АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

"Возвращение на родину признается еще рановременным…"
Ссыльные горцы в Псковской губернии. 1862 - 1880 гг.


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 3 (2004 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

На протяжении почти ста лет (конец XVIII - конец XIX в.) шел процесс включения Кавказа в состав России. В итоге ее подданными стала большая часть населения, исповедовавшего ислам и в той или иной мере тяготевшего к Турции с идеями панисламизма и пантюркизма. В российских архивах сохранилось множество документов, отражающих нелегкие отношения царской администрации с Османской империей и Северным Кавказом. Их изучение сейчас особенно важно.

Кавказская война, длившаяся более 45 лет (1817 - 1864), завершилась покорением народов Кавказа и массовым переселением горцев, не желавших подчиниться русскому царю. С 1862 по 1882 г. одним из мест их ссылки являлась Псковская губерния. Так, г. Порхов по предписанию министра внутренних дел (№ 271) от 22 декабря 1861 г. был назначен местом жительства "главы мятежников" в Малой Чечне и Аргунском округе чеченцу Атабаю [1]. Кто же такой Атабай и почему его сослали в этот исконно русский край? Из кавказоведческой литературы известно, что Атабай 12 декабря 1845 г. был назначен Гехинским наибом. Он участвовал в подготовке похода Шамиля в Кабарду в апреле 1846 г. С августа 1846 г. в течение нескольких лет являлся мудиром (старшим наибом, объединившим под своей властью несколько наибств, т. е. округов) Малой Чечни, а затем - приближенным Шамиля. После пленения последнего на Гунибе в августе 1859 г. Атабай еще два года возглавлял отряды абреков в Аргунском ущелье. Раненый, он был взят русскими в плен. Так что уездный город Порхов был выбран властями не случайно. Он удален от линии железной дороги, что предотвращало попытки узника к бегству.

Следующий этап массового выселения горцев в Псковскую губернию относится к 1877 - 1878 гг., он фактически совпал с русско-турецкой войной. Хотя Кавказская война давно закончилась, но продолжались стихийные выступления горцев Дагестана, что создавало большие трудности для русской армии. В 1877 г. горцы Дагестана и Чечни подняли восстание, закончившееся его подавлением. Главнокомандующий Кавказской армией генерал-фельдцейхмейстер великий князь Михаил Николаевич принял решение о высылке "мятежных горцев". По его распоряжению высылались тысячи семейств из Гунибского округа Дагестанской области. Министерство внутренних дел разместило часть семейств в уездном городе Опочке Псковской губернии в пустующих казармах. Вот как описывает их появление в городе очевидец: "2 февраля 1878 г. в 4 часа вечера за конно-почтовой станцией собралось очень много публики с правой и левой стороны шоссе в ожидании прибывающих с Кавказа пленных черкес в числе двухсот семидесяти семей. Была чудная погода, прекрасный зимний день с небольшим морозцем. Вот показался от г. Острова большой транспорт странных по своим костюмам пассажиров: они были одеты в шубы с длинными до пят рукавами и высокие мохнатые шапки; среди них были старики, молодые и дети, мужчины и женщины. Они были привезены на крестьянских подводах в дровнях, осыпанные снегом" [2].

Несмотря на четкую организацию приема и размещения горцев, вспышку массовых заболеваний предотвратить не удалось. Около 10 % прибывших оказались больны тифом, быстро распространявшимся. Местными властями предпринимались меры по оказанию медицинской помощи, организации правильного питания и быта переселенцев. Не осталась в стороне и общественность. Для улучшения надзора и ухода за больными, приготовлением и разнообразием их пищи в Опочке "составился особый попечительный дамский комитет с ежедневным дежурством". Постепенно быт ссыльных наладился. К октябрю 1878 г. 11 мальчиков-горцев обучались русской грамоте. В казармах открылись мастерские по изготовлению серебряных и медных изделий, сапожного дела, что способствовало получению дополнительных заработков переселенцами.

Военная служба традиционно была "отхожим промыслом" горцев. Во время Кавказской войны в состав Русской армии входили соединения, сформированные из местных жителей. В боевых действиях участвовал также Дагестанский конный полк, созданный в 1851 г. как иррегулярный и получивший за боевые действия на Кавказе Георгиевские серебряные трубы и Георгиевское знамя [3].

Среди высланных горцев были состоявшие ранее на службе в Русской армии и имевшие знаки отличия от русского правительства. Для облегчения их участи по запросу властей составлялись именные списки. В г. Опочке таковых насчитывалось 17 человек. Среди наград значились: Георгиевский крест, серебряная большая медаль на шее на Георгиевской ленте, серебряная медаль "За храбрость" на Георгиевской ленте, золотая медаль "За храбрость" на Анненской ленте, золотая медаль "За усердие" на Анненской ленте, бронзовая медаль "В память войны 1853 - 1856 гг." на Андреевской ленте, серебряная медаль "За покорение Чечни и Дагестана 1857 - 1859 гг." на Георгиевской ленте, крест за службу на Кавказе на Владимирской ленте и др. [4] Семь наград имел Гасан Жоврей-оглы, шесть - Бушап Магомет Умер-оглы, пять - Магомет Моме-оглы, по четыре - Кубума Чарин-оглы, Ахмет Рамозан-оглы, Муса Магомет-оглы [5].

Ссыльные горцы пробыли в городе около трех лет. Многие из них умерли от чужого климата и тоски по родине. Если на 16 февраля 1878 г. их насчитывалось 830 человек [6], то на 1 января 1882 г. - 332 человека, из них 166 мужчин, 79 женщин, 55 мальчиков, 32 девочки [7]. Вели себя очень хорошо. По воспоминаниям современника, "кладбище для них было отведено за Новоржевской слободой, рядом со старым иудейским. Как было слышно, горцы получили свободу и возвращены на родину по ходатайству Опочецкой помещицы княгини Дондуковой-Корсаковой, жены Кавказского наместника князя А.М. Дондукова-Корсакова [8]. Было также слышно, что и в городе их много умерло, в особенности во время переезда через Черное море много их заболело, и весьма немногие из них вернулись домой" [9].

Горцы оставили заметный след в Опочке; в память об их пребывании городская Дума в 1910 г. назвала одну из улиц Кавказской [10].

В фонде канцелярии псковского губернатора ГАПО сохранился комплекс документов об условиях содержания спецпоселенцев, моральном и физическом состоянии ссыльных, отношении к ним местных властей. В фонде находятся предписания министра внутренних дел, директора Департамента полиции псковскому губернатору, донесения последнего министру, донесения губернатору опочецкой уездной земской управы, рапорты исправника и др. Два письма: Атабая и его сына Ахмеда из Владикавказа, переведенные с арабского языка, уникальны. Последнее упоминание в документах фонда о пребывании горцев в Опочке относится к 18 января 1882 г. Сведений о возвращении и отправке их на родину не имеется [11].

Публикация комплекса источников осуществляется впервые. Опущены написанные неразборчиво и повторяющиеся части текста. Купюры отмечаются отточием, заключенным в угловые скобки. Восстановленные части слов (слова) помещены в квадратные скобки.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Е.М. ФЕДОРОВОЙ.

[1] Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 1 - 1 об.

[2] Софийский Л.И. Город Опочка и его уезд в прошлом и настоящем (1414 - 1914 гг.). Псков, 1914. С. 153 - 154.

[3] Шевяков Т. Гвардейцы с Кавказа // Родина. 1994. № 3 - 4. С. 49.

[4] ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 179 - 181.

[5] Там же.

[6] Там же. Л. 109.

[7] Там же. Д. 2289. Л. 375.

[8] Дондуков-Корсаков А.М. (1820 - 1893) - князь, генерал-адъютант, генерал от кавалерии. Представитель знатного обрусевшего рода, потомок известного калмыка Аючи. Участник Кавказской войны. В 1845 г. адъютант наместника Кавказа светлейшего князя М.С. Воронцова. Тяжело ранен во время знаменитой Даргинской экспедиции 1845 г. В 1869 - 1877 гг. киевский генерал-губернатор. В 1878 - 1879 гг. русский императорский комиссар в Болгарии. В 1882 - 1890 гг. командующий Кавказским военным округом и главноначальствующий гражданской частью на Кавказе.

[9] Софийский Л.И. Указ соч. С. 154.

[10] Там же. С. 153.

[11] ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 376.

вверх

№ 1
Из предписания министра внутренних дел П.А. Валуева[1] псковскому губернатору В.Н. Муравьеву[2] о высылке чеченца Атабая в г. Порхов


31 января 1862 г.

