АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

Морозова Л.Е. Россия на пути из Смуты:
Избрание на царство Михаила Федоровича


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 2 (2006 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Морозова Л.Е. Россия на пути из Смуты: Избрание на царство Михаила Федоровича / Институт российской истории РАН. М.: Наука, 2005. - 467 с. - 700 экз.

Рецензируемая книга прежде всего рассчитана, согласно издательской аннотации, "на историков, преподавателей и студентов". Авторитет издательства "Наука", рекомендация работы к печати ученым советом ИРИ РАН, указание на обороте титульного листа имен уважаемых рецензентов - все должно было подготовить читателя к встрече с определенной академической "маркой". Однако книгу, к сожалению, нельзя назвать научной: Л.Е. Морозова демонстрирует отсутствие профессиональных основ работы с источниками и литературой, в ее монографии нет исследовательского анализа заявленной темы.

Первое впечатление при знакомстве с книгой - это смешение стилей, заполнение едва ли не половины ее объема документами, в большинстве своем ранее введенными в научный оборот. Текст так называемого исследования занимает с. 3-237. Далее идут приложения: "Краткие биографии деятелей Смуты" (С. 237-281), написанные в научно-популярном ключе без ссылок (кроме общего перечня источников и литературы из двадцати названий), опись "Дела об избрании Михаила Федоровича на царство" и "Акты, относящиеся к избранию Михаила Федоровича на царство" (С. 282-465).

В предисловии Л.Е. Морозова, пытаясь актуализировать содержание работы, пишет о "здоровых силах общества" (?!), которые "смогли объединиться и в ходе совместной борьбы отстоять свое Отечество, изгнать интервентов и восстановить государственную власть, а с ней закон и порядок". Далее она пытается доказать этот тезис и оспорить известные исторические факты о значительной роли казаков в истории земских ополчений, а затем и в избрании царя Михаила Федоровича.

Первый раздел посвящен проблемам историографии. Выясняется, что автор совсем не знает публикации "Утвержденной грамоты об избрании на Московское государство Михаила Федоровича Романова" С.А. Белокурова[1], поскольку вместо этого приводит текст грамоты из "Собрания государственных грамот и договоров" (С. 223-233). Исключены из исследования ключевая для всей этой темы книга академика Л.В. Черепнина о земских соборах Русского государства[2], специальные работы Ю.В. Готье, Г.А. Замятина, А.А. Кизеветтера и новейшие исследования К.В. Петрова, И.О. Тюменцева[3]. Автор полностью абстрагируется от трудов Н.П. Долинина и И.С. Шепелева по истории земских ополчений, В.Д. Назарова и Б.Н. Флори по истории Смуты, забывает польскую историографию и публикации источников. Отсутствие этического императива в оценке важнейших трудов коллег особенно нетерпимо в отношении ушедших из жизни историков, в частности А.Л. Станиславского, открывшего "Повесть о Земском соборе 1613 года". Л.Е. Морозова не просто спорит с наблюдениями историка по поводу найденного им памятника[4], но и пытается задним числом дискредитировать его работу. Все, что она пишет (С. 22), обратно тому, как в действительности происходило развитие концепции А.Л. Станиславского о роли "вольного" казачества во времена Смуты. Открытие "Повести…" венчало, а не начинало (как считает Л.Е. Морозова) исследования ученого о казачестве[5]. Ее слова о том, что "Станиславский проигнорировал данные актового материала" или "исследователь, видимо, не знал, что И.Б. Черкасский был двоюродным братом М.Ф. Романова", даже не имеет смысла комментировать из-за их полного несоответствия стилю научных работ А.Л. Станиславского. Напротив, бюрократические упоминания о лицах той эпохи в книге Л.Е. Морозовой (с одними инициалами, то с княжеским титулом, то без него) достаточно говорят о том, что автор не очень отчетливо разбирается в генеалогии княжеских и боярских родов.

Морозова пытается убедить читателя, что перед ним самое полное из существующих исследований истории избирательного собора 1613 г.: "В настоящей монографии главное внимание уделено… поиску и обобщению подлинного актового материала" (С. 24). Краткое описание 105 использованных документов - это все, что удалось собрать автору для своего исследования. Давая ссылки на их публикации, она пишет, что "основной комплекс состоит из 107 грамот", причем "большая часть грамот (72) в настоящее время хранится в составе "Дела об избрании на царство Михаила Федоровича"" в РГАДА (С. 36). Следовательно, собранный ею актовый материал 1612-1613 гг. состоит всего из нескольких десятков опубликованных источников[6].

