АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

Зайцев А.Д. Петр Иванович Бартенев и журнал "Русскiй архивъ"


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 6 (2003 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Зайцев А.Д. Петр Иванович Бартенев и журнал "Русскпй архивъ". М.: АО "Московские учебники и Картолитография", 2001. - 280 с. - 2000 экз.


Андрей Дмитриевич Зайцев (1950 - 1997) принадлежал к тому поколению отечественных историков-архивистов, которое, кажется, еще совсем недавно было поколением молодых, начинающих ученых. Время бежит быстро, и сегодня многие из тех, кто когда-то вместе с ним только вступал в науку, имеют собственных учеников. Но Андрея Дмитриевича уже нет с нами. Он ушел из жизни трагически рано, оставшись в памяти сокурсников по Историко-архивному институту, товарищей по работе в РГАЛИ, Большой российской энциклопедии и, конечно, коллег-историков, многие из которых познакомились с ним, когда задумывались и готовились первые тома энциклопедии "Отечественная история с древнейших времен до 1917 года".

Все, знавшие А.Д. Зайцева, находились под обаянием той "редкой человеческой притягательности", о которой пишет в предисловии к рецензируемой книге его учитель, С.О. Шмидт, стараниями которого она и увидела свет. К сожалению, память об ушедшем человеке исчезает по мере ухода из жизни тех, кто был с ним знаком. Но память об ученом сохраняется благодаря его опубликованным трудам, вкладу в науку. Однако и это не вполне точно. О множестве историков прошлых поколений, чьи труды не потеряли научного значения, сохранились лишь обрывочные сведения, что подчас ведет к механическому и потребительскому отношению к их наследию, не учитывающему обстоятельств их жизни и научной деятельности, а значит, не позволяющему по-настоящему понять и их работы. В этом смысле необходимо воздать должное издателям сборника трудов А.Д. Зайцева, сделавшим поистине важное и благородное дело - увековечив этой книгой его память и дав возможность будущим поколениям историков, которые, несомненно, будут обращаться к его работам, глубже проникнуть в написанное им. Это особенно важно еще и потому, что сам Зайцев также посвятил себя воссозданию памяти своего предшественника - Петра Ивановича Бартенева, и, значит, его книга с фотографией автора, чертами немного напоминающего помещенный тут же портрет его героя, как бы устанавливает незримую, но вполне осязаемую связь поколений историков, которую столь необходимо ощущать всякому, кто занимается историческими исследованиями.

Тема научных занятий А.Д. Зайцева была такова, что ему не было нужды доказывать ее "актуальность" и "научную значимость". Напротив, можно не сомневаться, что многие ему по-хорошему завидовали. Не будет преувеличением сказать, что для историков России, особенно в области истории дореволюционного периода и потому на протяжении всей своей научной жизни постоянно обращающихся к публикациям "Русского архива", фигура Бартенева едва ли не культовая. Сегодня кажется совершенно невероятным, чтобы человек в течение полувека издавал один и тот же журнал, сумел так много написать, опубликовать, открыть множество неизвестных источников. И хотя Бартенев не был автором каких-то значительных исследований, его вклад в развитие отечественной исторической науки, исторической журналистики и археографии невозможно переоценить. Однако понять феномен Бартенева стало возможным лишь благодаря монографии Зайцева, впервые попытавшегося воссоздать не просто биографию этого незаурядного человека, но и его многогранную личность во всем разнообразии интересов, взглядов, научных и литературных связей. Но как для самого Бартенева главным делом жизни было издание "Русского архива", так и в книге Зайцева, по сути, два героя - издатель и его детище. И в этом, прежде всего, научное значение книги. Перед нами не просто "жизнь замечательного человека", не только научная биография, написанная по всем правилам этого жанра и дополненная историей важнейшего русского дореволюционного исторического журнала, но глубокое и тщательное источниковедческое и историографическое исследование.

