга сжались, сдружились, начали составлять нечто самобытное по характеру. Далее на восток слабее начало европейское, далее на запад мертвеет восточное начало. Ежели назначено, как провидел великий Петр, перенести Запад в Азию и ознакомить Европу с Востоком, то нет сомнения, что Казань - главный караван-сарай на пути идей европейских в Азию и характера азиатского в Европу…".

* * *

Вовлечение народов Казанского края в интеграционный процесс имело необратимый характер. В годы "смутного времени" Казанская земля первой выступила на защиту Отечества. Поволжское ополчение героически отражало натиск интервентов в годы Северной войны 1700-1721 гг. и Отечественной войны 1812 г. Общественным фактом является участие народов края в выступлениях под предводительством С.Разина и Е.Пугачева. Сопричастность и соучастие в важнейших исторических событиях XVII-XIX вв. составили характерную черту исторического развития региона как органической части Российского государства.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'