Приведенный Л.Е. Морозовой список документов легко пополнить другими материалами. В записных пошлинных и беспошлинных книгах Печатного приказа, открытых когда-то С.Б. Веселовским, перечислено несколько сотен грамот того времени, которые должны были оставить свой архивный след[7]. В печатной описи Государственного древлехранилища хартий и рукописей (Ф. 135) в РГАДА упоминается жалованная грамота Троице-Сергиеву монастырю от февраля 1613 г. [8] (кстати, там же содержится описание "Дела об избрании на царство Михаила Федоровича", о чем не говорится в книге Л.Е. Морозовой). Документы времени созыва и деятельности собора 1613 г. можно найти и в других фондах РГАДА (дела Разрядного приказа 1620-1630-х гг., грамоты Коллегии экономии, Белозерская приказная изба). Тексты источников встречаются в издании С.Б. Веселовского о сборах запросных и пятинных денег, в "Актах служилых землевладельцев" (около 30 грамот, отдельных выписей, записей). Получается, что один А.Л. Станиславский нашел больше архивных материалов по теме избирательного собора 1613 г., чем его новейший "критик", ничего об этих разысканиях не пишущий. В частности им (вместе с В.И. Корецким и М.П. Лукичевым) обнаружены сведения о комиссии князя Федора Ивановича Волконского, действовавшей в Москве для разбора разных дел в конце 1612 - начале 1613 г.: "…а сидел князь Федор при боярех, как Москву очистили, а приказаны ему ф те поры ведать многие дела судные, и разбойные, и татиные, и холопьи, и всякие земьские дела" [9]. Ничего этого Л.Е. Морозова не знает, очевидно, она просто избавила себя и читателей от знакомства с архивным материалом. Из опубликованных же документов ею было взято только то, что лежало на поверхности[10].

В книге помимо разделов "Проблемы историографии" и "Обзор источников" еще четыре главы: "Проблема царского избрания в Смуту", "Состав народных ополчений", "Созыв избирательного Земского собора 1613 года" и "Воцарение Михаила Федоровича Романова".

Проблему царского избрания в Смутное время автор свела к характеристике "окружения" Бориса Годунова, затем Лжедмитрия I, Василия Шуйского, Лжедмитрия II и "семибоярщины". Вот образчики характеристик членов Боярской думы Лжедмитрия I (их научную значимость пусть оценит сам читатель): князь такой-то "сохранил свое прежнее высокое положение", другой "поднялся выше", еще один "существенно поднялся", кто-то "поднялся на небывалую высоту" или "поднялся в целом выше" (С. 57-58). Не стоило Л.Е. Морозовой брать на себя смелость первооткрывателя сюжета эволюции Боярской думы в Смутное время и разбирать расстановку сил от Лжедмитрия I до "семибоярщины" (отдельный вопрос: для чего это нужно делать в книге об избирательном соборе 1613 г.?). Много глубже, основательнее, со всеми необходимыми ссылками на источники боярскую элиту времен Смуты исследовали А.П. Павлов, С.Ф. Платонов, Р.Г. Скрынников, И.О. Тюменцев, В.И. Ульяновский[11] (его труды о Боярской думе Лжедмитрия I Л.Е. Морозова не упоминает вовсе).

Далее в книге Л.Е. Морозовой заявляется о реконструкции состава Первого и Второго ополчений, а вместо этого следует обыкновенный пересказ источников. Список имен служилых людей полка князя Д.Т. Трубецкого с указанием их окладов, опубликованный в I томе "Актов Московского государства" в 1890 г., просто переписан автором рецензируемого издания (С. 97-98). Полковой список можно было сопоставить с Боярским списком 1611 г., изданным Н.П. Лихачевым и В.Н. Сторожевым[12]. Вместо изучения этих материалов Л.Е. Морозова победительно разбирается с публикацией "выписки" из списка 1611 г. издания боярских списков последней четверти XVI - начала XVII в., подготовленного С.П. Мордовиной и А.Л. Станиславским в 1979 г., и делает вывод о том, что "доверять показаниям данного списка нельзя" (С. 85). В отличие от публикаторов, прекрасно знавших о существовании полного Боярского списка, Л.Е. Морозова даже не заметила, что отвергнутый ею документ опубликован в разделе "Выписки из боярских списков и книг последней четверти XVI - начала XVII века".