Историка, архивиста и источниковеда Зайцева интересовали в первую очередь отношение Бартенева к истории, принципы отбора им документов для публикации, его археографические приемы. И это делает знакомство с книгой обязательным для всякого, кто работает с изданными в "Русском архиве" материалами, поскольку адекватное их использование в качестве источника оказывается невозможным без учета реконструированных Зайцевым особенностей издательской деятельности Бартенева. Автор прослеживает, как менялись взгляды героя на историю в ходе эволюции его общественно-политических воззрений и как это отражалось на содержании "Русского архива", как добывались и отбирались материалы для публикации, как постепенно складывались принципы и приемы эдиционной практики. В этом смысле существенным дополнением к монографии о Бартеневе служат включенные в рецензируемое издание отдельные статьи Зайцева о "Русском архиве", и, в частности небольшая работа "Цензурно-редакторские изменения текстов на страницах "Русского архива"". В заключении к ней автор по итогам изучения архивных документов приходит к важному источниковедческому выводу о том, что "степень надежности использования источников официального происхождения, опубликованных в "Русском архиве"... значительно выше, чем мемуарных и эпистолярных источников, зачастую проходивших через несколько рук при подготовке к печати и в опубликованном виде значительно отличавшихся от автографов" (С. 132). В наши дни, когда перепечатка именно мемуарных и эпистолярных публикаций "Русского архива" стала едва ли не массовой, это наблюдение Зайцева приобретает особый смысл, ставя перед нынешним поколением исследователей грандиозную по своему объему и значению задачу реконструкции оригинальных текстов этих важнейших источников.

Читая и перечитывая написанное Зайцевым о Бартеневе и "Русском архиве", нельзя не почувствовать родства душ автора и его героя. Для человека, имевшего за плечами многолетний опыт практической архивной работы, особый смысл приобретали слова о том, что "служба в архиве способствовала развитию у Бартенева навыков архивно-изыскательской работы, вкуса к документам (выделено мной. - А.К.) и исследовательского чутья в их поиске - счастливого и не слишком распространенного среди историков качества!" (С. 32). Именно сочетание "вкуса к документам", которым, несомненно, обладал сам Зайцев, с тем, что, как отмечает С.О. Шмидт, он был "редактор по призванию", и позволило ему блестяще справиться с поставленной задачей воссоздания образа, жизни и деятельности его предшественника.

Если бы издатели рецензируемой книги ограничились лишь перепечаткой монографии Зайцева о Бартеневе, впервые вышедшей в 1989 г. и давно ставшей библиографической редкостью, то уже этим сделали бы важное и полезное дело. Однако данная книга, как уже упоминалось, включает и ряд статей автора, опубликованных в разные годы, причем, как правило, в малотиражных и, следовательно, почти недоступных теперь изданиях. Объединенные под одной обложкой, эти работы, конечно же, создают более целостное представление о вкладе в науку и исследовательском потенциале рано ушедшего из жизни талантливого исследователя. Так, по-прежнему актуально и современно читается его лаконично точная, написанная более 20 лет назад заметка "К вопросу о содержании понятия "общественная мысль"", демонстрирующая широту интересов и научного видения Зайцева. Со свойственной подлинному ученому глубиной он обращается в ней к проблеме адекватности понятийного аппарата современной исторической науки, приходя к выводу, что "понятие "общественная мысль" остается крайне неопределенной научной категорией, границы которой бесследно растворяются при соприкосновении с другими родственными (и не только) категориями" (С. 218). Точным и важным представляется наблюдение Зайцева о том, что, "как правило, понятие "общественная мысль" употребляется применительно к истории именно "передовой общественной мысли"" (С. 219). По сути, в этой короткой заметке в сжатом виде изложена важная научная проблема и намечены пути ее решения, к сожалению, оставшиеся нереализованными самим автором.

Расширяя наши представления о Зайцеве-ученом и увековечивая его память, издатели рецензируемой книги, думается, продемонстрировали пример бережного и уважительного отношения к памяти коллег по науке.

А.Б. КАМЕНСКИЙ

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'