Господину начальнику Псковской губернии

22 декабря прошлого года за № 271 я уведомил ваше превосходительство, что высланному с Кавказа главе мятежников в Малой Чечне и Аргунском округе чеченцу Атабаю, согласно высочайшему повелению, назначено местом жительства Псковская губерния.

Ныне военный министр сообщает, что по всеподданнейшему докладу Государь Император[3] в 10-й день сего января высочайше повелеть соизволил: 1) Названного чеченца содержать на месте жительства под строгим надзором полиции, но не в виде арестанта. 2) На содержание выдавать Атабаю по 30 коп. в день, а состоящим при нем прислужникам и семейству по 10 коп. сер[ебром] на каждого человека и нанимать ему помещение от казны. 3) Расходы эти производить из экономической суммы Военного министерства.

О таковом высочайшем повелении, извещая ваше превосходительство, в дополнение к отношению за № 271 для надлежащего исполнения, покорнейше прошу по прибытии чеченца Атабая во вверенную Вам губернию, отправить его на жительство в г. Порхов. К сему нужным считаю присовокупить, что о высылке Атабая по назначению я вместе с сим отнесся и начальнику Воронежской губернии, и что расходы как по отправлению этого горца, так и на содержание его с прислугою и семейством, по отзыву генерал-адъютанта Милютина[4], будут возвращены из Военного министерства по получении подробного расчета в этих расходах. О распоряжениях, какие будут сделаны вашим превосходительством к исполнению изъясненной монаршей воли, не оставьте меня уведомить.

Министр внутренних дел,
статс-секретарь
Валуев

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 5 - 6. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 2
Из донесения псковского губернатора В.Н. Муравьева министру внутренних дел П.А. Валуеву о прибытии Атабая в г. Порхов

21 марта 1862 г.

Г[осподину] министру внутренних дел

Имею честь донести вашему высокопревосходительству, что назначенный на жительство в Псковской губернии под надзор полиции высланный с Кавказа глава мятежников в Малой Чечне и Аргунском округе чеченец Атабай прибыл в город Порхов 21-го сего марта, причем долгом считаю доложить вашему высокопревосходительству, что порховский городничий донес мне, что квартиры для Атабая за цену от 1 р[уб]. 20 коп. до 1 р[уб]. 50 коп. нанять невозможно, ибо после бывшего в Порхове в 1858 г. пожара жители не вполне еще обустроились, и поэтому цены на квартиры слишком высоки, так что квартиру в две комнаты менее 4 р[уб]. сер[ебром] нанять невозможно(1)[5]. <…>

Гражданский губернатор Муравьев

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 21 - 21 об. Копия. Рукопись.

вверх

№ 3
Предписание министра внутренних дел П.А. Валуева псковскому губернатору В.Н. Муравьеву о разрешении переписки Атабаю

10 июля 1862 г.

Господину начальнику Псковской губернии

Вследствие отношения вашего превосходительства за № 1216 имею честь уведомить, согласно отзыву военного министра, что признается возможным дозволить сосланному на жительство в Порхов чеченцу Атабаю переписываться с его родственниками, и что письма его могут быть отправляемы прямо от Вас в Штаб командующего войсками Терской области для передачи по принадлежности, если со стороны начальства этой области не будет найдено какого-либо к тому препятствия.

За министра внутренних дел,
товарищ министра
Подпись(2)

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 42. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 4
Рапорт порховского уездного стряпчего Пантелеева исполняющему обязанности псковского губернатора Н.В. Родзянко[6] о примерном поведении Атабая

15 августа 1862 г.

Его превосходительству господину
и. д. псковского гражданского губернатора
статскому советнику и кавалеру
Николаю Васильевичу Родзянко
[от] порховского уездного стряпчего

По предписанию вашего превосходительства от 8-го сего августа за № 1855 имею честь донести, что чеченец Атабай живет в городе Порхове скромно и ведет себя хорошо, но тоска по родине и семейству подействовали на его здоровье и, как мне известно, он весьма часто по несколько дней не принимает никакой пищи, чрез что страшно похудел и ослаб. Пребывание Атабая внутри России, как заметно, оказало на него благодетельное влияние, и мне самому случалось слышать от него раскаяние, а участие посторонних лиц в улучшении его быта удивляло его, и он со слезами высказывал благодарность, что русский народ добрый и хороший, и что он для своей родины желает такой же жизни, как живут русские.

Уездный стряпчий Пантелеев

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 53 - 53 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 5
Отношение департамента Генерального штаба псковскому губернатору В.Н. Муравьеву об отказе Атабаю в возвращении на родину

28 февраля 1863 г.

Начальнику Псковской губернии

На запрос, сделанный кавказскому начальству по поводу прошения, поданного на высочайшее имя проживающим в г. Порхове чеченцем Атабаем о помиловании[7] и возвращении на Кавказ, ныне генерал-адъютант князь Орбелиани[8] отзывом за № 280 сообщает, что дозволить Атабаю возвращение на родину признается еще рановременным, так как преступления, совершенные им, еще слишком свежи в народной памяти, и по роду этих преступлений он должен и самую ссылку считать для себя милостью.

По приказу военного министра, сообщая о сем, покорнейше прошу ваше превосходительство приказать объявить о невозможности возвращения его на Кавказ.

Генерал-квартирмейстер, генерал-лейтенант Веригин[9]

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 69 - 69 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 6
Письмо Атабаю от сына Ахмеда из крепости Капкай (Владикавказ) из квартиры полковника Дударова(3)[10]

10 марта 1863 г.

От раба Всевышнего Бога Ахмеда к его ученому родителю, пленному по воле Бога Милосердого, Атабаю, уповающему в Бога Святого, Всемудрого.

Привет вам и милость Бога Всевышнего и все блага небесные! Да пошлет вам Милосердый во все дни исполнение ваших желаний как в сем, так и в будущем мире заступничеством пророка. Аминь.

Возлюбленный наш полковник Мухаммед, так же как и избранный муж, полковник Абдул-Вехаб, писали к тебе весною несколько писем чрез мое посредство. Он извещал тебя о счастливом нашем положении, о нашем спокойствии и обо всех наших, близких и далеких, но, быть может, письма эти не дошли до тебя, по крайней мере, мы должны были это заключить из твоего послания. Быть может, они запоздали в дороге по причине дальнего расстояния. Как бы то ни было, да ведомо тебе будет, что мы не ленились писать к тебе. Я пишу к тебе настоящее письмо 3 шевваля(4), в крепости Капкай(5), из квартиры полковника Дударова.

Считаем обязанностию известить тебя, что мы наслаждаемся, благодаря Бога Милосердого, блаженною жизнию, не пробегаемою ни горестями, ни болезнями, ни смертью. Мы проживаем в деревне Большой Караман (Караман-эль-Кубра) вне всякой опасности со стороны преследования неприятелей, без страха и боязни, ниоткуда нам не угрожающих. Вот в каком мы находимся положении, и потому не видим надобности писать тебе на этот счет подробнее.

Мы советовали бы тебе вооружиться терпением относительно твоего семейства; да не подумаешь ты, чтобы мы жили с поникшими головами перед нашими врагами. Если бы ты знал, в какой степени жизнь наша счастлива и каким окружены мы вниманием, ты бы воссылал благодарение к Всевышнему. Знай также, что путь твоих к нам писем гладок(6), без склона(7), и без препятствий. Письма твои будут для нас утешением с утра до вечера. Из них узнали бы мы, точно ли положение твое таково, как ты его описываешь, потому что князь Мирский[11] получил от тебя письма. Они содержат жалобы, которые могли бы служить заменою изустным сообщениям.

Полковник Дударов, полковник Абдул-Вехаб, я и родственники наши получили также от тебя письма. Надежда возобновляется вместе с возобновлением дней и годов, и покорное ожидание возвращения гораздо легче, чем поспешность(8).

Для утешения твоего я считаю долгом передать тебе мнение всех людей Дагестана. Оно состоит в том, что благоденствия постоянного и жизни, не омрачаемой беспокойствами, нельзя достигнуть иначе, как чрез посредство службы и повиновения Государю Императору; что за борьбой и испытаниями могут гоняться только люди, привыкшие к беспорядкам, и что покушения подобного рода не могут никогда привести к миру и благоустройству. Они душевно сокрушаются, что пренебрегали служением Великому Монарху, и каются, что выходили на поприще войны противу могущественного Государя.

