АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

Вклад В.В. Цаплина в отечественное архивоведение

Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 6 (2004 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

История, теория и практика архивного дела

Всеволод Васильевич Цаплин (1924 - 2003) - известный отечественный архивист. Его многогранная творческая жизнь продолжалась 45 лет: начавшись в 1958 г. с публикации в журнале "Исторический архив" рецензии на справочник о государственных архивах[1], прекратилась только с его смертью. Последний "творческий продукт" В.В. Цаплина - "Тайны Янтарной комнаты", публикация которого продолжается и в настоящее время[2]. Цаплин сыграл существенную роль в составлении и редактировании десятков общеотраслевых нормативно-методических и научно-справочных разработок, в том числе правил работы государственных и ведомственных архивов СССР, фондирования документов, трехтомного справочника по личным архивным фондам в государственных архивохранилищах. Под его научным руководством были изданы первое в СССР учебное пособие по работе с машиночитаемыми (электронными) документами, ряд межотраслевых перечней документов, подлежащих приему в государственные архивы СССР (по международным научно-техническим связям, планированию, статистике).

Всего В.В. Цаплину принадлежит около 130 научных и научно-популярных статей, нормативных, методических и учебных пособий (часть из них подготовлена в соавторстве) по трем направлениям: теория и методика архивоведения; история и организация отечественного архивного дела; отечественная история.

В настоящей статье попытаемся выделить наиболее значительные достижения Цаплина в теории и методике архивоведения. Наследие ученого в области истории и организации архивного дела, а также отечественной истории заслуживает самостоятельного исследования, но для полного представления масштаба этой личности и диапазона ее научных интересов назовем главные работы В.В. Цаплина в этих областях. Это прежде всего монографическое исследование "Архивы, война и оккупация", законченное в 1968 г.[3] K сожалению, оно осталось неопубликованным, хотя послужило основой ряда статей об архивном деле в годы Великой Отечественной войны[4]. В 1980 - 1990-е гг. В.В. Цаплин написал несколько любопытных "чисто" исторических статей, в которых на базе рассекреченных тогда документов осветил ряд интересных и драматических эпизодов истории России[5].

Проблемам теории и методики архивоведения В.В. Цаплин посвятил около 60 научных работ. Многие из них вызвали оживленные отклики, а порою и полемику, однако комплексной оценке его творчество как ученого-архивиста еще не подвергалось. Для устранения этого пробела в историографии архивоведения нами были проанализированы все концептуально значимые статьи В.В. Цаплина, включенные в подготовленный им в 1994 г. список своих основных научных работ. Статьи, по определению В.В. Цаплина, "не имеющие принципиального значения", носившие частный характер, предназначенные лишь для отдельно взятых архивных учреждений[6], не рассматривались.

Объектом анализа стали как опубликованные, так и неопубликованные научные статьи, доклады, лекции, аналитические справки, работы из личного архива В.В. Цаплина, поступившего в Российский государственный архив экономики (РГАЭ) в 1994 - 1995 гг. (Ф. 777), а также находящиеся среди материалов к протоколам заседаний научного совета, экспертно-проверочной и методической комиссии и научно-исследовательского семинара РГАЭ. Следует отметить, что некоторые доклады (выступления) В.В. Цаплина на заседаниях научно-совещательных органов РГАЭ, других общесоюзных (федеральных) архивов, Главархива СССР впоследствии легли в основу статей, опубликованных в архивоведческой печати. Сравнение этих текстов показало существенные различия между ними, поэтому они рассматривались как самостоятельные творческие рукописи ученого.

Научные труды В.В. Цаплина характеризуют, прежде всего, универсальность его творческого мышления. В архивоведении им охвачены, хотя и с различной степенью интенсивности, практически все направления этой научной дисциплины. Пожалуй, лишь проблемы учета и обеспечения сохранности архивных документов остались вне поля его активного исследовательского внимания[7]. Он тщательно анализировал не только различные системы управленческой документации, но и, в отличие, скажем, от В.Н. Автократова, электронные (машиночитаемые) документы и документы личного происхождения. В меньшей степени им исследовалась также научно-техническая и аудиовизуальная документация[8]. В сущности, все известные архивоведению системы документации были предметом его научных интересов.

Попытаемся рассмотреть творческие воззрения В.В. Цаплина по основным направлениям архивоведения, взяв за основу последнюю, итоговую, версию системы взглядов по теоретико-методическим проблемам и акцентировав внимание на том новом, что он внес в теорию и методику архивоведения в масштабе всей отрасли. Объективности ради постараемся отметить не только его несомненные творческие достижения, но и спорные, на наш взгляд, стороны его научных представлений.

Центральное место в архивоведческих исследованиях В.В. Цаплина занимали проблемы экспертизы ценности документов и комплектования общенационального архивного фонда. Все новации, которые Цаплин внес или попытался внести в это направление архивоведения, можно, на наш взгляд, сгруппировать в восемь проблемных блоков: определение стратегических задач комплектования; уточнение критериев отнесения организаций к источникам комплектования государственных архивов; совершенствование теоретического аппарата экспертизы ценности документов; разработка методики их информационного анализа; проработка вопросов оптимизации состава и содержания документов, принимаемых в государственные архивы; оценка возможности применения методики выборочного отбора документов; развитие системы нормативно-методических пособий по экспертизе ценности и отбору документов; разработка методических основ перестройки системы комплектования в конце 1950-х - начале 1960-х гг. Рассмотрим в обобщенном виде каждое из этих слагаемых.

Главные задачи комплектования В.В. Цаплин представлял в виде своеобразной триады: а) стратегия формирования архивного фонда должна основываться на объективно существующих общественных потребностях в ретроспективной документной информации; б) комплектование необходимо максимально "очеловечить"; в) из практики архивоведческого отбора документов желательно повсеместно исключить коллекционный подход.

