АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

Магидов В.М. Кинофотофонодокументы в контексте исторического знания


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 2 (2006 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Магидов В.М. Кинофотофонодокументы в контексте исторического знания. М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2005. - 394 с. - 1500 экз.

Автор книги - известный историк, архивист, источниковед, один из ведущих в нашей стране специалистов в области аудиовизуальных документов, - начинает ее с, казалось бы, парадоксальной мысли: хотя архивоведение и источниковедение - дисциплины родственные, а их теснейшая взаимосвязь воспринимается как нечто само собой разумеющееся, "архивисты довольно редко используют приемы и методы источниковедческого анализа в архивной практике" (С. 7). Однако весь текст монографии опровергает и этот кажущийся парадокс, и пока еще существующее отчуждение кинофотофонодокументов от мира других исторических источников на основании особенностей их происхождения, бытования и хранения. На сегодняшний день работа В.М. Магидова - наиболее глубокое и обстоятельное, не имеющее аналогов в нашей литературе исследование кинофотофонодокументов как типа исторических источников и сомножества комплексов документов, хранящихся в отечественных архивах.

В монографии (ее выход предваряли блистательно защищенная автором докторская диссертация [1], книга [2], статьи [3]) подняты четыре генеральных проблемы той научной субдисциплины, формирование которой вслед за своими известными предшественниками (А.А. Кузин, В.С. Листов, Л.М. Рошаль и др.) фактически завершает В.М. Магидов. Первая касается сущности современного архивоведения, источниковедения аудиовизуальных документов и их взаимосвязи. Вторая, скромно озаглавленная "Источники и историография проблемы", представляет научный фундамент субдисциплины - архивоведения и источниковедения кинофотофонодокументов, т.е. эволюцию ее источниковой базы (последнюю не нужно путать с собственно кинофотофонодокументами, ведь источниковая база дисциплины значительно шире объекта ее изучения) и исследовательских проблем, идей и методов. Третья проблема субдисциплины - ее объект, история его формирования, состав и организация, четвертая - ее метод.

Кинофотофонодокументы являют собой пока еще наиболее массивную, почти все заполняющую, но все же часть того, что называется "аудиовизуальными документами". Автор отмечает, что понятия эти, строго говоря, неравнозначны (С. 10), хотя в тексте порой пользуется ими в одинаковой степени. Но, видимо, именно существующее противоречие и побудило его поместить обоснование теоретических понятий субдисциплины буквально "впереди книги": в раздел "Вместо предисловия", не только по содержанию, но и по объему не уступающий трем имеющимся в книге главам. Прием редкий, но в данном случае вполне оправданный. Кроме того, если главы книги содержат обобщение уже состоявшегося - возникших источников, высказанных историографических суждений, информации архивов, сложившихся исследовательских подходов и методов, то теоретическое "Вместо предисловия" ориентировано в будущее субдисциплины.

Системообразующее основание теоретических суждений В.М. Магидова и всего строя его книги - положение о том, что "аудиовизуальный документ выступает здесь как многоликое понятие в нескольких равноправных качествах: документа, исторического источника, источника информации, продукта производственно-творческой деятельности и произведения искусства" (С. 7). Именно оно и позволило автору преодолеть доминировавшие ранее прикладной и иллюстративный подходы к кинофотофонодокументам и предложить вместо разрозненных операций с единичными, практически не связанными генетически кино-, фото- и фонодокуменами понятие сомножества, корпуса, типа аудиовизуальных документов. Уже от него он формулирует основные теоретические положения и связи, выходящие в общие области архивоведения и источниковедения; посредством типа аудиовизуальных документов соединяющие эти области между собой; наконец, связывающие мир аудиовизуальных документов с теми областями знания, без которых не обойтись в их всестороннем изучении, - историческими и экономическими науками, философией и эстетикой, логикой и лингвистикой, документоведением, социологией, правом, искусствоведением, киноведением, историей искусства, публицистикой и журналистикой, информатикой и информационными технологиями и др.