Все они восклицают: "Горе нам! Почему мы не были в числе защитников Царя, обладающего добродетелью в совершенной степени!" Они прибавляют: "Мы были в истинном заблуждении". Право, можно подумать, что раскаяние искупляет их, потому что всепрощение было даровано им прежде, чем они успели очиститься от преступления. "Мы довольны нашею жизнию, - повторяют они, - мы признаем Государя, мы повинились ему, горько сожалея, что восстали против него и раскаиваемся в прошедших делах наших. Да упрочатся для нас времена настоящие". Привет тебе.

3 шевваля 1279.

М.П. с именем "Ахмед сын Атабая".

(На полях внизу. - Комм. пер.)

Берегись от отчаяния! (повторено три раза. - Комм. пер.) и да не пренебрегаешь сноситься с нами письменно.

(На полях сбоку. - Комм. пер.)

Я начал изучать книгу Мохалли(9).

Я уже прочел всю главу о совокупной (или соборной) молитве, но на каждом шагу встречал тысячу трудностей. Что же касается Яхии(10), то он уже читает Алкуран наизусть, и до этого дошел он тотчас же по окончании первой части. Бог не создавал на земле человека более чем он одаренного памятью слова(11). Зато уж со времени вашего отсутствия мы не перестаем помогать его образованию и заставляем его выходить из дома на уроки, так как он теперь совершенно выздоровел и может ходить уже без костылей.

5 шевваля князь Мирский уехал. Его сменил Лорис-Меликов[12], который, мы надеемся, будет так же милостив, как и его предместник. В тот же самый день приехал и Царевич[13] и направился в Тифлис прежде чем поехать в Чечню.

(На обороте. - Комм. пер.)

От бедного грешника Гайата почтенному ученому наставнику Атабаю привет в Боге Милосердом. (После обычных пожеланий и молитвы. - Комм. пер.)

Величайший предмет моих желаний состоит в том, чтобы ты постоянно пользовался здоровьем и был охраняем от несчастий и недугов. Извещаю тебя, что мы получили все письма, которые ты писал к нам, но сомневаемся, дошли ли до тебя наши письма. Мы надеемся, что ты возвратишься к нам чрез посредничество людей мудрых и великодушных.

Если желаешь знать о нас и о семействе нашем, скажу, что мы совершенно счастливы, что не имеем никаких опасений, ни горестей, разумеется, исключая одной тоски по тебе. Надо надеяться, что вслед за нею Бог пошлет нам и радостное.

Сын твой Ахмед находится на службе Великого Падишаха вместе с людьми высокой мудрости. При нем находится также племянник наш Аль-Сомр, повсюду его сопровождающий, так что сын твой никуда не выходит, даже просто на улицу, без того, чтобы его не сопровождали один или двое из наших людей.

Мы не знаем, чтобы у него был хоть один враг в этой деревне Мартан или где-либо в другом месте, и потому не имей о нем никаких опасений со стороны неприятелей, которых у него нет. Все его любят, все питают к нему братские чувства и молятся о вашем благоденствии. Знай, однако ж, что сын твой не хочет исполнить твоего приказания. Я передал ему твою волю, которую ты выразил мне в отношении к нему в крепости Капкай. Я сообщил ему (одним словом - Комм. пер.) все твои речи, но он упорствует, хотя и не отказывается. "Мне стыдно будет перед людьми, - говорит он, - если я женюсь прежде возвращения отца моего". Жена твоя и дочери желают того же, что и ты, но только не иначе, как если он выразит на то свое согласие.

Если ты пожелаешь знать что-нибудь о скоте твоем, то извещаю тебя, что корова с отрубленным хвостом околела. Прочие еще живы и здравствуют так же, как и буйволы.

Все твои родные находятся в совершенном здоровье, исключая твоего племянника Джаниха, который умер. Если хочешь знать, как родственники твои живут, скажу, что они живут в полнейшем довольстве относительно пищи, питья, одежды и вообще имеют все нужное человеку в изобилии, потому что все довольны сыном твоим за его ум и терпение. Все охраняют его от беспокойств и доставляют ему все, что только может польстить его. Тебе небезызвестна дружба к нему полковника Мухаммеда Дударова. Это отец с сыном. Что же касается до полковника Абдул-Вехаба, то с сыном твоим он дошел до такого приязненного сближения, что связь их можно только сравнить с тою, которая существует между белком и зрачком глаза. Привет тебе.

3 шевваля 1279 года.

(На полях внизу. - Комм. пер.)

Быть может, что письма наши доходят до тебя поздно по той причине, что боятся передавать их тебе прежде, чем узнают их содержание. Но мы знаем ведь, как следует писать и читать.

С подлинным переводом, при делах Азиатского департамента[14] хранящимся, верно.

Статский советник Гамазов

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 89 - 95 об. Пер. с араб. современный подлиннику. Заверенная копия. Рукопись.

вверх

№ 7
Письмо Атабая псковскому губернатору В.Н. Муравьеву о необходимости увеличения средств на его содержание

10 апреля 1863 г.

Начальнику губернии
и управляющему ее делами губернатору
Валерьяну Николаевичу Муравьеву

Да упрочится слава его и почет. Сумма 12 рублей серебром для меня совершенно недостаточна. Положение это подвергает меня чрезвычайно пагубному для меня стеснению. Девять рублей, мне пожалованных Вами, едва достаточны, чтобы покрыть расход на мое прокормление, хотя бы самое обыкновенное, и то только на половину месяца. Смею надеяться, что вашему превосходительству угодно будет увеличить эту сумму до 12 рублей и более, все это сверх платы за квартиру, так, чтобы это было в соразмерности с высокими на все ценами в этой стране. А, между прочим, ведь должен же я иногда покупать себе и одежду, которая также чрезвычайно здесь дорога, если она только немного лучше самой негодной одежды.

Я пленник, живущий под Вашею властью, под началом Вашим и Вашею охраною. Благоволите бросить на меня взгляд милосердия. Если Вы откажете мне, я, право, не буду знать к кому обратиться[15].

10 апреля 1279 г.

М.П. с именем "Атабай"

С подлинным переводом, при делах Азиатского департамента хранящимся, верно.

Статский советник Гамазов

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 97 - 97 об. Пер. с араб. современный подлиннику. Заверенная копия. Рукопись.

вверх

№ 8
Предписание министра внутренних дел П.А. Валуева псковскому губернатору В.Н. Муравьеву об отправке Атабая на жительство в г. Касимов Рязанской губернии

12 апреля 1863 г.

Господину начальнику Псковской губернии

В дополнение к отношению Военного министерства от 17-го прошлого марта, имею честь уведомить ваше превосходительство, что для жительства высланного с Кавказа и находящегося в г. Порхове чеченца Атабая мною, по сношению с генерал-адъютантом Милютиным, назначен вместо г. Казани, где преобладает магометанское население, г. Касимов Рязанской губернии, в коем находится мечеть[16].

Вследствие сего покорнейше прошу ваше превосходительство сделать распоряжение об отправлении Атабая с состоящею при нем прислугою более удобнейшим способом, под надлежащим присмотром в назначенное для него место жительства, присовокупляя, что об этом вместе с сим уведомлен начальник Рязанской губернии, а об отпуске потребных денег как на отправление, так и содержание Атабая мною сделано сношение с военным министром.

Министр внутренних дел,
статс-секретарь
Валуев

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 85 - 85 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 9
Предписание Министерства внутренних дел[17] псковскому губернатору М.Б. Прутченко[18] о порядке размещения ссыльных горцев

1 октября 1877 г.

Господину псковскому губернатору

По распоряжению его императорского высочества главнокомандующего Кавказскою армиею[19] назначены к высылке с Кавказа до тысячи семейств горцев, виновных в возмущении Гунибского округа.

Имея в виду, что по случаю позднего времени года необходимо разместить означенные горские семейства не иначе, как казарменным порядком на всю зиму, Министерство внутренних дел входило в сношение с Военным министерством, прося, не признает ли оно возможным предоставить для означенной цели некоторые казармы, остающиеся ныне с выступлением войск свободными с тем, чтобы надзор за горцами, их продовольствием и снабжением всем необходимым лежал всецело на гражданском ведомстве, а с наступлением весны казарменные здания были очищены.

На это начальник Главного штаба[20] генерал-адъютант граф Гейден, по сношении его с временно командующим войсками гвардии и Петербургского округа, уведомил, что в настоящее время считаются никем не занятыми казармы, принадлежащие земству в г. Опочке, и по заявлению исправляющего должность начальника местных войск сего округа в них могут быть помещены до 800 человек.