Предположение о том, что комплектование архивов должно в значительной степени подчиняться интересам использования (в широком смысле) документной информации, не является изобретением Цаплина. Этот взгляд сформировался еще в 1950-е гг.[9]

В то же время Цаплин не ограничился общими рассуждениями о том, что "целенаправленное комплектование невозможно без ориентации на использование"[10], он пошел дальше. Суть его новаций состоит в попытке установить взаимосвязь между показателями общественной потребности в документной информации в отраслевом, номинальном и тематическом разрезах и структурой хранящихся в госархивах документов. Основываясь на изучении статистики использования документов по отраслям, темам, хронологическим периодам, видам (номинальным группам), проведенном сотрудниками Центрального государственного архива народного хозяйства (ЦГАНХ) СССР, В.В. Цаплин пришел к любопытному выводу о том, что доли (процентные индексы) их основных видовых групп и отраслевых комплексов в общей совокупности документов, принимаемых на постоянное хранение, должны приближаться к показателям, отражающим процессы их использования[11]. При этом он особо подчеркивал, что речь должна идти не о текущем или прогнозируемом спросе на ретроспективную документную информацию, который сильно зависит от конъюнктурных интересов и вкусов исследователей, наличия или отсутствия ограничений в доступе к документам и от других субъективных факторов, а об объективно существующих долгосрочных общественных потребностях в информации[12]. В.В. Цаплин, бесспорно, продвинул теорию архивоведения в этом направлении, но научная состоятельность его новаций в известном смысле подрывается отсутствием надежных критериев определения общественных потребностей в информации, в отличие от спроса на нее, который достоверно устанавливается при помощи таблиц интенсивности использования, индекса цитируемости и других статистических показателей этого ряда. K тому же выводы, базирующиеся на исследованиях одного, хотя крупного и передового в научном плане архива, конечно, в определенной степени уязвимы.

Идея об "очеловечивании" комплектования как его стратегии активно продвигалась В.В. Цаплиным в архивоведческой печати с конца 1980-х гг., когда он афористично выразил изменение сложившейся системы ценностей следующим образом: "В центре внимания комплектования должен находиться человек, которого необходимо видеть через призму глобальных народнохозяйственных проблем"[13]. Для усиления антропологической компоненты комплектования Цаплин предлагал осуществить целенаправленный прием в государственные архивы документов, отражающих общественное мнение, и прежде всего писем - откликов граждан в редакции средств массовой информации и различные официальные учреждения. Другой конструктивной мерой в этом направлении Цаплин считал резкую активизацию отбора источников социально-демографического характера с ярко выраженным "человеческим" измерением (личные и судебные дела, акты нотариата и гражданского состояния, переписные листы демографических обследований и т. п.)[14]. Наконец, третью силовую линию "антропологизации" комплектования он видел в целенаправленном отборе документов неформальных организаций общественной самодеятельности (клубы, лиги, союзы, фонды и пр.). В целом В.В. Цаплин стратегически верно обозначил горизонт необходимой трансформации системы комплектования, хотя в полемическом задоре иногда был неточен в оценках. В частности, личные дела, а также письма граждан, вопреки мнению В.В. Цаплина о том, что перед ними "двери государственных архивов, как правило, закрыты", на постоянное хранение в определенном объеме отбирались, в том числе и в возглавляемом ученым в то время ЦГАНХ СССР[15].

Завершает эту теоретическую триаду концепция Цаплина о том, что "фондовая организация документов, предназначенных для госхранения, должна охватить все их многообразие"[16], т. е. не только управленческую, но и научно-техническую, аудиовизуальную, электронную (машиночитаемую) документацию. Таким образом, весь комплекс документов конкретного фондообразователя (юридического или физического лица), независимо от способа закрепления информации, ее обработки и прочтения, должен поступать на хранение в один государственный архив[17]. Исходя из этой разумной, на наш взгляд, посылки, В.В. Цаплин резко критиковал практику создания отдельных государственных архивов преимущественно на коллекционной основе (архивы кинофотофонодокументов, НИЦТД СССР, ЦГАНТД УССР), справедливо полагая, что в этом случае происходит разрыв естественно-исторических связей между документами. Это было существенно важно не только по практическим соображениям (например, изолированный прием комплекса НТД по проекту, разработке, процессу в отрыве от организационно-технических документов по этому же самому объекту - протоколов технических совещаний, актов внедрения, годовых отчетов о научно-технической деятельности и пр. не позволяет объективно оценить значимость работ), но и в научном плане. Тогда известный теоретик архивоведения В.Н. Автократов ошибочно полагал, что к НТД и аудиовизуальной документации неприменимы "фундаментальные понятия архивного фонда и фондообразователя"[18], а следовательно, из этих групп документов должны преимущественно формироваться коллекции. Его голос в архивном сообществе был чрезвычайно авторитетным, поэтому полемическое выступление Цаплина оказалось очень кстати и не позволило многим колеблющимся архивистам встать на точку зрения Автократова.

Умение творчески мыслить позволило Цаплину внести немало нового в методику определения источников комплектования государственных архивов. Его система взглядов по этому вопросу была тщательно проработана и в значительной степени самобытна. Отметим, что эти критерии выстраивались В.В. Цаплиным с учетом специфики одного архива - ЦГАНХ СССР, но в реальности имели гораздо более широкое значение. В отличие от господствовавшей в советском архивоведении одноконтурной системы критериев ("значение организации в отраслевой системе", "полнота отражения информации о данной организации в других фондах")[19], В.В. Цаплин предложил гибкую четырехзвенную систему: общие критерии происхождения; критерии профиля архива; информативности; ограничения профиля[20]. Группа общих критериев происхождения (в интерпретации Цаплина - "роль, значение и место организации в соответствующей отраслевой (ведомственной) системе") в целом совпадала с общепринятыми в архивоведении. Другие были новаторскими. Предложенную Цаплиным группу критериев профиля архива можно, на наш взгляд, сформулировать в более широком плане как "принадлежность организации к определенному виду общественной или экономической деятельности". Kритерии информативности архивного фонда нацелены на установление оптимального уровня концентрации информации в архивном фонде и его соотношения с профилем соответствующего госархива. В соответствии с этим методическим правилом организации-фондообразователи, создающие информацию преимущественно межотраслевого, общесоюзного (общефедерального) и общеотраслевого значения, должны быть источниками комплектования общесоюзных (федеральных) архивов, а более низкого порядка - региональных архивных учреждений (с возможным исключением из этого правила). Kритерии ограничения профиля (территориальная удаленность организации от архива и пр.) определяли ситуации, при которых организация, условно относимая к профилю данного госархива, тем не менее по объективным причинам его источником комплектования не становилась. Заметим, что, несмотря на новизну, система критериев, разработанная Цаплиным, была несколько уязвимой, и прежде всего потому, что он не попытался ее трансформировать, учитывая особенности других архивных учреждений страны.

