АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

Житомирская С.В. Просто жизнь.


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 5 (2006 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Житомирская С.В. Просто жизнь. М.: РОССПЭН, 2006. - 600 с. - 1000 экз.


Архивисты охотно принимают мемуары на хранение, издают их, но очень редко пишут сами. Счастливым исключением из этого правила является книга известного специалиста по работе с документами личного происхождения С.В. Житомирской, представляющая интерес с нескольких точек зрения.

Прежде всего, это весьма удачный сплав описания собственно человеческой жизни в самом простом, естественном, бытовом, даже обывательском, исконном, первоначальном значении этого слова - с рассказом о профессиональной деятельности, не избегающим раскрытия ее специфики и сложностей; сплав, убеждающий в том, что эта однажды избранная профессия стала настолько важной, что без нее нет даже "просто жизни". Кроме того, это еще и повествование об эпохе, пережитой нашими родителями, нами, во многом нетрадиционное, искреннее, временами безжалостное по отношению к себе и другим, заставляющее не раз задуматься о минувших общественных событиях. Наконец, профессиональная сторона воспоминаний заставляет задуматься и о сложностях нашей профессии, превратностях отечественного архивного дела.

Рассказ о предках, детстве, семье, родственниках - меня лично побудивший вспомнить прочитанные когда-то книги А.Свирского, А.Бруштейн и другие - снова и снова подтверждает плодотворность интеграции талантливых представителей еврейского народа в российскую культуру и науку, их активное участие в различных процессах нашей сложной истории XX в. При этом автор не умалчивает и о "еврейских юношах... с низкой культурой и нравственной неразборчивостью... для которых революция и новый строй стали дорогой к быстрому возвышению", упоминая о своем дяде Ефиме, "яростном сталинисте, ничего не забывшем и ничему не научившемся" (С. 65-66).

Очень интересными, особенно для молодого читателя, будут страницы воспоминаний, посвященные становлению у молодой девушки советского мировоззрения, формированию homo sovieticus, начиная с впечатлений первых лет революции и далее в ходе получения высшего гуманитарного образования. Нельзя не согласиться с мнением С.В. Житомирской о людях как естественном компоненте, неотъемлемой части механизма системы, с тем, что "ответственность за свою принадлежность к системе и за то, что соглашались жить в ней, лежит на всех". "В непонимании этого, в сознательных и даже неосознанных попытках отстраниться от своей принадлежности к системе, в такой неискренности с самим собой, - читаем далее, - я вижу главный порок описания советской эпохи в мемуарах моих современников" (С. 115). Это очень искреннее авторское восприятие эпохи XX в. придает мемуарам особую ценность как исторического источника общего характера.

Не менее важна, интересна, по-своему уникальна и вторая ипостась воспоминаний - профессиональная, архивная. И дело не только в том, что добрая половина книги - детальнейшая история Отдела рукописей Государственной библиотеки имени В.И. Ленина, но и в том, что она помогает лучше понять подлинную атмосферу советского архивного сообщества, имеющую свои сложности, косвенно, а иногда и прямо отраженные в мемуарах.

Хочется подчеркнуть особое источниковое значение последнего раздела воспоминаний С.В. Житомирской - "История гибели Отдела рукописей". Конечно, при желании здесь можно увидеть лишь борьбу "личностей в истории", схватку "светлого" и "темного", культурного и мракобесного. Разумеется, личностные факторы играли немалую роль. Но дело не только в них. Будущие историки отечественного архивного дела детально раскроют эту наступившую после "оттепели" эпоху, самым причудливым образом сказавшуюся как на жизни общества, так и на архивах, причем не только хранящих документы личного происхождения. Регресс коснулся всех архивов - нам уже приходилось писать (Отечественные архивы. 1992. № 5) о том, что уже с начала 1970-х гг. все архивы обязаны были выявлять так называемые документы ограниченного доступа, не содержащие никаких тайн, но не угодные власти. Не могу не привести из мемуаров С.В. Житомирской столь понятные современнику строки, относящиеся к 1978 г.: "Решили "качать права", требовать общедоступности документальной правды! И где? В государстве, фундаментом которого была ложь. И когда? В то оказавшееся последним десятилетие этого государства, когда правившая им так называемая партия во главе с осмеянным в сотнях анекдотов маразматиком, а потом сменявшими друг друга доходягами прилагала последние судорожные, но жестокие усилия, пытаясь отодвинуть свой конец" (С. 428). Сами названия главок раздела говорят о характерных чертах эпохи ("Новый режим: утаивание и запреты", "ЦК подтверждает режим", "Еще про заботу партии об архивном деле", "Из жизни поздней КПСС: Персональные дела", "Нерушимый блок Шариковых и Швондеров"...).

Слова о "кризисе данного типа общественного устройства", "эрозии идей", "крахе прежней системы руководства, его структур и самого человеческого "материала"" (С. 534) справедливо связываются с тем, что случилось с Отделом рукописей и самой главной библиотекой страны. Разумеется, все это подтверждено подробнейшим изложением всех событий и перипетий, местами поистине детективных.

Заметим, что данный рассказ имеет не только историческое, но, я бы сказал, и неугасшее значение для сегодняшнего дня: известный в свое время архив, структура, игравшая существенную роль в научной и профессиональной жизни отрасли, в настоящее время фактически исчезла со сцены, и ничего не делается для восстановления ее доброго имени.