Вследствие сего предположено воспользоваться помянутыми казармами для помещения в них означенного числа высылаемых горцев, в том числе женщин и детей, по поводу чего и телеграфировано его императорскому высочеству наместнику Кавказскому о возможности отправления с Кавказа означенных семейств с тем, чтобы по случаю прекращения навигации они были направлены до 5 октября морским путем на Астрахань, а после того - на Харьков, и чтобы о времени отправки каждой партии было сообщено по телеграфу министерству и губернаторам по принадлежности. До сего времени никакого сведения о времени отправления партий с Кавказа в министерство не поступало.

Сообщая о вышеизложенном вашему превосходительству, имею честь покорнейше просить в видах устройства надлежащего надзора за высылаемыми озаботиться заблаговременно приисканием надлежащего количества, по Вашему усмотрению и сообразно с помянутою цифрою горцев, полицейских служителей для означенной надобности так, чтобы по прибытии горцев служители эти могли безотлагательно вступить в должность[21]. К сему считаю долгом присовокупить, что по соглашению с Министерством финансов, Министерством внутренних дел определено: 1) Отпускать на содержание каждого полицейского служителя из вольнонаемных ту сумму, какая расходуется в данной местности городским обществом вообще на наем полицейского служителя из вольноопределяющихся; 2) Что при установлении надзора из вольнонаемных людей следует преимущественно приглашать на эти должности отставных, бессрочно и временно отпускных нижних чинов, испытанных в нравственном отношении и вполне благонадежных и 3) Об отпуске на этот предмет суммы необходимо каждый раз входить с требованиями в министерство (по Департаменту полиции исполнительной[22]) по форме при сем прилагаемой(12).

О последующем я буду ожидать Вашего, милостивый государь, уведомления в возможно непродолжительном времени.

Министр внутренних дел,
товарищ министра, статс-секретарь
Маков[23]
За директора, вице-директор Подпись(13)

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 3 - 4 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 10
Предписание Департамента полиции исполнительной МВД псковскому губернатору М.Б. Прутченко о порядке выделения средств на спецпоселенцев

26 октября 1877 г.

Господину псковскому губернатору

Вследствие отношения за № 3634 Департамент полиции исполнительной имеет честь уведомить ваше превосходительство, что согласно приказанию г[осподина] министра, в Ваше ведение ассигновано из имеющегося в распоряжении Министерства внутренних дел кредита 1833 руб. 95 коп. на приспособление казарм в г. Опочке под помещение [для] мятежных горцев, а именно: на принадлежности постельные - 865 руб., кухонные и столовые - 300 руб. 25 коп. и строительные приспособления - 668 руб. 70 коп., о чем и сообщено вместе с сим, для зависящих распоряжений департаменту общих дел. Что же касается испрашиваемых Вами в том отношении денег на содержание, обмундирование и вооружение полицейских служителей по надзору за означенными горцами, то по сему предмету сделано сношение с министром финансов, и по получении отзыва от него последует надлежащее распоряжение.

Обращаясь за сим к вопросу вашего превосходительства относительно продовольствия [для] горцев, размеров оного и порядка получения на это сумм, департамент считает долгом присовокупить, что размер сего пособия указан: 1) [в] 558 ст[атье] XV т. 2-й ч[асти] "Свод[а] законов о прест[уплениях] и прост[упках]" и [в] примечании к оной, по продолжению 1868 г.

2) Высочайшим повелением, распубликованным в указе Правительствующего Сената от 15 марта 1874 г. за № 12059 (Собрание узаконений и распоряжений Правительства 19 марта 1874 г. № 25 ст. 338) и 3) Установленным по соглашению Министерства внутренних дел с Министерством финансов порядком, коим определено: отпускать пособие в половинном размере детям всех вообще ссыльных горцев до достижения ими четырнадцатилетнего возраста включительно, а далее производить таковое в полном размере, как взрослым, применяясь к вышеприведенной статье закона. Об отпуске же денег на таковое пособие, а равно о выдаче оных на заготовление означенным поднадзорным одежды и обуви, необходимо всякий раз входить в министерство (по Департаменту полиции исполнительной) с особым представлением.

Директор Коселовский
Управляющий отделением Мавроди

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 15 - 16 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 11
Предписание Департамента полиции исполнительной МВД псковскому губернатору М.Б. Прутченко о порядке организации приема горцев

21 декабря 1877 г.

Господину псковскому губернатору

Министерством внутренних дел получено сведение, что из числа 1000 семейств мятежных горцев, часть которых, как известно вашему превосходительству, будет помещена в г. Опочке, уже назначены к отправлению из г. Темир-Хан-Шуры 600 человек. Все они будут следовать в г. Опочку тремя партиями, в составе около 200 душ каждая, под конвоем от местных или полевых войск, чрез г[орода] Владикавказ, Харьков, Москву, Петербург и Остров, согласно прилагаемому при сем примерному расписанию, из коего видно, что прибытие означенных партий в г. Опочку предполагается 30 января и 4 и 9 февраля 1878 г.

Сообщая о сем вашему превосходительству и покорнейше прося, не изволите ли Вы, милостивый государь, озаботиться своевременным приготовлением для помянутых партий помещения и продовольствия горячей пищей во время их остановки на одни сутки в г. Острове. Департамент полиции исполнительной считает долгом присовокупить: во[-первых], что об изложенном вместе с сим сообщено губернаторам тех местностей, где назначены остановки партий, а также в Главный штаб для надлежащих распоряжений по Военному ведомству, и во[-вторых], что относительно наряда в подлежащих пунктах вагонов для перевозки сказанных партий, и о назначении для препровождения их особого конвоя от местных войск, вашему превосходительству следует войти в сношение с местным военным начальством, которому со стороны Военного министерства даны об этом соответствующие предложения.

Директор Коселовский
Управляющий отделением Мавроди

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 49 - 50. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 12
Письмо помещика Холмского уезда Псковской губернии фон Глауэра министру внутренних дел о желании принять в своем имении горцев(14)

29 января 1878 г.

Ваше высокопревосходительство!

27 января сего года г[осподин] обер-полицеймейстер г. Москвы объявил мне содержание телеграфом ответа вашего высокопревосходительства [о необходимости] сообщить псковскому губернатору условия, на которых я желаю принять десять семей горцев, выселяемых с Кавказа.

Исполнив вашего высокопревосходительства предложение, честь имею донести, что я в принадлежащем мне имении в Холмском уезде село Ратчи и состоящем из 25 000 десятин земли желаю принять десять семей горцев для сделания первоначального опыта на следующих условиях: отвести им здоровое, сухое и теплое помещение, отпускать для них хлеб, соль, мясо и прочее; употреблять их для селовых(15) работ с платежом им за работы местные цены, или, если они для таких работ окажутся неспособными, я употреблю их для селовой службы, как-то: за уходом лошадей заводских и простых, лесниками и тому подобное с месячным жалованием. Если же они пожелают обзавестись собственным хозяйством, я согласен отпустить им не менее по 5 десятин хорошей земли и покоса, а равно и строевой лес для необходимых построек, с тем, что они за землю и покос платить обязаны ежегодно местную арендную цену.

Если первоначальный опыт первых десяти семей увенчается успехом, в одном или другом случае моего предложения, я тогда немедленно попрошу ваше высокопревосходительство разрешить мне прислать еще семейства из горцев.

Хотя я и не рассчитываю приобрести взрослыми горцами такие рабочие силы, какие необходимы для селовых работ, но я полагаю, что в детях этих же горцев можно будет выработать на будущее время то, что от родителей нельзя требовать.

В силу вышеизложенного покорнейше прошу ваше высокопревосходительство, если Вы предложение мое изволите найти соответствующим, предписать отправить на Старую Руссу и Холм, так как имение мое, село Ратчи, прилегает к границе Старорусского уезда, в мое село Ратчи десять семей горцев, преимущественно с детьми.

Вашего высокопревосходительства покорный слуга фон Глауэр

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 72 - 72 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 13
Из донесения псковского губернатора М.Б. Прутченко в Департамент полиции исполнительной МВД о прибытии горцев в г. Опочку

6 февраля 1878 г.