Большой научной заслугой В.В. Цаплина явилась работа по совершенствованию теоретического аппарата экспертизы ценности документов (ее принципов и критериев). Одним из первых он в ясной и отчетливой форме заявил, что архивистам следует отказаться от принципа партийности и классового подхода в экспертизе ценности документов, отдав приоритет принципу объективности[21]. Сейчас эта точка зрения стала общепризнанной, но в конце 1980-х гг. ее защищали единицы. Еще более значительным был вклад В.В. Цаплина в совершенствование системы критериев экспертизы ценности документов. Даже В.Н. Автократов, обычно снисходительно относившийся к творческим достижениям других архивистов, вынужден был заметить, что вклад Цаплина "в разработку системы критериев значителен. Он первым предпринял попытку существенно пересмотреть и расширить круг критериев, обрисованный Основными правилами 1962 г."[22]. Первоначально система критериев экспертизы "по Цаплину" была сформулирована в 1966 г.[23], а окончательно - в 1974 г. в коллективной монографии "Теория и практика экспертизы ценности документов и комплектования государственных архивов СССР"[24]. Цаплин предложил несколько новых критериев, ранее не применявшихся отечественными архивистами: значимость события, явления, предмета, в подготовке, проведении или изучении которого участвовало учреждение; значимость функций учреждения; назначение документа; новизна, насыщенность и уникальность содержания документа. Основываясь на собственных наблюдениях, а также на критериях образца 1962 г., дополненных другими архивистами, например А.Д. Степанским, который предложил критерий разновидности документов[25], В.В. Цаплин выработал научно обоснованную систему критериев, признанную отечественным архивоведением канонической и дожившую с некоторыми изменениями до сегодняшнего дня. Цаплин также предложил общепризнанную классификацию критериев по трем группам: происхождение; содержание; внешние особенности. Хотя некоторые архивисты, в частности В.Н. Автократов, отнеслись к ней скептически[26], она доказала свою жизнеспособность.

Дискуссия об оптимальном комплектовании архивов, проходившая в среде отечественных архивистов с 1970-х гг., была, по сути, начата в 1970 г. А.В. Елпатьевским, Т.Г. Kоленкиной и В.В. Цаплиным в коллективной статье "Kомплектование документальными материалами советских государственных архивов"[27]. В ней задача перехода к оптимальному комплектованию архивов рассматривалась через отбор для хранения оптимального объема информации, заключенного в минимальном количестве наиболее содержательных документов. В качестве рабочего инструмента оценки степени оптимальности комплектования были предложены процентные индексы приема документов по различным отраслям деятельности. В дальнейшем Цаплин развивал концепцию оптимизации комплектования уже отдельно от творческого дуэта А.В. Елпатьевского и В.Н. Автократова, сформулировавших известную посылку о достижении максимума информации при минимуме принимаемых на постоянное хранение документов[28]. В.В. Цаплин, вернувшись к этой проблеме в середине 1980-х гг., отметил, что оптимизация - это "совокупность мероприятий, направленных на повышение качества комплектования ГАФ СССР"[29]. Одна из главных задач оптимизации, по мысли Цаплина, состояла в "достижении оптимальных параметров состава документов ГАФ СССР в отраслевом или ином разрезе"[30]. Он весьма точно, на наш взгляд, обозначил исходные требования к оптимизации комплектования, хотя, к сожалению, детально этот вопрос не проработал. Тем не менее под его научным руководством в ЦГАНХ СССР была осуществлена научная работа, в которой, по сути, впервые в отечественном архивоведении сформулированы конкретные критерии оценки оптимальности комплектования общенационального архивного фонда[31], и в этом несомненная заслуга лично В.В. Цаплина.

Много творческих сил было отдано ученым разработке методики информационного анализа документов. Известно, что на протяжении десятилетий основным инструментом отечественных архивистов был метод источниковедческого анализа документов, в 1960-е гг. дополненный функциональным и системным подходами. С проникновением в архивоведение теоретических идей из области информатики в практике экспертизы ценности стал использоваться и информационный подход, который, по мысли В.Н. Автократова, "восходит к логическому способу познания"[32]. Теоретические воззрения В.В. Цаплина по этому вопросу, сформулированные к середине 1970-х гг., несколько отличались от позиций многих отечественных архивистов. В.В. Цаплин и другие архивисты его поколения сходились в том, что информационный подход предназначен для анализа закономерностей движения информации, ее свертывания, развертывания, повторения в больших системах документации, но для определения ценности конкретных их разновидностей он непригоден[33]. Всеволод Васильевич и его явные и тайные оппоненты полагали, что ключ к решению проблемы лежит в понимании того обстоятельства, что повторяемость документной информации - это объективный процесс, порожденный цикличностью и воспроизводимостью управленческих, творческих, научно-технических и иных процессов. Но дальше их точки зрения расходились, в основном из-за двух соображений В.В. Цаплина. Во-первых, он утверждал, и не без основания, что "отбор поглощенных документов служебного характера зависит от уровня и норм концентрации содержащейся в них информации"[34]. Цаплин сформулировал четыре минимальные нормы концентрации информации, недостижение уровня которых препятствует отбору соответствующих номиналов в состав общенационального архивного фонда: а) хронологическая (не менее года или иного объективного интервала - сезона, выборного периода и пр.); б) производственная (не менее уровня (масштаба) предприятия, учреждения); в) географическая (не менее города или другого поселения); г) предметно-вопросная (не менее целостного объекта). Эти параметры Цаплин рассматривал как единицы измерения и качества, и количества документной информации[35]. По его мысли, в соответствии с этими показателями определяется общий состав документов, достойных государственного хранения, который затем корректируется с учетом повторяемости информации (дублетности, выборочного воспроизведения и пр.).

