АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917 - 1991.


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 6 (2003 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917 - 1991. М.: РОССПЭН, 2002. - 400 с. - 1000 экз.


В наше время вряд ли кто усомнится в том, что советский тоталитаризм относится к крайне важному (пусть и негативному) опыту бытования общественной модели. В ней отразился не только эпохальный цивилизационный культурно-исторический разлом, значение которого вышло далеко за пределы неких логически (как, например, в Германии) обусловленных фазисно-цивилизационных переходов и превращений. Чем дальше мы удаляемся от советской модели, тем явственнее проступает великая катастрофичность этого разлома, вызывающая все более усложняющиеся вопросы в отношении того, что есть "маленький человек", за которым стоит многовековая социокультурная система. Многие до сих пор считают, что это он разрушил ее и поднялся к личному величию в коллективистской системе. Другие, полагая, что роль "маленького человека" не более чем миф, и речь следует вести о тайне природы власти в России, концентрируют внимание на данном аспекте нашей истории. Книга Т.М. Горяевой, вышедшая в серии "Культура и власть от Сталина до Горбачева" издательства "РОССПЭН", счастливо сочетает попытку соединить эти по сути оппонирующие позиции. В поиск ответов на них вовлечены историки, философы, писатели, журналисты, социологи, наиболее дальновидные политики.

Уникальность исследования заключается в том, что политическая цензура рассматривается автором не только как идеологическая проблема, один из способов воздействия на общественное мнение в советском государстве, но и как жестокая (увы, эффективная) пропагандистская машина. Ведь она являлась не последним звеном в формировании мышления современного человека и картины мира в его сознании, духовных и нравственных императивов. Именно политическая цензура ставила свой штамп "Разрешить к публикации", и только после этого продукт культуры поступал к ее потребителю. Лишь немногие устояли под прессом этой машины. Да и устояли ли? Что думать сегодня тем, кто тайно читал не цензурированные в 1970-е гг. "Зияющие высоты" А.Зиновьева или Э.Лимонова? Перечень можно продолжить...

Актуальность книги заключается в потребности осмысления состояния, роли культуры и власти в современном мире. Попытка Т.М. Горяевой проанализировать современную ситуацию, связанную с обеспечением правовой и информационной деятельности СМИ, делает данное исследование особенно своевременным.

Поражают широта охвата материала, разнообразие использованной при изучении предмета исследования методики. В сфере интересов автора - история СССР и литературы, театр и кино, отечественная журналистика и радиожурналистика. Работа базируется на огромном комплексе источников различного происхождения. Привлечены документы федеральных (ГАРФ, РГАСПИ, РГАНИ, РГАЛИ), региональных (ЦГАЛИ СПб.) и других (АПРФ, ЦА ФСБ) архивов.

Не случайно первая глава исследования посвящена анализу отечественной и зарубежной историографии и источников по истории цензуры. Выделим все же источниковую ее часть, которой современные историки, в чьи руки зачастую впервые попадают многие документы, пренебрегают. Т.М. Горяева показала себя опытным и тонким источниковедом, что позволяет поместить саму работу в строгий строй академических исследований, а это так нехарактерно для работ сходной проблематики. Ею проведена реконструкция документального корпуса, дана характеристика основных его групп. Особое внимание исследователь уделяет такому ранее засекреченному источнику, как законодательные акты и партийные документы, впервые вовлекает их в научный оборот, проводит скрупулезный анализ декретов и постановлений Совнаркомов РСФСР и СССР, Совета министров СССР и их партийных прототипов. Они дополнены письмами деятелей партии и советского правительства, демонстрирующими поразительное единство взглядов на культурное преобразование общества. Так, Л.Д. Троцкий в письме в ЦК партии в 1922 г. выдвигает план "укрощения искусств", которому аналогичны предложения И.В. Сталина.

Сопоставление всех вариантов текста документа (от первоначального до окончательного), выявление большого количества источников различного происхождения позволяет Т.М. Горяевой сделать новые, подчас противоречащие бытующим в литературе выводы, создать свою систематизацию истории цензуры, ввести определение политической цензуры - "всецензура", дать периодизацию этапов ее развития. Этим сюжетам посвящена вторая глава книги "Цензура XX века как социокультурный феномен", где воссоздается теоретическая база происхождения и развития советского общества.