Из числа назначенных к водворению в г. Опочке мятежных горцев первая партия в числе 293 человек прибыла в г. Остров 29-го прошлого января и отправлена в Опочку 30 января в числе 292 человек, один из партии, по случаю болезни, оставлен в Острове. Эта партия прибыла в Опочку 1 февраля и размещена в казармах, за исключением 20 человек, которые оказались больными, и поэтому переданы в земскую больницу. Вторая партия горцев в числе 218 человек прибыла в Остров 2 февраля и отправлена оттуда в Опочку 3-го числа в числе 216 человек, двое умерло в г. Острове. Партия эта прибыла в Опочку 5 февраля, за исключением трех человек, которые умерли на пути между Островом и Опочкою, и из них, прибывших в сей партии горцев, 31 человек оказались больными тифом, которые и помещены в земской больнице, остальные же водворены в Опочецких казармах(16). <…>

Псковский губернатор Прутченко
Верно: помощник Ивановский

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 84 - 85. Заверенная копия. Рукопись.

вверх

№ 14
Донесение Опочецкой уездной земской управы псковскому губернатору М.Б. Прутченко о заболеваемости среди горцев и мерах профилактики болезней

9 февраля 1878 г.

Господину псковскому губернатору

Из числа присланных в Опочку горцев около 10 % оказалось заболевших тифом, которых следовало подвергнуть немедленному и притом, ввиду эпидемического характера болезни, самому тщательному госпитальному лечению. Все больные, в 40 человек, были направлены местным начальством в земскую городскую больницу к тем 25 больным из местных жителей, которые уже находились там.

Такое непредвиденное скопление больных при ограниченных лазаретных запасах белья, одежды, посуды и прочее (сметное устройство запасов обыкновенно на 30 человек) и, самое главное, при недостаточности занимаемого больницею помещения (что мешает всякой возможности совершенного разделения больных заразительных от незаразительных), а также при совершенном неимении денежных средств, кроме обыкновенной ежегодной ассигновки на содержание больницы по расчету на 30 человек, поставило управу в крайне затруднительное положение относительно организации госпитального лечения. Исходя из такового положения, а также ввиду особенной важности дела, управа немедленно приняла следующие меры: из помещения городской больницы, по случаю вышеупомянутой невозможности отделить совершенно особо больных тифозных, все больные не тифозные переведены в уездные лечебницы, и эта больница предназначена исключительно для больных тифозных. Больные же, одержимые другими болезнями, при засвидетельствованной врачами возможности для них переезда, будут и впредь отправлены в уездные земские лечебницы. Затем для тех больных, для которых эвакуация невозможна, предположено сряду(17) же нанять в городе особое помещение.

Вместе с тем, сряду же приняты меры к заготовлению вещевых госпитальных запасов и медикаментов. Устраивая дело таким образом, земская управа вместе с тем [своим] долгом считает почтительнейше просить ваше превосходительство не отказать ей в разрешении нижеследующего: может ли земство рассчитывать на плату за лечение горцев, в каком размере и от какого учреждения, а за сим, может ли управа получить авансом в счет платы за лечение первоначально хотя бы 500 рублей на наем, как выше упомянуто, отдельного помещения? К этому, не признаете ли возможным упомянуть, будут ли также оплачены и кем подводы, поставленные под своз горцев при следовании их в Опочку?

В настоящее время ожидается прибытие еще новой партии горцев, следовательно, следует ожидать еще увеличение больных и расходов на их лечение, а так как еще неизвестно, какое будет оказано в этом деле пособие правительством, то земская управа, пользуясь случаем, что 12-го сего февраля будет происходить заседание чрезвычайного земского собрания, имеет честь покорнейше просить ваше превосходительство дать свое согласие на внесение вопроса об усилении больничных средств, ввиду лечения горцев, на обсуждение сего собрания.

Председатель управы Янович

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 129 - 130. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 15
Из рапорта опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко о положении горцев в городе

10 февраля 1878 г.

1) В опочецкой казарме камер, занятых горцами - 16.

2) Камер, оставшихся свободными, для помещения ожидаемых горцев - 11.

3) Порядок продовольствия горцев по 10 февраля установился следующий: горцам, по числу их, выдавались кормовые деньги в размере - взрослым - 7 коп., а малолетним - 3,5 коп. На деньги эти лицами, выбранными из среды горцев, покупалась потребная провизия, и пища приготовлялась в общих котлах. Таким же путем заготовлялся и хлеб, который горцы заготовляли сами. Деньги же, причитающиеся сорока грудным детям, не вкладывались в общую артель, а отдавались на руки матерям. Стоимость таким образом заготовляемой пищи обходилась горцам по следующим ценам: пуд ржаной муки - 80 коп., пуд говядины последнего сорта - 3 руб., пуд круп - 1 руб. 30 коп., пуд пшеничной муки 2-го сорта для подбелки супа - 2 руб. 80 коп., пуд соли - 1 руб. 20 коп.

4) Для полного продовольствия горцев необходимо прибавить мяса в размере, по меньшей мере, 1/4 фунта на человека, картофеля 1/4 гарнца[24], круп для варки каши, муки, луку и других принадлежностей. Рассчитывая таким образом необходимые добавления, продовольствие горцев обойдется по 10 коп. как на взрослых, так и на малолетних, которым необходимо будет заготовлять пшеничный хлеб, так как ржаной вредно действует на их здоровье.

5) По опросу горцев оказывается необходимым заготовить для них вещи по приложенной ведомости(18).

6) Число больных по 10 февраля было следующее: тифом - 39, другими болезнями - 24.

7) Ввиду недостаточности помещения в земской больнице для тифозных отведено помещение для больных этого рода в квартире смотрителя тюрьмы, которому взамен этого помещения от земства нанята квартира. Кроме этого, в видах расширения помещения для больных этого рода предполагается употребить помещение, занимаемое городскою управою. Для больных другими болезнями нанят земством частный дом и занято помещение в нижнем этаже казармы.

8) По 10 февраля прибыло в г. Опочку горцев: мужчин - 185, женщин - 149, детей - 174, итого - 508; родилось - 2; из этого числа умерло: женщин - 2, детей - 4; заболело и передано в больницу - 63; осталось налицо к 10 февраля - 447.

9) Самый большой состав семейства состоит из десяти душ, а меньший - из двух.

10) Детей - круглых сирот нет.

11) Мулл по 10 февраля было 10, которые и исполняли обряды.

12) Переводчиков - 3.

13) Старшин - 16.

11 февраля прибыла в г. Опочку партия горцев в 325 человек, из коих 18 переданы в больницу.

Прибывшей партией все свободные камеры заняты, и с этого числа способ продовольствия горцев изменился, так как на получаемые деньги горцы, каждая семья отдельно, закупают себе провизию на рынке. Сведение о потребном числе дров, освещения и соломы имеет мною быть доставлено вслед за сим отдельным рапортом.

Исправник Глушанин

Помета: "Доставлено лично исправником в бытность Е.П.(19) в Опочке 15 февраля 1878 г. по предваренным вопросам".

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 103 - 104 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 16
Рапорт опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко о необходимости введения артельного образа жизни у высланных горцев

23 февраля 1878 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

В настоящее время часть взрослых горцев, а именно 250 человек, продовольствуется на артельных началах, приготовляя пищу в двух котлах, а остальные затем не пользуются горячей пищей, за исключением малолетних, которые имеют особый котел, устроенный на средства уездного земства. Такой ненормальный порядок происходит не только вследствие того, что выселенные горцы не принадлежат к одному племени, но, главным образом, по неуживчивости их характера, неодинаковых материальных средств и вообще по непривычке к подобному хозяйству, затрудняющей их ведение расчета между лицами, участвующими в артели. Основываясь на опыте о крайней затруднительности на продолжительное время согласить всех горцев иметь общую артель и принимая во внимание, что неимение горячей пищи непременно должно в значительной степени увеличить болезненность и смертность, я, ввиду предупреждения столь печальных последствий, имел совещание по сему предмету с председателем земской управы, городским головою и тремя медиками, которые единогласно признали безотлагательно нужным, чтобы все горцы получали горячую пищу. По обсуждению же способа, посредством которого возможно было достичь этого результата, нахожу, что единственный выход из столь опасного положения может быть лишь обязательное для горцев введение хозяйства по образцу солдатскому, т. е. приготовление горцами для себя на получаемые деньги хлеба и горячей пищи в общих котлах.

Если настоящее хозяйство будет разрешено, то я полагал бы дело это повести на следующих основаниях: кормовые деньги выдавать избранным горцами из своей среды артельщикам, на обязанности которых и лежало бы ведение общего хозяйства. При этом артельщики, по соглашению с горцами, делали бы расписание пищи на всю неделю. Само собою, что расходы, производимые артельщиками, поверялись бы и вообще они находились бы под контролем.