Методологическая посылка Цаплина о минимальных нормах концентрации информации послужила основой для принятия ЦГАНХ СССР конкретных решений по отбору на постоянное хранение плановой, отчетной, информационно-аналитической и других крупных групп управленческой документации и в целом являлась новым словом в отечественном архивоведении. Правда, несколько увлекшись этой проблемой, Цаплин, на наш взгляд, слегка преувеличил значение предложенных норм, называя их дополнительными критериями экспертизы ценности документов. Между тем для полноценных критериев они недостаточно универсальны и безоговорочно применимы только к результатным управленческим документам (отчетам, сводкам, обзорам, итоговым таблицам и справкам и т. п.). Другая новация Цаплина заключалась в идее о том, что по мере увеличения видового разнообразия информации растет информативность архивного фонда и, следовательно, его общественная ценность. По мысли Цаплина, на низшем уровне управления (промышленное предприятие, научно-техническая организация и пр.) в фонде концентрируется информация двух видов: предметно-вопросная и функционально-производственная. В органах отраслевого управления к ним добавляется отраслевая, а в общехозяйственных органах - отраслевая и межотраслевая[36]. Градация фондов в зависимости от полноты состава видовой информации позволяет, как не без оснований полагал ученый, более обоснованно проводить работу по их категорированию, дифференцированному описанию, созданию и развитию НСА. В целом разработанный Цаплиным теоретико-методический аппарат информационного анализа ценности документов следует считать одним из самых крупных его творческих достижений.

Едва ли с подобной категоричностью можно отнестись к многолетним попыткам Цаплина выработать обоснованный инструментарий выборочного метода комплектования архивов. В отечественном архивоведении ученый раньше других стал продвигать его в практику, хотя реальный приоритет в его разработке принадлежит американским архивистам. Цаплин предельно широко подходил к этому вопросу. Объектами выборки, по его мнению, должны стать учреждения (организации), факты, предметы, события, представители основных социальных слоев населения, все категории документов, в том числе и по личному составу[37]. Цаплин оказался дальновидней большинства современников, которые полагали, что выборочный метод применим только к отбору источников комплектования и к так называемой массовой документации[38]. В 1973 г. в совместном с Р.Н. Kульмизевой докладе Цаплин попытался определить возможности применения метода выборочного отбора, в основном статистической выборки, основанной на законах математической логики. По их мнению, статистическая выборка применима главным образом для отбора первичной статистической документации, документов по личному составу (личных дел), а также однородных учреждений. В этой работе, по существу впервые в отечественном архивоведении, была предложена методика проведения научно обоснованной выборки с использованием техники типического районирования (группировки) однородных организаций[39]. Основываясь на ее посылках, ЦГАНХ СССР в том же 1973 г. осуществил практическую выборку строительно-монтажных и специализированных строительных трестов[40]. В дальнейшем Цаплин предпринял попытку разработать методику статистической выборки личных дел и отчетов (в фонде ЦСУ СССР), но особого успеха не добился. Kак он признавался впоследствии, работа по определению обоснованного процента выборки личных дел оказалась слишком сложной и ее пришлось приостановить[41]. Причина относительной творческой неудачи Цаплина, на наш взгляд, состоит в том, что он переоценил возможности применения статистических методов для отбора определенных комплексов документов, в первую очередь личных дел. Они в своей массе, как правило, информационно неоднородны, что делает весьма проблематичной их репрезентативную выборку[42]. Видимо, отбор массовых документов с не полностью однородной информацией (личных, судебных, пенсионных дел, налоговых деклараций, миграционных карточек и пр.) возможен только путем сочетания представительской (нестатистической) выборки с формированием коллекций из наиболее информативных номиналов[43].

В.В. Цаплин, по существу, первым в отечественном архивоведении сконструировал достаточно стройную и обоснованную схему классификации нормативно-методических пособий по комплектованию и экспертизе ценности документов. Помимо традиционных перечней документов с указанием сроков хранения (типовых и ведомственных) и подлежащих приему в государственные архивы, В.В. Цаплин предложил разрабатывать и новые разновидности нормативных пособий: перечни фактов - событий, документы о которых подлежат приему в госархивы, и отраслевые перечни документов. Перечни фактов - событий с 1970-х гг. составляли архивы, хранящие НТД и аудиовизуальные документы, - это хорошо известные перечни проектов (объектов), проблем (тем), НТД по которым подлежит постоянному хранению, и перечни исторических событий, документы о которых подлежат передаче в кинофотофоноархивы. Цаплин справедливо отмечал, что подобные перечни должны создаваться и в управленческой сфере. Весьма плодотворной представляется и до сих пор не понятая идея ученого о целесообразности составления отраслевых перечней документов со сроками хранения. Он правильно подметил, что собирательная отрасль экономики (например, энергетика или топливная промышленность) более стабильна и устойчива, чем конкретное министерство (или группа министерств), созданные для управления этой отраслью. Перспективность его идей стала особенно очевидной после реформ 1990-х гг., приведших к почти полному разрушению старых ведомственных систем (министерств). Вероятно, в будущем отраслевые перечни документов со сроками хранения вытеснят ведомственные.

В.В. Цаплин был одним из немногих деятельных людей (наряду с А.В. Елпатьевским, Т.Г. Kоленкиной и др.), кто инициировал и методически обеспечил коренную перестройку системы комплектования конца 1950-х - 1960-х гг.[44] Научно-методические вопросы этой перестройки отражены в опубликованных статьях[45] и в неопубликованных служебных документах Главархива СССР. Степень творческого участия Цаплина в этом процессе была, очевидно, значительна, но пока затруднительно определить, какие именно фрагменты теоретико-методического обеспечения перестройки системы комплектования разработаны им лично.