Практическое воплощение в жизнь "всецензуры" рассматривается в последующих главах. В третьей главе "Складывание системы политической цензуры (1917 - 1930-е гг.)" прослежены формирование руководящих органов и институтов цензуры, их сращивание с репрессивными и пропагандистскими органами. Здесь впервые введены в научный оборот документы многочисленных литературных и художественных группировок (некоторые до недавнего времени даже не были известны), показан процесс свертывания их деятельности после принятия Оргбюро ЦК ВКП(б) 27 мая 1929 г. Положения об обществах и союзах, не преследующих целей извлечения прибыли, в основе которого был тезис об использовании перерегистрации добровольных обществ для ликвидации тех, в чьей идеологической лояльности власть сомневалась. Проведение линии классовой борьбы в литературе особенно ярко отражено в документах РГАЛИ о создании Российской ассоциации пролетарских писателей. В рабочих тезисах ее лидера В.А. Сутырина, относящихся к 1929 г., указано, что РАПП задумывалась для "переработки попутчиков".

Автор монографии разрушает бытующий миф об интеллигенции как жертве, считая, что все делалось с ее молчаливого согласия и при ее участии. В доселе неизвестном письме от 17 июля 1925 г. умудренный опытом М.Горький, называя революцию "умным подзатыльником" и предупреждая Н.Бухарина о возрождении крестьянской литературы и возможных ее конфликтах с рабочими писателями, советует "приласкать несколько молодых" представителей деревенской прозы. Этот механизм власти показан автором в полной мере. Многие деятели лишаются в работе Т.М. Горяевой романтического и героического ореола, которым без должного документального обеспечения снабдила их литература последнего десятилетия. Однако это вовсе не означает, что автор хоть в какой-то мере разделяет оценки современной историографии. Просто с помощью документов показывает то, что было на самом деле.

Проведенный анализ позволил Т.М. Горяевой прийти к важному выводу: советская власть с первых дней своего существования последовательно и целеустремленно руководила культурой, давила ее, прибегая к различным мерам воздействия, в том числе репрессивным и материальным. В отношениях с интеллигенцией успешно применялся метод формирования и воспитания "нового", адаптированного к власти работника культурного фронта и создания на этой базе своего чиновника.

Функционированию сложившихся механизмов всепроникающих политических органов и связанных с ними институтов цензорской власти посвящена четвертая глава "Политическая цезура в 1940-е - 1991 гг.", раскрывающая ее специфику в каждый из периодов столь обширного, богатого событиями хронологического отрезка.

Особенности политической цензуры в военные годы Т.М. Горяева видит в ее ужесточении, расширении прав и функций, в послевоенные - в адаптации органов цензуры к участию во всех кампаниях 1946 - 1953 гг., стремлении устрашить общество и "подкрутить" идеологические гайки. В последующий период власть стремилась модернизировать систему политической цензуры, не затрагивая ее сути. Автор правильно уловила особенности каждого периода, привела огромный архивный материал, ввела в научный оборот "самиздатовские" и "тамиздатовские" источники. Однако этот период деятельности органов цензуры освещен фрагментарнее, чем предыдущий. Понятно, что нельзя объять необъятное и в одну главу вместить то, чего хватило бы, по крайней мере, на три монографии, но все же хочется большей детализации каждого периода. Думается, что этому будет посвящена следующая книга. При ее подготовке, очевидно, следует дать развернутую характеристику (как это сделано применительно к более ранним периодам) фондов и документов ЦК КПСС начиная с 1953 г., привлечь документы московских архивов, где хранятся фонды рассматриваемых учреждений.

Обращают на себя внимание некоторые неточности. Перечисляя организованные ЦК КПСС политические процессы, автор упоминает дело В.Я. Тарсиса, которого в юридическом смысле не было. В отношении В.Я. Тарсиса (как и Г.Вишневской, Р.Ростроповича и др.) партия применила другую, более изощренную тактику: разрешила выехать из страны и лишила гражданства.

Однако подобные неточности не умаляют высоких достоинств этой умной книги. Она написана хорошим языком, содержит огромное количество фактов и свидетельств. Почти все сюжеты сохраняют остроту и актуальность до сегодняшнего дня, что не превращает работу Т.М. Горяевой в ту монографию, которую, с удовлетворением прочитав, ставишь на полку. Она вскрыла проблему, пригласила к ее обсуждению читателей, и, надеемся, важный разговор будет продолжен, в том числе о массовой культуре, телевидении, их взаимоотношениях с властью и влиянии на сознание человека.

Т.Ю. КРАСОВИЦКАЯ

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'