Докладывая о сем вашему превосходительству, имею честь покорнейше просить не отказать Вашим по сему ходатайству распоряжением. К этому имею честь присовокупить, что в настоящее время гигиенические условия в помещении, занимаемом горцами, значительно улучшены, как относительно воздуха, так равно и опрятности в казарме.

Исправник Глушанин

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 136 - 137. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 17
Рапорт опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко о предложении холмского помещика фон Глауэра(20)

23 февраля 1878 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

На предъявленное мною горцам предложение г[осподина] Глауэра ни одно из выселенных семейств в г. Опочку не согласилось принять такового, ответив, что они не считают удобным воспользоваться предложением г[осподина] Глауэра в тех видах, что, выселенные по распоряжению Правительства с Кавказа, будут ожидать дальнейшего правительственного с ними распоряжения.

Что же касается моего заключения по сему заявлению г[осподина] Глауэра, то нахожу, что первое из предложений, как не дающее никаких гарантий к постоянному водворению в той местности горцев, не представляется достаточно удобным, не говоря уже о том, что поставило бы горцев к владельцу в ненормальное отношение, несколько напоминающее собою дворовых людей при крепостном праве, да и в заявлении своем г[осподин] Глауэр далее указал на желание иметь у себя обязательно постоянных работников, [однако далее] не идет и не излагает определенно тех условий и гарантий, которые он, в свою очередь, может предоставить горцам. Наконец, предложение это на практике вряд ли применимо и может повлечь к обоюдному лишь недоразумению.

Второе предложение г[осподина] Глауэра, как могущее прикрепить горцев к местности посредством водворения их на землях, отдаваемых владельцем на продолжительное арендное время, нахожу полезным, но ввиду неопределенности и неясности предлагаемых условий г[осподина] Глауэра, я полагал бы удобным предварительно [до] принятия их, как в интересах горцев, так и во избежание недоразумений, выяснить следующие обстоятельства: 1) качество отдаваемой горцам земли и покосов с обозначением количества их на каждую мужскую душу; 2) число арендных лет; 3) арендную плату; 4) какую помощь г[осподин] Глауэр со своей стороны может оказать горцам при постройке, как например, перевозочные средства для свозки леса, снабжение необходимыми инструментами, отвод временных помещений до устройства селений и т. п.; 5) далеко ли лес, предназначенный для постройки, от места поселения; 6) отнесет ли г[осподин] Глауэр на свои средства пособие горцам для обзаведения хозяйства, выдачею хлеба на продовольствие и обселение полей до первого урожая, а также хозяйственные орудия и необходимого числа лошадей и скота.

Исправник Глушанин

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 160 - 160 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 18
Из донесения Опочецкой уездной земской управы псковскому губернатору М.Б. Прутченко о мерах властей по предотвращению заболевания горцев тифом

27 февраля 1878 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

По прибытию горцев в Опочку многие из них оказались больными тифом, и так как по необходимости земской городской больницы не оказалось возможным устроить особого отделения для тифозных, то бывшие в них больные были частию перевезены в уезд, в земские лечебницы, а для остальных было нанято помещение в частном доме. Больница, оставленная для помещения тифозных, оказалась недостаточной для помещения тифозных, число которых по прибытии третьей партии возросло до 82, но благодаря тому участию, которое Вы, ваше превосходительство, приняли в этом деле в последний приезд Ваш в Опочку, управа получила возможность расширить больницу тифозных, заняв для нее помещение, занимаемое Думою, опекою, и в настоящее время и помещение уездного по воинской повинности присутствия приспособлено для той же цели. Все указания доктора медицины тайного советника Ракшера, как-то: делать тифозным больным ванны, разнообразить их пищу и усилить вентиляцию больниц, по возможности исполнены, главное затруднение только в ваннах.

Хотя управа и прикомандировала к тифозной больнице еще одного доктора и одного фельдшера из уезда и личный персонал прислуги увеличен, но доктора не находят возможным начать делать больным ванны до устройства в больницах ванн особого устройства, выписанных чрез доктора Гильдебранда. Для лучшего надзора за уходом больных и лучшего приготовления и разнообразия их пищи составился особый попечительный дамский комитет с ежедневным дежурством для заведования, как за уходом, так и за пищею больных.

Несмотря на все вышесказанные меры, хотя заболеваемость тифом и не увеличилась (больных тифом - 62 человека, из них сыпным тифом - 6 человек), но зато число заболевающих дизентерией значительно прибавляется, что, по мнению докторов, появление как этой болезни, так и тифа, объясняется скудностью пищи, обусловливаемой недостаточностью отпускаемого им денежного довольствия.

Земское собрание в своем чрезвычайном заседании 12 февраля, озабочиваясь тем, чтобы избавить уезд от беды, которая грозила бы ему, если бы тиф и другие заразительные болезни между горцами не прекратились, а напротив, усилились и могли бы перейти в общую эпидемию, постановило ходатайствовать перед Правительством об отпуске горцам, водворенным на временное жительство в Опочке, по 10 коп. на продовольствие, не различая пола и возраста, так как только улучшением пищи и можно предотвратить эпидемию, а впредь до разрешения этого ходатайства отпустило в распоряжение управы на улучшение гигиенического положения горцев 2400 рублей, по расчету по 3 копейки на каждого на 3 месяца, поручив управе ходатайствовать перед Правительством о возврате этих денег(21). <...>

Для более целесообразного употребления денег, отпущенных земством на улучшение гигиенического положения горцев, управа по соглашению с местным исправником определила устроить на эти деньги питание исключительно детей, рассчитывая, что деньги, отпускаемые Правительством для детей, поступают для улучшения пищи взрослых горцев. На самом же деле оказалось, что деньги детские улучшили только средства их родителей, бездетные же горцы остались на 7 копейках. Это обстоятельство служит к тому, что артели, которые составляются по добровольному соглашению, исключают таких из своей среды. Впрочем, это не единственная причина, затрудняющая добровольные устройства артельного хозяйства. Главная причина - непривычка к такого рода хозяйству, незнакомство с ним, а потому и недоверие к нему.

Между тем, пока не будет устроен общий стол, до тех пор не будет у горцев пищи, необходимой для улучшения их гигиенических условий уже по тому одному, что каждому из них отдельно на свои средства нельзя того сделать, что можно было бы сделать при общем столе, и затем потому еще, что отдельное хозяйство мешает их возможности иметь каждому теплую пищу, так как в кухне всего четыре котла и более шести поместить негде, теплая же пища признана врачами необходимым условием для улучшения теперешнего состояния их здоровья, вот почему управа считает своей обязанностью обратиться к вашему превосходительству с просьбою о разрешении не выдавать денег на руки горцам, а обязать их выбрать из среды себя артельщиков и доверенных, которые получали бы отпускаемые им деньги и на них заведывали бы приготовлением общей теплой пищи(22). <…>

Председатель управы И.Янович

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 169 - 170 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 19
Из рапорта опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко об улучшении санитарного состояния помещения для горцев

2 марта 1878 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

Во исполнение предписания вашего превосходительства от 23 февраля за № 812 имею честь донести, что в настоящее время в отделении казарм, отведенном под помещение мятежных горцев, введена опрятность и чистота, и невыносимо тяжелый воздух, появившийся в казарме вслед за прибытием горцев, принятыми мерами, как относительно приведения самих горцев, так и их платья в чистоту и опрятность и приучения их к известному порядку и опрятности, в настоящее время совершенно исправлен и представляется вполне удовлетворительным.

Для дезинфекции одежды горцев таковая была выдержана в высокой температуре в бане и проветриваема во дворе казармы, причем выколачивалась. Последние две меры продолжают выполняться еженедельно и по настоящее время. Что же касается привития оспы детям, то таковое начато и производится постепенно. Опрятность в отхожих местах значительно улучшена, для достижения чего оказалось необходимым назначать очередных дневальных из среды горцев(23). <…>

Исправник Глушанин

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 147 - 147 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 20
Рапорт опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко о заболеваемости переселенцев тифом

2 апреля 1878 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

Почти совершенно прекратившийся тиф среди горцев с наступлением весны в последнее время, несмотря на все принятые меры, вновь несколько усилился, так что из числа полицейской стражи при горцах уже заболело несколько человек сыпным тифом, а также подверглись заболеванию и служители при больнице. В настоящее время, хотя тиф и не принял эпидемического характера, но тем не менее уже было два случая заболевания сыпным тифом в среде городских обывателей[25].

Ввиду этих обстоятельств, я пришел к заключению о необходимости принятия энергических мер, имеющих целью не допустить ныне существующей болезни перейти в эпидемическую, что может быть, по моему мнению, достигнуто устройством лагеря для горцев, с тем, чтобы по наступлении теплого времени вывести горцев из казарм в лагерь.