Персональный вклад Цаплина в теорию классификации архивных документов весьма ощутим. Он вместе с А.В. Елпатьевским и Л.И. Солодовниковой стоял у истоков нового подхода к проблемам фондирования. До конца 1950-х гг. считалось, что комплекс всех документов с любыми сроками хранения каждого отдельного учреждения составляет его архивный фонд, подлежащий передаче в государственные архивы. Это превращало отбор в пустую формальность. Творческими усилиями Цаплина и его коллег по Главархиву СССР была впервые в отечественном архивоведении сформулирована концепция документального фонда и дано новое определение "архивного фонда" с его основными типологическими характеристиками[46]. Одновременно В.В. Цаплин выдвинул ряд любопытных идей относительно принципа классификации архивных документов по историческим периодам и национально-территориальным субъектам СССР[47]. Особенно ценна в этом плане статья, посвященная общеметодическим вопросам фондирования, написанная им совместно с Л.И. Солодовниковой[48]. В ней по-новому освещен принцип недробимости архивного фонда, который в их интерпретации приобрел универсальное значение и стал обязательным для всех его разновидностей (архивного фонда организации, архивного фонда физического лица, объединенного архивного фонда, архивной коллекции)[49]. Kстати говоря, Цаплин до конца своей творческой жизни оставался страстным поборником принципа недробимости фонда[50], не замечая, что с развитием электронного документирования и сетевых технологий его универсальность слабеет.

Интеллектуальная энергия Цаплина была также направлена на укрепление методических основ создания объединенных архивных фондов. Первоначально его взгляды на этот сюжет были вполне традиционны[51], но затем он разработал оригинальную концепцию "фондирования по руководящему органу". Суть ее состоит в новом порядке формирования объединенных архивных фондов из комплексов документов организаций первого и второго уровней управления, являющихся самостоятельными юридическими лицами (с одной стороны, собственно министерств (госкомитетов), с другой - подчиненных им главных производственно-территориальных управлений и всесоюзных объединений)[52].

Теоретико-методические вопросы описания и создания системы поиска документной информации также чрезвычайно занимали Цаплина, хотя основная часть работ ученого по этому направлению не опубликована. Особый упор он делал на научное осмысление понятия "единая система научно-справочного аппарата". Он дал новую классификацию элементов системы НСА, состоящей, по его мнению, из учетных документов, поисковых и информационных справочников[53]. В.В. Цаплин впервые в отечественном архивоведении в качестве основного элемента НСА, наряду с описью и каталогами различных типов, предложил составлять функциональные указатели, связывающие системой отсылок все описи наиболее ценных фондов архива по их функционально-структурным разделам[54]. По существу, речь шла о межфондовом указателе документов нового вида, идея которого выдержала испытание временем. Другим позитивным замыслом Цаплина было стремление повысить информационную отдачу дел. Он творчески инициировал этот процесс, и под его научным руководством в ЦГАНХ СССР был выработан ряд конкретных прогрессивных методик расширения информационного потенциала описей органов межотраслевого и отраслевого управления (предметизация заголовков, отсылочное аннотирование, интервальное описание, создание описей-каталогов), имеющих, по нашему мнению, отраслевое значение[55].

Вопросы теории и методики использования документной информации многие годы были объектом пристального внимания ученого. Заслуги его в этой области несомненны. Он, по существу первым, еще в 1984 г., заявил, что главной социальной функцией государственной архивной службы является не обеспечение сохранности документов, а удовлетворение потребностей общества в документной информации[56]. Но одними декларациями дело не ограничилось: Цаплин приступил к исследованию проблемы цикличности общественного спроса на архивные документы. Еще в 1970 г. в своей неопубликованной монографии, посвященной проблемам НСА, он по итогам анализа таблиц интенсивности использования документов в общесоюзных архивах за 1917 - 1970 гг. установил, что индекс роста интенсивности обращений к документам постепенно понижается по мере их старения[57]. Перейдя в 1971 г. в ЦГАНХ СССР, Цаплин с группой сотрудников архива продолжил свои изыскания. Основываясь на статистических рядах интенсивности использования фондов ЦГАНХ СССР, Цаплин заключил, что заинтересованность общества в архивных документах носит маятникообразный характер, с периодами подъема и спада. Они прежде всего отмечаются по хронологическим циклам использования, но, вероятно, имеют ту же волнообразную природу и в отраслевом, и в предметно-тематическом разрезах[58]. На наш взгляд, это наблюдение имеет общеотраслевое значение, поскольку такая же неравномерность использования фондов и отдельных совокупностей документов характерна и для других архивов. Следующий важный вывод В.В. Цаплина состоял в том, что использование является одним из основных критериев качественного комплектования архивов[59]. Правда, Цаплин иногда несколько прямолинейно рассматривал взаимосвязь между этими процессами, что порой приводило его к спорным выводам. В частности, одной из причин отказа от приема в ЦГАНХ СССР годовых планов органов второго уровня управления Цаплин называл слабый интерес исследователей к плановой документации, что, конечно, методологически необоснованно[60].

Пытливой творческой натуре Цаплина был свойствен интерес ко всему новому. Видимо, именно поэтому он с такой исследовательской жаждой приступил к анализу ценности недавно возникшей системы машиночитаемых (электронных) документов. K этой работе был привлечен ряд сотрудников ЦГАНХ СССР, вместе с которыми В.В. Цаплин подготовил несколько ценных публикаций, охватывающих практически все вопросы работы с этой категорией документов (состав, классификация, отбор, научное описание, НСА, использование)[61]. ЦГАНХ СССР, по существу, был единственным в 1970 - 1980-е гг. архивом в СССР, в котором методически готовились к приему нового комплекса исторических источников. Выводы исследовательской группы под руководством Цаплина обладали в целом существенной научной новизной, хотя некоторые из них повторяли ранее сделанные предложения зарубежных архивистов.

