АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

"Очистим Россию надолго…"
Репрессии против инакомыслящих. Конец 1921 - начало 1923 г.:
Документы


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 5 (2008 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

"Очистим Россию надолго…" Репрессии против инакомыслящих. Конец 1921 - начало 1923 г.: Документы/ Под ред. А.Н. Артизова, В.С. Христофорова; сост.: А.Н. Артизов, З.К. Водопьянова, Т.В. Домрачева, В.Г. Макаров, В.С. Христофоров. М.: МФД: Материк, 2008. - 848 с. - 2000 экз. (Россия. XX век. Документы).


Отмечая актуальность рецензируемого сборника документов, подчеркнем, что прошли те времена, когда газетные, журнальные и монографические публикации о "философском пароходе" (М.С. Геллер, С.С. Хоружий, Т.Ю. Красовицкая, А.Н. Артизов и др.) активно обсуждались не только в научном сообществе, но и в городском транспорте, на улицах. Наступил период тщательного собирания всех источников, относящихся к этому трагическому явлению в отечественной истории, их осмыслению учеными. Историография выносит четкие и определенные оценки, но все еще колеблется между описанием общего и ситуативного контекста репрессивных мер государства и различными, даже "иррациональными" объяснениями высылки, погружается в эмпирическую безбрежность, фокусирует анализ на причинах выбора данной темы для сборника в наши дни. Его составители сделали все возможное, чтобы обеспечить это осмысление. Но актуальность настоящего издания куда серьезнее.

Казалось бы, после усиленного внимания к этой теме в 1990-х - начале 2000-х гг. уже вряд ли кто усомнится в том, что исторический опыт советской формы тоталитаризма олицетворяет собой крайне негативные общественную модель и сформировавший ее тип власти. В этой модели отразился не только эпохальный цивилизационный культурно-исторический разлом, значение которого вышло далеко за пределы логически обусловленных фазисно-цивилизационных переходов и превращений. В публикуемых статьях, речах (хотелось, чтобы их было больше) высланных, например П.Сорокина (Док. № 55), и особенно в их дневниках и воспоминаниях, в частности С.Булгакова, Н.Волковыского, Б.Харитона, Д.Лутохина, А.Изгоева, В.Стратонова, М.Осоргина, эти разломы предсказаны и сформулированы. У Н.Бердяева, например, в "Самопознании": "Изначально я воспринял моральное уродство большевиков. Для меня их образ был неприемлем и эстетически, и этически" (С. 707). И это - в том числе о товарище его молодости - Луначарском… В воспоминаниях А.Изгоева тачечник, подвозивший его скарб к пароходу, говорит: "А кто же в России останется? Одно, значит, неученое мужичье, чтобы легче командовать?" Чем дальше мы пытаемся удалиться от советской тоталитарной модели, тем явственнее проступает великая катастрофичность этого разлома, вызывающая все более сложные вопросы.

Документы сборника впервые представили всю известную и доступную совокупность источников, которые помогают осмыслить прежде всего границы между явлениями, территориально принадлежащими истории русского интеллектуального развития и более широкому мировому и европейскому фону. Кроме того, в сборнике уделено внимание не только мотивации властной верхушки (персонально В.Ленина, Л.Троцкого, Ф.Дзержинского, ЦК РКП(б), ОГПУ, наркомов - А.Луначарского, Н.Семашко и др.) - эти документы так или иначе уже использовались учеными. Внимательный читатель впервые получил возможность отличить отношение к высылке председателей Моссовета и Петросовета, сравнить ситуацию с высылками в обеих столицах. Важен блок документов о том, как информация о высылке доводилась до членов партии (выступления Г.Зиновьева на XII партконференции, заседании Петросовета). Составители сборника впервые поместили большое количество документов о тех, кто непосредственно составлял списки, вел допросы, обосновывал необходимость изгнания того или иного кандидата. Такая возможность появилась в результате комплексного использования документов Центрального архива ФСБ России, федеральных и региональных архивов.