Исполнение этого как может уменьшит распространение заболеваний между горцами и, во всяком случае, повлияет благодетельно на их здоровье, так и даст возможность в течение лета принять необходимые меры к дезинфектированию казарм чрез проветривание помещений в них, обеление стен известью для уничтожения тифозных гнезд, вообще приведению их в возможно лучшее положение в гигиеническом и санитарном отношениях, что представляется крайне необходимым в видах предупреждения развития тифозной эпидемии.

Донося об этом вашему превосходительству, имею честь покорнейше просить не отказать в Вашем распоряжении, как относительно скорейшего отпуска заимообразно из Военного ведомства необходимых для горцев 150 палаток, так равно и об ассигновании 500 рублей на устройство кухни, отхожего места при лагере, покупку принадлежностей для поставки палаток и дезинфектирования казарм[26].

При этом считаю нужным добавить, что хотя нижние чины уездной команды и не подвергались заболеванию тифом, но, тем не менее, по моему мнению, было бы полезно вывести из казарм в особый лагерь и команду, для дизенфектирования тех помещений, которые она теперь занимает.

Исправник Глушанин

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 162 - 162 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 21
Рапорт опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко о занятости горцев и обучении их детей

20 ноября 1878 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

На предписание от 30 октября за № 3916 имею честь донести вашему превосходительству, что горских мальчиков обучается в настоящее время русской грамоте 11 человек, из коих 10 начали учиться с 21 августа, а одиннадцатый - с 26-го минувшего октября. Обучением их занимается один из полицейских служителей при горцах, под личным наблюдением надзирателя.

Три мастерские открыты с 15 сентября. В этих мастерских работают в настоящее время: серебряников - 9, медников - 8 и сапожников - 6 человек, но эти цифры не постоянные, так как всех мастеров из горцев около 55 человек, а число их в мастерских изменяется, смотря по требованию на работу. В каждой мастерской имеются необходимые инструменты, кои приобретены самими горцами - мастерами. Работы производятся как для горцев же, так и для жителей Опочки. В первый месяц по открытии мастерских серебряники зарабатывали около 4 рублей, а медники - около 3 рублей каждый; но в настоящее время заработки значительно меньше, чем в первое время, так что серебряники зарабатывают около 2 рублей, а медники - около 1 рубля в месяц, что зависит как от плохого качества работы горцев, так и от конкуренции постоянных городских мастерских. Заработанные деньги получаются самими мастерами, по свободному условию их с дающими заказы, и употребляются ими на свои личные нужды. Сапожники работают исключительно для горцев и занимаются преимущественно починкой обуви. Каждый из них зарабатывает около одного рубля в месяц.

Исправник Глушанин

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 196 - 196 об. Подлинник. Рукопись.

вверх

№ 22
Из рапорта опочецкого уездного исправника Глушанина псковскому губернатору М.Б. Прутченко о численности горцев в г. Опочка

25 июня 1880 г.

Его превосходительству господину
псковскому губернатору

Возвращая присланное при предложении вашего превосходительства от 4 июня за № 2302 прошение состоящих в г. Опочке под надзором полиции мятежных горцев о дозволении им вернуться на родину(24)[27], имею честь донести, что прошение это подписано по уполномочию всех горцев горцами Казикумухского округа(25) <…>.

Что же касается объяснений горцев в их прошении относительно смертности, то движение населения между ними с 1878 г. по 13 июня сего 1880 г. выражается в следующих цифрах.

В 1878 г. выслано в г. Опочку горцев обоего пола 861 человек.

Прислано из Коростынских казарм 23 - " -

По 13 июня 1880 г. родилось 41 - " -

Итого: 925 человек

В 1879 г. возвращено на родину 105 - " -

Отправлено в Коростынские казармы 25 - " -

Умерло по 13 июня 1880 г. 355 - " -

Итого: 485 человек

К 13 июня 1880 г. состоит налицо 440 человек.

Большая смертность горцев в первое время обусловливалась появлением между ними в широких размерах тифа и других болезней. За прекращением же тифа в настоящее время процент заболеваемости и смертности между горцами вообще уменьшился, но тем не менее горцы склонны к болезням грудным, и процент чахоточных между ними значителен. Все горцы ведут себя очень хорошо, но неопределенное положение их, значительная смертность, тоска по родине и, безусловно, праздная жизнь влияют на них весьма гнетущим образом, а потому представляется крайне необходимым скорейшее устройство их быта на более определенных началах в случае, если правительство не найдет возможным возвратить их на родину.

Не менее желательно было бы скорейшее возвращение на родину или изменение быта горцев, выселенных в г. Опочку, и в видах сбережения на содержание их расходов, которые достигли в продолжение 2,5 лет уже значительной суммы. Громадный процент смертности между горцами, указывая на вредность местного климата для них, вместе с тем доказывает необходимость возвращения их на родину или скорейшего поселения в той полосе империи, где климат представляется более сходным с кавказским.

Исправник Глушанин

ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2289. Л. 203 - 204. Подлинник. Рукопись.


[1] Валуев П.А. (1814 - 1890) - граф, государственный деятель, публицист, действительный тайный советник, статс-секретарь, член Государственного совета, почетный член Петербургской АН. В 1861 - 1868 гг. министр внутренних дел. Руководил проведением крестьянской и разработкой земской реформ.

[2] Муравьев В.Н. (? - 1869) - действительный тайный советник. С 1852 г. губернатор Костромской, затем Олонецкой губерний. В 1856 - 1864 гг. псковский губернатор, затем сенатор, младший брат Н.Н. Муравьева-Амурского. Награжден орденами Святой Анны 2-й степени с мечами и 4-й степени "За храбрость", Святого Владимира 3-й степени, персидским орденом Льва и Солнца 2-й степени с алмазами.

[3] Александр II (1818 - 1881) - российский император с 1855 по 1881 г.

[4] Милютин Д.М. (1816 - 1912) - граф, российский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал, почетный член Петербургской АН. В 1861 - 1881 гг. военный министр. Провел военные реформы 1860 - 1870-х гг.

[5] Учитывая это обстоятельство, Военное министерство первоначально отпускало на наем квартиры для Атабая 5 руб. в месяц (ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 33). С 1863 г. квартирные составляли 60 руб. в год, а суточные - 109 руб. 50 коп., т. е. казна выделяла на ссыльного 169 руб. 50 коп. в год (Там же. Л. 71).

[6] Родзянко Н.В. - статский советник, псковский вице-губернатор.

[7] В октябре 1862 г. Атабай подал прошение о помиловании на имя императрицы Марии Александровны, в декабре 1862 г. - на имя императора, а также направил письма командующему войсками на Кавказе князю Д.И. Святополк-Мирскому и полковнику Адо "в крепость Грозную" (ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 66). Прошения о помиловании были отклонены.

[8] Орбелиани Г.Д. (1800 - 1883) - генерал-адъютант, генерал от инфантерии, главнокомандующий войсками и начальник гражданской части Прикаспийского края, председатель совета главноначальствующего на Кавказе, заместитель царского наместника и член Государственного совета.

[9] Веригин А.И. (1807 - 1891) - генерал-лейтенант (1856 г.), генерал-адъютант (1864 г.). Участник русско-турецкой (1828 - 1829 гг.) и Крымской войн. В 1854 - 1856 гг. генерал-квартирмейстер Гренадерского, 1-го и 2-го пехотных корпусов. В 1856 - 1860 гг. директор департамента военных поселений Военного министерства. В 1861 - 1865 гг. генерал-квартирмейстер Генерального штаба. В 1866 - 1891 гг. член Государственного совета.

[10] Дударов М.И. (1823 - ?) - осетин, происходил из "алдар Тагаурского племени". С детства проявил склонность к военной службе. Образование получил в Константиновском военном училище. В 18 лет за отличие по службе произведен в корнеты и прикомандирован к Горскому казачьему полку. Каждый очередной чин Дударов получал не по вакансии, а за военные отличия. Боевой опыт приобретал в такой суровой школе, как Кавказская война. Имел множество наград. В 1850 г. переведен в Петербург и прикомандирован к штабу главного начальника Военных учебных заведений. В 1856 г. произведен в полковники. В 1861 г. "высочайшим приказом назначается командиром Терского конно-иррегулярного полка с зачислением по армейской кавалерии". С осени 1871 г. генерал-майор. Позднее состоял в запасе армейской кавалерии, был почетным мировым судьей Владикавказского мирового округа. Жил в ауле Джерах, похоронен в селе Чми (Верещагин А. У болгар и за границей (1881 - 1893 гг.). СПб., 1896. С. 86).