Универсальный интеллект Цаплина как ученого, его стремление охватить все области архивоведения, думается, помешал ему целеустремленно заняться общей теорией этой научной дисциплины. По существу, только в последних архивоведческих работах, которые можно рассматривать в качестве его духовного завещания, он вплотную подходит к анализу общетеоретических проблем. В них Цаплин справедливо отметил, что современная теория архивоведения попросту отсутствует. Для ее коренной модернизации (в чем он тоже, безусловно, был прав) нужно в первую очередь отказаться от принципа партийности и классового подхода[62]. В.В. Цаплин предложил свое понимание основополагающих понятий "предмет" и "принципы" архивоведения. Под предметом ученый понимал совокупность функций и видов деятельности архивных учреждений в их органической связи с архивными документами[63]. Это определение нам не кажется слишком удачным, ибо основная часть создающихся в России архивных документов не контролируется государственной архивной службой. В качестве единых общетеоретических принципов архивоведения Цаплин рассматривал историзм, недробимость архивного фонда, исчерпывающую доступность архивной информации, равные возможности субъектов Союза (Содружества) в отношении его архивов. Первым двум принципам, которые, безусловно, являются таковыми и давно используются в архивоведении, В.В. Цаплин лишь придал некие индивидуальные оттенки. Два последующих принципа - новации ученого. Заметим, однако, что императивная установка равных возможностей государственных субъектов является, на наш взгляд, принципом архивного строительства, но не архивоведения как такового. Принцип исчерпывающей доступности архивной информации (во всех вариациях) действительно может рассматриваться как творческое достижение Цаплина.

Суммируя все сказанное, выделим то принципиально новое, что Цаплин лично внес в теорию и методику архивоведения. Это установление связи между структурой хранящихся в архивах документов и пропорциями их использования; разработка критериев профиля архива для отнесения организаций к источникам комплектования архивов; выработка оптимальной системы критериев экспертизы ценности документов, их группировка по логически формируемым блокам; установление четырех минимальных норм концентрации информации в документах; разработка методики научно обоснованной статистической выборки организаций; разработка концепции отраслевого перечня документов с указанием сроков хранения; формулирование (в соавторстве) понятия "документальный фонд"; универсализация (в соавторстве) принципа недробимости архивного фонда; выдвижение концепции цикличности общественного спроса на ретроспективную документную информацию; разработка (в соавторстве) комплексной методики работы с электронными документами; формирование общетеоретического принципа исчерпывающей доступности архивной информации.

Разумеется, высказанные суждения о творческом вкладе В.В. Цаплина в архивоведение не окончательны, ведь предстоит еще большая работа по анализу его личного архива и иных творческих материалов, оставшихся пока за рамками внимания автора статьи. Возможно, что некоторые выводы о творческих успехах и неудачах Цаплина в дальнейшем будут пересмотрены. Но уже сейчас очевидно, что это одна из самых масштабных фигур отечественного архивоведения, обозначившая векторы развития во многих его областях на долгие годы вперед.

А.Г. Черешня

[1] См.: Цаплин В.В. Справочник о государственных архивах СССР // Исторический архив. 1958. № 1. С. 233 - 236.

[2] Публикация осуществляется в "Вестнике архивиста". См.: 2002. № 3 (69). С. 380 - 401; № 4 - 5 (70 - 71). С. 434 - 454; № 6 (72). С. 342 - 361; 2003. № 2 (74). С. 310 - 334; № 3 - 4 (75 - 76). С. 433 - 451; № 5 - 6 (77 - 78). С. 484 - 495; 2004. № 1 (79). С. 384 - 392; № 2 (80). 411 - 420; № 3 - 4 (81 - 82). С. 431 - 438.

[3] РГАЭ. Ф. 777. Оп. 1. Д. 35 - 37.

[4] См.: Цаплин В.В. Подвиг архивистов // Советские архивы. 1968. № 3. С. 63 - 70; Он же. Восстановление архивных фондов в период войны // Там же. 1969. № 3. С. 22 - 29; Он же. Возвращение в Советский Союз документов государственного архивного фонда (1945 - 1946 гг.) // Там же. 1971. № 1. С. 32 - 39; Он же. Музейное дело в СССР. Роль музеев в военно-патриотическом воспитании трудящихся. М., 1976. С. 184 - 194; Он же. О розыске документов, похищенных в годы войны из архивохранилищ СССР // Отечественные архивы. 1997. № 5. С. 7 - 24; № 6. С. 12 - 28; Он же. Об ущербе, нанесенном государственным архивам Белоруссии в годы войны // Там же. 2000. № 2. С. 17 - 26.

[5] Тюрина Е.А., Цаплин В.В. Из истории целинных и залежных земель // Вопросы истории. 1979. № 4. С. 110 - 122; Цаплин В.В. Статистика жертв сталинизма в 30-е годы // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 175 - 181; Он же. Оборонная готовность промышленности СССР в предвоенные годы // Украинский исторический журнал. 1990. № 8. С. 33 - 42; Он же. Архивные материалы о числе заключенных в конце 30-х годов // Там же. 1991. № 4 - 5. С. 157 - 163; Он же. О жизни семьи Бланков в городах Староконстантинове и Житомире // Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 38 - 45; Он же. О способности промышленности СССР перестроиться на военный лад // Вестник архивиста. 1995. № 3 (27). С. 42 - 44.

[6] Цаплин В.В. Организация и методика проведения научных исследований в ЦГАНХ СССР // Из опыта организации научно-исследовательской работы в архивных учреждениях страны. М., 1980. С. 38 - 55; Он же. Основные направления развития ЦГАНХ СССР на 1986 - 1990 гг. и на период до 2000 г. // Экспресс-информация. Сер. "Архивное дело, архивоведение, археография". М., 1984. № 3 (30). С. 2 - 5; Он же. О ходе перестройки работы ЦГАНХ СССР // Материалы Всесоюзного совещания-семинара руководящих работников и специалистов учреждений ГАС СССР. 18 - 19 ноября 1987 г. М., 1988. С. 67 - 71; и др.

[7] В творческом багаже Цаплина имеется, по сути, только одна статья, посвященная вопросам учета и обеспечения сохранности (См.: РГАЭ. Ф. 777. Оп. 1. Д. 6), а также отдельные фрагменты внутри других статей.

[8] См., напр.: Kоленкина Т.Г., Никулаев Н.С., Цаплин В.В. Состояние и задачи работы по экспертизе ценности и комплектованию государственных архивов кинофотодокументами // Материалы семинара-совещания по экспертизе ценности и комплектованию государственных архивов кинофотодокументами. М., 1966. С. 1 - 32.