Но если как читатель я полностью принимаю первую, историко-человеческую ипостась, то со второй, профессиональной, иногда хочется поспорить. Дело в том, что долгое время существовало некое противостояние между архивистами, работавшими в рукописных отделах библиотек и музеев, и архивистами государственной архивной службы. Зародившееся в 1920-х гг., оно получило официальное обоснование в 1941 г. в правительственном решении о концентрации всех документов в госархивах (о чем совершенно верно рассказывает мемуарист) и продолжалось вплоть до 1980 г., когда наконец Положением о Государственном архивном фонде СССР было определено, смею думать, не без нашего с Б.Н. Богатовым (начальник оргметодического отдела Главархива СССР. - Ред.) участия, что библиотеки и музеи Министерства культуры хранят имеющиеся у них архивные документы постоянно. Мне всегда казалась ненужной эта архивная фронда: государственным архивам хватало забот с документами государственных организаций, и не было никакого смысла "воевать" с рукописными отделами, которые традиционно собирали, хранили и обеспечивали использование фондов личного происхождения и общественных организаций. Разумеется, госархивы тоже собирали подобные документы, но не это было для них главным (исключая архивы литературы и искусства).

С.В. Житомирская достаточно объективно характеризует отличия в общей атмосфере и отдельных аспектах архивной работы в Отделе рукописей Ленинской библиотеки и в архивах, подчинявшихся сначала МВД, а затем фактически целиком перешедших в идеологическое подчинение ЦК КПСС. Ее критика в адрес архивов в основном справедлива, как справедливы и рассказы об успешных совместных с государственной архивной службой действиях в осуществлении ряда проектов; наиболее яркий пример этого - подготовка и издание в 1963 г. указателя "Личные архивные фонды в государственных хранилищах СССР". И все же мне, не один десяток лет проработавшему в системе государственной архивной службы, представляется несколько односторонним отображение ситуации в отечественном архивном деле ушедшего века. Возникает впечатление, что государственная архивная служба вроде бы и была, а вроде бы ее и не было, или иногда лучше бы ее и совсем не было... Конечно, автор имеет право на личное к ней отношение, но ведь в жизни-то происходило не так... Он как бы ставит знак равенства между архивным делом в общем и фондами личного происхождения - между важной, в определенном смысле незаменимой, но все же частью, и целым, что не может не вызвать внутреннего возражения у архивиста.

Вероятно, отсюда и ряд мелких неточностей в воспоминаниях. Закрытие профессионального журнала "Архивное дело" не следует связывать с передачей архивов в ведение НКВД: он перестал выходить из-за войны и никогда не публиковал документы. Речь, видимо, должна идти о другом периодическом издании - "Красном архиве", который действительно можно поставить рядом с журналом "Каторга и ссылка" (С. 216). Само отнесение архивов к НКВД произошло в 1938 г., а не в 1936 г. (С. 254). Что касается реституции, то автор, видимо, не знала, что возвращение в ГДР трофейных архивных документов, которые состояли не только и не столько из древних рукописей и книг, в конце 1950-х - начале 1960-х гг. осуществлено в очень большом объеме с вовлечением в этот процесс многих государственных и ведомственных архивов, а вовсе не было быстро "свернуто" (С. 321-322). В эти годы мне приходилось, проверяя "отборочные списки", поступавшие из технических архивов различных проектных институтов, оставлять на хранение трофейные чертежи, выделяемые к уничтожению как устаревшие, разъясняя, что вопрос об их ценности будут решать их создатели. Другое дело, что точный учет трофейных документов, разбросанных после войны по разным ведомствам, к сожалению, или не велся, или же из-за той же пресловутой секретности о них часто забывали.

Говоря о нормативах описания архивных источников, С.В. Житомирская справедливо замечает, что по отношению к документам личного происхождения они были подробно разработаны лишь в начале 1970-х гг. (С. 401). Но, полемизируя по поводу правил 1951 г., она игнорирует тот факт, что Основные правила описания документальных материалов в государственных архивах СССР, разработанные видным отечественным архивистом И.С. Назиным и введенные в действие широко известным в свое время приказом № 51 от 30 августа 1951 г., ориентированные в основном на делопроизводственную документацию, в госархивах применялись все же и по отношению к документам личного происхождения, обеспечивая их первичный идентифицирующий учет и поиск, о чем свидетельствует п. 40 правил, где прямо говорилось, что "в фондах личного происхождения, как правило, не подшиваются рукописи и письма".

Заканчивая свои, разумеется, субъективные заметки, хочу сказать, что читатель, интересующийся историей отечественной культуры XX в., получил умную, живую, содержательную книгу, позволяющую больше узнать о недавно ушедшей в прошлое эпохе, в которой мы выросли, жили и которая еще долго будет так или иначе сказываться на жизни наших детей и внуков и которую эта книга поможет лучше узнать.

Книга издана на высоком полиграфическом уровне; ей предпослано предисловие многолетней соратницы автора, М.О. Чудаковой, представляющей свое оригинальное видение мемуаров С.В. Житомирской. Именной указатель - неотъемлемый элемент всякого научного издания - наглядно демонстрирует тот круг людей, с которыми жил и работал автор. Правда, он не лишен некоторых досадных ошибок: так, Д.Б. Рязанов - не Гольденбах, а Гольдендах; проректор МГИАИ - Михаил Селезнев - не Семенович, а Степанович; моя однокурсница, друг и коллега Эсфирь Васильевна Колосова, к сожалению, не дожила до 2001 г., скончавшись десятью годами раньше. Это, конечно, не умаляет всего многогранного значения данного издания - серьезного вклада в историю социального слоя российской интеллигенции, на что совершенно справедливо указывает автор предисловия.

А.В. ЕЛПАТЬЕВСКИЙ

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'