[11] Имеется в виду Святополк-Мирский Д.И. (1826 - 1882) - князь, генерал-адъютант, генерал от инфантерии. Начал военную службу в 1841 г. на Кавказе. Был адъютантом главнокомандующего Отдельным кавказским корпусом, командиром Черниговского полка. В 1857 - 1859 гг. командовал Кабардинским полком, принимал участие во взятии Гуниба. После окончания Кавказской войны начальник Терской области, кутаисский генерал-губернатор. В 1868 - 1875 гг. помощник главнокомандующего Кавказской армией. В 1876 г. помощник наместника Кавказа великого князя Михаила Николаевича. В 1877 - 1887 гг. состоял при главнокомандующем Кавказской армией. В 1880 г. член Государственного совета. В 1882 г. исполняющий обязанности командующего войск Харьковского военного округа и временный харьковский генерал-губернатор.

[12] Лорис-Меликов М.Т. (1825 - 1888) - граф, государственный и военный деятель, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, член Государственного совета. В ходе Крымской войны 1853 - 1856 гг. командовал передовым конным отрядом "охотников", состоял для особых поручений при главнокомандующем Кавказской армией Н.Н. Муравьеве. В ноябре 1855 г. начальник Карской области, с 1858 г. начальник войск в Абхазии и инспектор линейных батальонов Кутаисской губернии. В 1859 г. командирован в Турцию для переговоров о принятии в ее пределы горцев-переселенцев из Терской области. В 1859 - 1963 гг. военный начальник Южного Дагестана и дербентский градоначальник. С марта 1863 г. начальник Терской области и наказной атаман Терского казачьего войска. С мая 1875 г. при наместнике на Кавказе великом князе Михаиле Николаевиче. С осени 1876 г. командир Отдельного кавказского корпуса. Во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. фактически руководил военными действиями в Закавказье. За заслуги в апреле 1878 г. возведен в графское Российской империи достоинство.

[13] Имеется в виду цесаревич великий князь Александр Александрович, будущий император Александр III (1845 - 1894).

[14] Азиатский департамент Министерства иностранных дел преобразован в 1832 г. из Азиатского департамента Коллегии иностранных дел, существовавшего с 1819 г., а в декабре 1897 г. в первый отдел МИД. Директором Азиатского департамента МИД с 1861 по 1864 г. был Игнатьев Н.П., с 4 мая 1881 г. по 30 мая 1882 г. министр внутренних дел.

[15] Александр II "всемилостивейше повелеть соизволил отпустить Атабаю единовременно 100 руб. серебром на заведение одежды и хозяйственных принадлежностей" и с 1 мая 1863 г. выделить на его содержание 50 коп. в день (ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2008. Л. 99).

[16] Невозможность общения с соплеменниками и исполнения религиозных обрядов вынуждают Атабая в очередной раз обратиться с прошением о переводе на другое место жительства. Учитывая его желание проживать вблизи единоверцев, военный министр разрешил с открытием навигации переместить Атабая в г. Казань. Однако в последний момент назначение в Казань, в которой преобладало мусульманское население, было заменено на г. Касимов Рязанской губернии, где была мечеть. 26 июня 1863 г. Атабай покинул Порхов и был отправлен в сопровождении двух жандармов в г. Касимов (Там же. Л. 72, 113).

[17] Министерство внутренних дел с 9 марта 1868 г. по 27 ноября 1878 г. возглавлял Тимашев А.Е. (1818 - 1893).

[18] Прутченко М.Б. (1833 - 1886) - действительный статский советник. В 1872 - 1886 гг. псковский губернатор. Пользовался большим уважением у современников. В 1880 г. создал Псковское археологическое общество, являлся его председателем. Похоронен на кладбище Ивановского монастыря в Пскове.

[19] Имеется в виду Михаил Николаевич Романов (1832 - 1909) - великий князь, государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант, почетный член Петербургской АН. Четвертый сын императора Николая I, брат императора Александра II. В 1862 - 1881 гг. наместник на Кавказе, в 1862 - 1865 гг. главнокомандующий Кавказской армией, в 1865 - 1881 гг. - войсками Кавказского военного округа. С начала русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. главнокомандующий Кавказской армией.

[20] Главный штаб образован 31 декабря 1865 г. как одно из самостоятельных главных управлений Военного министерства. В нем сосредоточивались полные сведения о войсках, личном составе, комплектовании армии, устройстве, службе, размещении, образовании войск. Просуществовал до 1918 г. За это время его функции и структура неоднократно менялись.

[21] Переселенцев охраняли полицейские, вооруженные револьверами и шашками, в количестве 16 человек. К ноябрю 1878 г. их стало 12, по одному полицейскому на 40 горцев (ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 199, 207, 211).

[22] Департамент полиции исполнительной МВД существовал с 1819 по 1880 г. Ведал внутренней безопасностью в губерниях империи, вел переписку по делам судной и уголовной полиции, по исполнению судебных приговоров.

[23] Маков Л.С. (1830 - 1883) - государственный деятель, действительный тайный советник, статс-секретарь. С 1858 г. в Министерстве внутренних дел. С января 1865 г. правитель Особенной канцелярии министра внутренних дел. С ноября 1876 г. товарищ министра внутренних дел. С ноября 1878 г. управляющий Министерством внутренних дел, с февраля 1879 г. по август 1880 г. министр внутренних дел.

[24] Гарнец - русская мера объема сыпучих тел, равная 3,2798 л.

[25] На 8 апреля 1878 г. в больнице находились 170 горцев: 12 - с диагнозом тиф, 110 - с лихорадкой, воспалением легких, катаром, чахоткой, 48 - предположительно с тифом (ГАПО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 2270. Л. 157).

[26] Ряд мер, таких как дезинфекция казарм, организация горячего питания, увеличение "кормового довольствия" до 10 коп. на каждого взрослого и ребенка, привели к прекращению эпидемии к июлю 1878 г. Этому способствовал также перевод горцев из казарм в летний лагерь, для устройства которого было выделено 70 палаток (Там же. Л. 193, 251 об.).

[27] В 1879 и 1880 гг. переселенцы неоднократно обращались к главнокомандующему Кавказской армией с прошениями о помиловании и возвращении на родину, однако им в этом было отказано. Предписанием министра внутренних дел псковскому губернатору от 23 июля 1879 г. поручалось для возвращения на родину составить списки вдов и сирот, оставшихся после смерти мужей "в бедственном и бесприютном положении". 30 августа 1879 г. была отправлена первая партия в количестве 97 человек. Отправленные снабжались одеждой и препровождались "этапным порядком" (Там же. Д. 2289. Л. 52 - 52 об., 101, 104). Вторая партия вдов и сирот была выслана из Опочки 10 сентября 1881 г. (Там же. Л. 27).


(1) Далее опущена часть текста с предложением об отводе квартиры Атабаю в виде постойной повинности.

(2) Подпись неразборчива.

(3) Заголовок документа приводится без изменений.

(4) Т. е. 10 марта (примеч. пер.).

(5) Крепость Владикавказ (примеч. пер.).

(6) Слово это может также значить: скользок (примеч. пер.).

(7) Так в документе (примеч. пер.).

(8) Переводчик не может взять на себя делать догадки о сокровенном смысле восклицаний и намеков автора и ограничивается буквальною передачею текста (примеч. пер.).

(9) Известное сочинение о нравственном богословии на арабском языке (примеч. пер.).

(10) Вероятно, сын или младший брат Ахмеда (примеч. пер.).

(11) Слово в слово: памятью букв и линеек (примеч. пер.).

(12) Форма не публикуется.

(13) Подпись неразборчива.

(14) См. док. № 17.

(15) Здесь и далее: так в документе. Видимо, сельских работ.

(16) Далее написано неразборчиво.

(17) То же, что подряд (устар.).

(18) Ведомость не публикуется.

(19) Фамилию установить не удалось.

(20) См. док. № 12.

(21) Далее опущена просьба к губернатору помочь по этому вопросу.

(22) Далее опущен текст о выводе воинской команды из казарм для более комфортного размещения горцев и увеличения больничного отделения.

(23) Опущена информация о представлении рапортов с расчетом расходов на отопление и освещение помещений, занимавшихся горцами.

(24) Прошение не сохранилось.

(25) Далее опущены фамилии подписавших прошение.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'