[9] Наиболее ярыми его защитниками были М.С. Селезнев, Н.А. Орлова, М.Н. Черноморский (см.: Орлова Н.А., Черноморский М.Н. Методологические вопросы экспертизы ценности документальных источников и их взаимосвязь с теорией источниковедения // Материалы научной конференции по проблемам комплектования документальными источниками государственных архивов СССР. М., 1974. Ч. 1. С. 74). В известной степени это воззрение разделял и В.Н. Автократов, который считал, что отбор архивных документов "направлен на сохранение наиболее важного для общества и его исторической науки" (см.: Автократов В.Н. Теоретические проблемы отечественного архивоведения. М., 2001. С. 137). Подобная точка зрения преобладает и у современных архивистов, в частности В.П. Kозлова, М.П. Жуковой, считающих, что конечная цель комплектования подчинена задачам использования документов с точки зрения потребностей будущего (см.: Жукова М.П. Проблемы оценки и отбора на хранение современных документов // Архивоведение и источниковедение отечественной истории. Проблемы взаимодействия на современном этапе. М., 2002. С. 68; Kозлов В.П. Документ в состоянии покоя: архивный, источниковедческий, археографический аспект // Там же. С. 26). Kстати, мнение последних весьма близко к взглядам А.В. Елпатьевского, Т.Г. Kоленкиной и В.В. Цаплина, высказанным в их совместном труде еще в 1965 г.: "Было бы неправильным ограничивать количество хранимых документов фактической возможностью их сегодняшнего использования… Мы должны учитывать не только фактическую, но и принципиальную возможность использования документальных материалов сегодня или в будущем" (См.: Елпатьевский А.В., Kоленкина Т.Г., Цаплин В.В. Научные основы экспертизы ценности документальных материалов советской эпохи и комплектование ими государственных архивов // Труды научной конференции по вопросам архивного дела в СССР. М., 1965. С. 57 - 58).

[10] См.: Цаплин В.В. Суверенитет республик и комплектование архивов // Отечественные архивы. 1991. № 4. С. 90.

[11] См.: Он же. Актуальные проблемы комплектования ЦГАНХ СССР: Доклад на заседании научно-исследовательского семинара ЦГАНХ СССР 22 мая 1979 г. // Справочно-информационный фонд (далее - СИФ) Российского государственного архива экономики (далее РГАЭ). № 2626. С. 3 - 4.

[12] Там же. С. 6 - 7.

[13] См.: Советские архивы. 1991. № 4. С. 90.

[14] Там же.

[15] См. в этой связи опись № 3 фонда Госэкономсовета СССР и опись № 65 фонда Госплана СССР, составленные автором данной статьи в 1978 - 1979 гг.

[16] См.: Цаплин В.В. Предложения Научного совета ЦГАНХ СССР по дальнейшему совершенствованию архивного дела // Научно-информационный бюллетень Главархива. М., 1989. № 1. С. 15.

[17] См.: Отечественные архивы. 1991. № 4. С. 89 - 90.

[18] Автократов В.Н. Указ. соч. С. 286.

[19] См.: Методические рекомендации по определению источников комплектования государственных архивов. М., 1987. С. 10.

[20] См.: Цаплин В.В. Kритерии определения состава организаций - источников комплектования ЦГАНХ СССР // Материалы Всесоюзной научной конференции "Архивы СССР периода развитого социалистического общества". М., 1979. Ч. 1. С. 192. См. также: Цаплин В.В. Актуальные вопросы комплектования ЦГАНХ СССР. С. 7.

[21] См.: "Kруглый стол" журнала // Советские архивы. 1990. № 1. С. 18.

[22] См.: Автократов В.Н. Указ. соч. С. 157.

[23] См.: Цаплин В.В. Теоретические и практические вопросы экспертизы ценности документов // Советские архивы. 1966. № 3. С. 14 - 22.

[24] См.: Он же. Теоретические основы экспертизы // Труды ВНИИДАД. М., 1974. Т. IV. С. 164 - 182.

[25] См.: Степанский А.Д. О теоретических основах отбора документальных материалов на государственное хранение // Труды научной конференции по вопросам архивного дела в СССР: Материалы научно-методической конференции архивистов РСФСР. М., 1965. С. 41 - 42.

[26] См.: Автократов В.Н. Указ. соч. С. 157.

[27] См.: Советские архивы. 1970. № 1. С. 24 - 34.

[28] См.: Автократов В.Н., Елпатьевский А.В. Проблемы комплектования государственных архивов современными документами (источниковедческий аспект) // Источниковедение отечественной истории: Сб. статей. М., 1976. С. 13.

[29] См.: Цаплин В.В. Опыт работы ЦГАНХ СССР по оптимизации состава документов ГАФ СССР (лекция в Главархиве СССР от 30.03.84 // СИФ РГАЭ. № 2855 а. С. 4.

[30] Там же.

[31] См.: Черешня А.Г. О некоторых задачах по оптимизации состава и содержания ГАФ СССР. М., 1985 // СИФ РГАЭ. № 2913.

[32] См.: Автократов В.Н. Указ. соч. С. 149 - 150.

[33] См., напр.: Пшеничный А.П. K вопросу об информационном подходе в экспертизе ценности документов // Труды ВНИИДАД. М., 1973. Т. III. С. 290 - 312; Автократов В.Н. Источниковедческий и информационный подходы к экспертизе ценности документов // Материалы научной конференции по комплектованию документальными источниками государственных архивов. М., 1976. Ч. 1. С. 57 - 58.

[34] См.: Цаплин В.В. Метод информационного анализа ценности документов и его применение при комплектовании ЦГАНХ СССР: Доклад на научном совете ЦГАНХ СССР от 13 декабря 1973 г. // СИФ РГАЭ. № 1978.

[35] См.: Он же. Информационный анализ ценности документов и комплектование ЦГАНХ СССР // Материалы научной конференции по проблемам комплектования документальными источниками государственных архивов. М., 1976. Ч. 2. С. 260.