В отношении первого тезиса отметим все же, что в 1922-1923 гг. большевики насильственно выслали за рубеж инакомыслящих деятелей науки и культуры, предопределив, как справедливо констатируют авторы сборника документов, советскую историю. В 1990 г. в "Московских новостях" я писала, что, по крайней мере, высланные остались живы. Часть наиболее известных, например религиозных философов, вынудили покинуть Россию с запретом возвращаться под угрозой смертной казни (описано Бердяевым в его мемуарах). Тем не менее все отплывшие на этом корабле продолжили работу за рубежом. За немногим исключением они развивали ранее ими намеченное или популяризировали уже напечатанное. Париж, Прага, Берлин, Белград становятся центрами русской интеллектуальной мысли, где проходят важные научные и литературные встречи и дискуссии. Именно там русский интеллект Бердяева, Булгакова, Шестова, Сорокина, Милюкова оказал влияние на западный. Из сочинений, в которых выражен исторический опыт, глубоко прочувствованный авторами, особо отметим книгу С.Булгакова об Апокалипсисе. Такие мыслители, как И.Ильин и Флоровский, развернулись благодаря работам в эмиграции. В СССР же несколькими годами позже происходят аресты немногих оставшихся и продолжавших мыслить интеллектуалов (Бахтина, Лосева, Флоренского, Шпета). После тюрьмы и ссылки остались в живых и сохранили себя если не физически, то морально единицы.

Что касается второго тезиса, то опубликованные документы, несмотря на предпосланные им грифы "секретно", воссоздают механизм высылки. Их в сборнике огромное количество. Действительно впервые воссоздан чудовищный советский монстр, жестокий механизм, начиная от его головного стержня - партийных и центральных государственных структур до мельчайших "штафирок", ведущих допросы, составляющих списки высылаемых, натужно и безграмотно характеризующих тех, кого следует выслать. Публикуемыми впервые документами прекрасно воссоздана и бюрократическая суетливость ведомственных чиновников, стремящихся "выдернуть" из списка тех, кто пока еще нужен. Чего стоит письмо А.Луначарского Л.Каменеву о нецелесообразности высылки украинской интеллигенции от 28 ноября 1922 г., но нарком-то опасается возобладания украинского языка и уменьшения роли русского влияния на Украине!!! (С. 419-420.) Историк впервые получает возможность увидеть цель, на которую было потрачено столько усилий, чтобы пригнать один к другому все составные части этого механизма. Теперь этой тайны нет. Работала бюрократическая машина, по привычке "секретившая" свои документы, ибо готовившаяся высылка была секретом полишинеля. Опубликованы все документы всех партийных лидеров, нет возможности "выгораживать" одного перед другим. Они были едины в стремлении не только "очистить Россию", но и завести по требованию Ленина дело на каждого интеллигента.

В сборнике впервые освещен и еще один важный аспект этой катастрофической акции, надолго приостановившей интеллектуальное развитие России. До сих пор мало обращалось внимания на то, что и "маленький человек" был увлечен этой возможностью: "Шалый был народ", - говорит тачечник Изгоеву. И здесь мы подходим вплотную к болезненной актуальности рецензируемого издания: о "маленьком человеке", участвующем в разрушении интеллектуальной жизни. Это он, до сих пор считают многие, поднялся к личному величию в коллективистской системе. Другие полагают, что роль этого "маленького человека" не более чем миф. Но впервые опубликованные документы свидетельствуют, что это не миф. Вот списки украинской интеллигенции, включившие ректоров, профессоров, преподавателей вузов Украины, подписанные начальником 4-го отделения СО ГПУ И.Решетовым 3 августа 1922 г. (Док. № 136). В них дана однозначная оценка каждому из высылаемых: "вредный". Это "вредный" ректор ХТИ И.А. Красуский ("хотя и числится незаменимым ученым"), "опасен и очень вреден" профессор ИНО М.В. Довнар-Запольский, "тип вредный" И.В. Кистяковский - всего 77 имен с этой характеристикой. Некий Решетов (жалко, что нет о нем комментария, каково образование?) устанавливает, что "тип весьма и весьма вредный и опасный" профессор Медакадемии И.Т. Титов!!! Он-то чем ему вреден?! Кстати, именно И.Т. Титов возглавлял в 1924-1928 гг. кафедру судебной медицины Киевского университета. Не встречался ли в 1920-е гг. Решетов с Титовым? Не здесь ли истоки послевоенных процессов над "врачами-убийцами"? А что же Решетов читал у Кистяковского? Он бы так оценил и Гегеля, и Канта. Вот Ф.Степун втолковывает следователю, что в России марксизм победил не как философская доктрина, а как "захватившая народную душу лжевера". Он дарит следователю свою книгу и спустя несколько лет сам удивляется возможности такой беседы. Впервые представлены и документы об одобрительном отношении студентов к высылке профессоров МГУ.