В итоге выясняется, что ключевой для книги вопрос о расстановке сил на избирательном соборе 1613 г. Л.Е. Морозова выяснить не в состоянии, а подсчеты численности его участников не имеют ничего общего с действительностью. Она пишет, что на избирательном соборе 1613 г. "могло быть до 500 человек". Между тем С.Ф. Платонов (в специальной статье о земских соборах) насчитывал 700, а П.Г. Любомиров - свыше 800 участников, Л.В. Черепнин, хотя и не назвал точных цифр, но согласился, что собор был "достаточно многолюдный" [13].

Перечень фактических ошибок автора и допущенных в книге опечаток тоже богат и красноречив. Упоминание работы И.О. Тюменцева "Список сторонников царя Василия Шуйского", опубликованной в "Археографическом ежегоднике за 1992 год", превратилось у Л.Е. Морозовой в такую ссылку: "Тюменцев И.О. Публикация доноса канцлеру Л.Сапеге // АЕ за 1993 г. М., 1994. С. 318-319". В "Археографическом ежегоднике за 1993 год" (опубликованном, если быть точным, в 1995 г.) на этих страницах помещен список статей Сергея Федоровича Платонова. Как тут не вспомнить, что насильственный разрыв со старой, дореволюционной традицией изучения Смуты и разгром школы С.Ф. Платонова не прошли бесследно для исторической науки. А в книге Л.Е. Морозовой продолжают свое победное шествие опечатки и путаница: "Новгородское общество любителей древности" переводится из Великого в Нижний Новгород, на одной странице появляется ссылка на одну и ту же публикацию С.В. Веселовского и С.Б. Веселовского; Забелин то Е.И., то И.Е. Даже инициалы рецензента книги Б.Н. Морозова в ссылке на его совместную с А.Л. Станиславским публикацию "Повести о Земском соборе 1613 г." указаны неправильно - Б.И. (С. 46). В тексте книги присутствует свой "подпоручик Киже": Л.Е. Морозова придумала некого дьяка И.Я. Яфамова вместо Ефанова (С. 118-119).

На этом фоне единственным значимым вкладом Л.Е. Морозовой в историографию Смуты могла стать публикация заново сверенного с подлинником "Дела об избрании на царство Михаила Федоровича". Но автору не удалось провести даже элементарный палеографический анализ. Она следующим образом определяет рисунки филиграней: "Однорушный (так!) кувшин под короной" и, особенно, комичный "Двурушный (так!) кувшин с пирамидой из колец" (С. 288). Конечно, обращение к известным альбомам филиграней Н.П. Лихачева, С.А. Клепикова и особенно к специальной монографической работе о филиграни "кувшин" в XVII в. Т.В. Диановой избавило бы Л.Е. Морозову от подобного конфуза с неуместным обвинением кувшина в "двурушничестве". Попутно, может быть, раскрылась бы тайна неопознанной филиграни "на челобитной Трубецкого и Пожарского", которой "нет на другой бумаге" (С. 288).

Археографические принципы академического издания текстов архивного "Дела об избрании…" смешаны с перепечаткой других документов по публикациям, без каких-либо комментариев. Рискну предположить, что в подготовке приложения участвовало несколько человек: об этом говорит ремарка (С. 303) "примеч. публикаторов" (во множественном числе). Многое объясняет выражение благодарности "доктору исторических наук Н.Ф. Демидовой, оказавшей большую помощь в подготовке публикации материалов архивного "Дела об избрании Михаила Федоровича на царство"". Жаль, что автор книги не сочла возможным конкретизировать, какая "помощь" была ей оказана.

В заключение по поводу книги Л.Е. Морозовой можно вспомнить слова одного из знатоков Московской Руси А.Е. Преснякова: "Строгая методичность, отчетливая осознанность, критическая проверка каждого шага ученой работы - не только технический принцип науки, но и нравственный долг исследователя" [14].

В.Н. КОЗЛЯКОВ


[1] Утвержденная грамота об избрании на Московское государство Михаила Федоровича Романова / Под ред. С.А. Белокурова. М., 1906.

[2] Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М., 1978.