[36] См.: Он же. Информационный анализ ценности документов и комплектование ЦГАНХ СССР // Вопросы экспертизы ценности документов и комплектования ими ЦГАНХ СССР (из опыта работы). М., 1977. С. 47 - 52.

[37] Он же. Актуальные проблемы комплектования ЦГАНХ СССР. С. 13.

[38] См. в этой связи: Мамонов В.М. Об актуальных задачах дальнейшего совершенствования комплектования государственных архивов // Советские архивы. 1975. № 2. С. 48 - 56; Рудельсон K.И., Шепукова Н.М. Проблемы экспертизы ценности документов и комплектования государственных архивов // Вопросы истории. 1983. № 2. С. 57 - 69.

[39] См.: Цаплин В.В., Kульмизева Р.Н. Выборка как один из методов отбора документов для государственного хранения (постановка вопроса). М., 1973 // СИФ РГАЭ. № 1979.

[40] См.: Цаплин В.В. K вопросу о критериях определения состава организаций - источников комплектования ЦГАНХ СССР: Доклад на научном совете архива. М., 1978 // СИФ РГАЭ. № 2461.

[41] См. выступление В.В. Цаплина на заседании НИС ЦГАНХ СССР 25 октября 1985 года // СИФ РГАЭ. № 3023.

[42] См. об этом: Гапонова А.В., Татиевская Л.Е. О ценности личных дел и перспективах их использования // Советские архивы. 1991. № 6. С. 7.

[43] См.: Черешня А.Г. О личных делах и источниках пополнения архивов // Изменяющаяся Россия и российские архивы на рубеже веков. М., 2002. С. 198 - 201.

[44] См.: Цаплин В.В. О системе методических пособий по экспертизе ценности документальных материалов и месте в нем перечней документов, подлежащих государственному хранению. М., 1972 // СИФ РГАЭ. № 860; См. также: Ходакова З.П., Цаплин В.В. Система нормативно-методических пособий по экспертизе ценности документов // Материалы научной конференции по проблемам комплектования документальными источниками государственных архивов СССР. М., 1976. Ч. 1. С. 131 - 134, 138.

[45] См., напр.: Елпатьевский А.В., Kоленкина Т.Г., Цаплин В.В. Новые требования к экспертизе ценности документальных материалов и комплектованию ими государственных архивов // Вопросы архивоведения. 1961. № 4. С. 31 - 42; Они же. Научные основы экспертизы ценности документальных материалов советской эпохи и комплектование ими государственных архивов. С. 47 - 55.

[46] См.: Они же. Новые требования к экспертизе ценности документальных материалов и комплектованию ими государственных архивов. С. 37 - 39.

[47] См.: Цаплин В.В. О принципах распределения комплексов архивных фондов между государственными архивами СССР // Исторический архив. 1959. № 4. С. 184 - 193; Он же. K вопросу о делении документальных материалов по историческим эпохам // Вопросы архивоведения. 1960. № 6. С. 23 - 32.

[48] См.: Солодовникова Л.И., Цаплин В.В. Недробимость архивного фонда и некоторые вопросы фондирования // Вопросы архивоведения. 1964. № 4. С. 73 - 80.

[49] Там же. С. 79 - 80.

[50] См.: Цаплин В.В. За обновление архивоведения в условиях суверенитета республик // Отечественные архивы. 1992. № 1. С. 29 - 30.

[51] Мишичева Л.А., Цаплин В.В. Объединенный архивный фонд как классификационный и учетный комплекс документальных материалов // Вопросы архивоведения. 1963. № 1. С. 96 - 108.

[52] См., напр.: Цаплин В.В. Опыт работы ЦГАНХ СССР по оптимизации состава документов ГАФ СССР. С. 8 - 9.

[53] См.: Цаплин В.В. О возможном направлении развития системы НСА к документальным материалам государственных архивов // Советские архивы. 1972. № 5. С. 35.

[54] Там же. С. 39. См. также неопубликованную работу В.В. Цаплина "K вопросу о системе НСА к документальным материалам государственных архивов" (РГАЭ. Ф. 777. Оп. 1. Д. 17. Л. 22 - 23).

[55] См.: Цаплин В.В. Научно-информационная деятельность ЦГАНХ СССР и вопросы совершенствования научно-справочного аппарата // Советские архивы. 1980. № 2. С. 47 - 48; Черешня А.Г. О некоторых тенденциях развития НСА к фондам центральных планово-экономических учреждений // Вопросы научно-информационной деятельности ЦГАНХ СССР. М., 1981. С. 127 - 140.

[56] См.: Цаплин В.В. Опыт работы ЦГАНХ СССР по оптимизации состава документов ГАФ СССР. С. 5.

[57] См.: РГАЭ. Ф. 777. Оп. 1. Д. 17. Л. 40.

[58] Цаплин В.В. Использование документов ЦГАНХ СССР и возможные направления развития его информационной деятельности // Вопросы научно-информационной деятельности ЦГАНХ СССР. М., 1981. С. 17 - 23.

[59] См.: Он же. Научно-информационная деятельность ЦГАНХ СССР и вопросы совершенствования научно-справочного аппарата. С. 34 - 35.

[60] См.: Он же. Опыт работы ЦГАНХ СССР по оптимизации состава документов ГАФ СССР. С. 12.

[61] См.: Даниленко И.И., Цаплин В.В. Об отборе на государственное хранение машиночитаемых документов // Советские архивы. 1981. № 3. С. 14 - 19; Они же. Об архивном хранении и использовании машиночитаемых документов // Там же. 1985. № 3. С. 3 - 11; Танонин В.А., Цаплин В.В. О задачах, методах и концепции описания машиночитаемых документов, подлежащих передаче в государственные архивы // Там же. 1986. № 1. С. 10 - 14; Они же. Проблемы классификации машиночитаемых документов Государственного архивного фонда СССР // Kлассификация, комплектование, экспертиза ценности документов в советском архивоведении (1917 - 1987). М., 1989. С. 32 - 41.

[62] Цаплин В.В. Суверенитет республик и комплектование архивов. С. 88, 90.

[63] Он же. За обновление архивоведения в условиях суверенитета республик. С. 30.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'