Фундаментальность проблемы видится в документальных сведениях о том, что выползает из подвалов подсознания - и имперского, и советского. Человек себя уже боится. Но боится-то он осмыслить результаты работы интеллекта - литературы, искусства, науки и оценкой "вредный" защищает себя. От этой оценки вскоре перешли к "вредителям" и установке - "расстрелять как бешеных собак". Он боится увидеть в этом анализе честную оценку себя самого и потому старательно нумерует списки с "вредными" и "очень и очень вредными". В начале 1950-х гг. многие тоже поверили во "врачей-вредителей". В поиск ответов на эти вопросы вовлечены историки, философы, писатели, журналисты, социологи, да и наиболее дальновидные политики. Рецензируемый сборник документов счастливо сочетает попытку соединить в себе эти, по сути, оппонирующие позиции.

Уникальность рецензируемого издания заключается в том, что высылка рассматривается авторами не только как проблема несовместимости идеологий, не только как один из наиболее используемых способов формирования общественного мнения в советском государстве, но и как жестокая (увы, эффективная) пропагандистская машина. Но именно она была не последним звеном в формировании и способов мышления современного человека, и картины мира в его сознании, и его духовных и нравственных императивов. "Маленький человек" появлялся в кадре кинохроники и этим легитимизировал расстрелы в 1930-е гг. Сознание очень немногих устояло под прессом этой машины. Да и устояло ли? Что думать сегодня тем, кто тайком читал "Зияющие высоты" А.Зиновьева, вернувшегося для того, чтобы восславить советский строй? Или Э.Лимонова, создателя партии национал-большевиков? Перечень можно продолжить…

Актуальность книги заключается в потребности осмысления роли интеллекта и власти в современном мире, их непростых взамоотноотношений.

Сборник документов выстроен по хронологическому принципу и состоит из четырех разделов. Первый раздел освещает предысторию операции по высылке интеллигенции (ноябрь 1921 г. - май 1922 г.), второй - ее начальный этап (май-июль 1922 г.), третий - решающий этап высылки (июль-ноябрь 1922 г.), четвертый - завершающий (ноябрь 1922 г. - май 1923 г.). Дополняют его приложения, где помещены статьи и информации зарубежной печати, дневники и воспоминания высланных, список репрессированных в ходе подготовки и проведения операции по высылке (272 имени), именной указатель, а также обширные комментарии.

В сборник включен огромный корпус документов: федеральных (ГАРФ, РГАСПИ, РГАНИ, РГАЛИ), архивов Москвы, Санкт-Петербурга, а также ведомственных (Архива Президента Российской Федерации, Центрального архива ФСБ России). Отметим и тщательный отбор публикаций в периодической печати, как российской, так и эмигрантской. Следует поздравить составителей с крайне удачной попыткой соответствовать сложным вызовам времени, проделавших кропотливую работу по выявлению документов, в том числе в труднодоступных архивах, их тщательному комментированию, археографической обработке. Последняя должна быть по достоинству оценена, как и предыдущие сборники этих археографов (З.К. Водопьянова, Т.В. Домрачева). Обществу предоставлены новые и важные документальные источники для ответа на вопросы, которые поднимают не только современные историки, но и социологи, психологи, культурологи, другие специалисты гуманитарных наук.

Т.Ю. КРАСОВИЦКАЯ

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'