[3] См. напр.: Готье Ю.В. Избрание на царство Михаила Федоровича Романова // Чтения в обществе истории и древностей российских при Московском университете. 1913. Кн. 4. С. 19-34; Кизеветтер А.А. Избрание на царство Михаила Федоровича Романова // Голос минувшего. 1913. № 3. С. 231-236; Замятин Г.А. К истории Земского собора 1613 г. // Труды Воронежского госуниверситета. 1926. Вып. III; Тюменцев И.О. Из истории избирательного земского собора 1613 г. // Дом Романовых в истории России. СПб., 1995. С. 74-82; Петров К.В. Записи о воцарении Михаила Федоровича и разряд 7121 г. в "Дворцовых разрядах" // Там же. С. 83-92; Козляков В.Н. Михаил Федорович. М., 2004.

[4] Вопрос об авторстве "Повести…" Л.Е. Морозова решает ничем не подтвержденной догадкой, считая рукопись "литературным творением жителя какого-то провинциального города, возможно выходца из казаков" (С. 46). В то же время ее более чем толерантный рецензент и один из открывателей "Повести…" Б.Н. Морозов писал в публикации 1998 г. (также оставшейся незамеченной Л.Е. Морозовой), что "Повесть о Земском соборе 1613 года" - яркое произведение, принадлежащее перу современника, вероятно простого московского горожанина (выделено мною. - В.К.)". См.: Хроники Смутного времени. М., 1998. С. 469.

[5] Станиславский А.Л. Восстание 1614- 1615 гг. и поход атамана Баловня // Вопросы истории. 1978. № 5. С. 111-126; Он же. Казацкое движение 1615-1618 гг. // Там же. 1980. № 1. С. 104-116; Он же. Документы о восстании 1614-1615 гг. // Археографический ежегодник за 1980 год. М., 1981. С. 285-307; Он же. Движение И.М. Заруцкого и социально-политическая борьба в России в 1612-1613 гг. // Исторические записки. М., 1983. Т. 109. С. 307-338; Он же. Правительственная политика по отношению к "вольному" казачеству (1612-1619 гг.) // История СССР. 1984. № 5. С. 66-79; Повесть о Земском соборе 1613 года / Публ. подгот. А.Л. Станиславский, Б.Н. Морозов // Вопросы истории. 1985. № 5. С. 89-96; Станиславский А.Л. Русское казачество в первой четверти XVII века: Автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 1985; Он же. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. М., 1990. См. также: Павлов А.П., Простоволосова Л.Н. Труды А.Л. Станиславского о государевом дворе и их значение для изучения социально-политической истории России XVI-XVII вв. // Станиславский А.Л. Труды по истории государева двора в России XVI-XVII веков. М., 2004. С. 7-22.

[6] Всего 35 единиц, помимо "Дела об избрании на царство…", впервые в полном виде опубликованного в приложении к книге П.И. Иванова "Описание государственного разрядного архива" в 1842 г. (о чем Л.Е. Морозова не упоминает или не знает) и только потом в приложении к "Дворцовым разрядам".

[7] Документы Печатного приказа (1613-1615 гг.) / Сост. акад. С.Б. Веселовский; подгот. к печати Н.К. Ткачева. М., 1994.

[8] Государственное древлехранилище хартий и рукописей. Опись документальных материалов фонда № 135 / Под ред. Л.В. Черепнина. М., 1971. № 277. С. 126.

[9] Документы о национально-освободительной борьбе в России 1612-1613 гг. / Публ. подгот. В.И. Корецкий, М.П. Лукичев, А.Л. Станиславский // Источниковедение отечественной истории: Сб. ст. М., 1989. С. 240-267. См. также: Челобитная Вельяминовых - источник по истории России начала XVII века / Публ. подгот. А.Л. Станиславский // Советские архивы. 1983. № 2. С. 34-39;

[10] Как тут еще раз не вспомнить, что только один А.Л. Станиславский нашел больше архивных материалов по теме избирательного собора 1613 г., чем его новейший "критик", ничего об этих разысканиях не пишущий. См.: Челобитная Вельяминовых - источник по истории России начала XVII века. С. 34-39; Документы о национально-освободительной борьбе в России 1612-1613 гг. С. 240-267.

[11] Ульяновский В.И. Россия в начале Смуты: очерки социально-политической истории и источниковедения. Киев, 1993; Он же. Российские самозванцы. Лжедмитрий I. Киев, 1993.

[12] См. подробнее: Булычев А.А. О боярском списке 7119 (1610/11) года // Археографический ежегодник за 1986 год. М., 1987. С. 69-74.

[13] См.: Черепнин Л.В. Указ. соч. С. 192-194.

[14] Цит. по: Шмидт С.О. Размышления об "историографии историографии" // Исторические записки. М., 2005. Т. 8 (126). С. 306.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'