Молодость формирующейся субдисциплины, по-видимому, является причиной того, что автор создает ее теоретический аппарат двумя способами: с одной стороны, путем выработки позитивных определений или разбора состоявшихся дискуссий и высказанных мнений о понятиях и принципах архивоведения и источниковедения аудиовизуальных документов (например, "аудиовизуальный документ", "кинодокумент", "фотодокумент", "первоисточник КФФД", кинофотодокументы как продукция промышленного производства и как художественное произведение, оптимизация состава и содержания кинофотофонодокументов Архивного фонда Российской Федерации и др.) и, с другой - посредством комментированных перечней наиболее актуальных проблем, трудностей и системного развертывания исследовательских программ (С. 12-14, 22-23, 29 и др.).

Новые результаты достигнуты автором в описании научного фундамента субдисциплины. Ее источниковедческая база ранее рассматривалась преимущественно в собственном узком кругу кинофотофонодокументов. Но, подобно тому как, например, типологическое изучение вещественных источников непродуктивно без сопряженного с ним исследования других типов источников (прежде всего письменных и изобразительных), типологическое изучение аудиовизуальных документов столь же неплодотворно без исследования сопровождающего их огромного "шлейфа" письменных свидетельств. Хорошо понимая это, В.М. Магидов обращает внимание на две стороны данной проблемы. Меньшая и узкая - исследование опубликованных и находящихся в архивах законодательных, делопроизводственных, публицистических и иных письменных источников, имеющих отношение к происхождению и последующей жизни кинофотодокументов. Но, успешно начав, он, к сожалению, свел обозрение упомянутого "шлейфа" к обзору справочников и книжно-альбомных публикаций кинофотодокументов в самом маленьком и не совсем удачном параграфе "Источники по вопросам кино, фотографии и радиовещания" (С. 62-70). В значительной мере это исследуется им не здесь, а во второй главе работы. Большая и широкая сторона проблемы - в продуктивности выявления общих черт, типичных для кинофотофонодокументов и письменных источников (С. 264), ибо за нею стоит как единство источниковедческого метода и архивоведческих принципов, так и не только эмпирически, но и научно осознанная специфика работы с аудиовизуальными источниками и их комплексами. Историография субдисциплины написана удачнее, единым массивом, - автор твердо придерживается принципа выявления подходов и методов, характерных для эволюции отечественных и зарубежных исследований о кинофотодокументах и архивах со времени их появления (1920-е гг.) до сегодняшнего дня.

В весьма незаурядной во всех отношениях книге особенно выделяется вторая глава, посвященная эвристическому аспекту субдисциплины - истории собирания кинофотофонодокументов Архивного фонда Российской Федерации, их составу и научно-историческому значению, организации хранения и проблемам фондирования. Впервые в столь большом объеме описаны кинофотофонодокументы крупнейших отечественных специализированных архивов страны (РГАКФД, РГАФД, ЦААД Москвы, ЦГАКФФД Санкт-Петербурга) и субъектов Российской Федерации, а также Госфильмофонда и Гостелерадиофонда, хранилищ музеев, Российской академии наук, кино- и видеостудий. К этому надо добавить еще и помещенный в приложении аннотированный перечень 114 организаций, хранящих аудиовизуальные документы, с указанием их объемов, хронологических рамок, основной тематики (С. 344-376), и огромный (С. 286-309) научно-справочный аппарат. В итоге перед нами возникает не только история собирания кинофотофонодокументов в стране, но и путеводитель по их хранилищам, причем ряд описаний приведен впервые. На основе столь впечатляющего труда стала возможной реализация еще одной авторской идеи - оценить (буквально до статистических отношений) степень репрезентативности в корпусе хранящихся в государственных и ведомственных архивах кинофотофонодокументов тех или иных разделов, периодов, явлений отечественной истории, выявить неравномерность и неравноценность их "распределения". Конечный вывод В.М. Магидова, надо сказать, пессимистичен: в настоящее время и в реальных условиях бульшая часть кинофотофонодокументов дает лишь фрагментарную, отрывочную картину важнейших событий; особенно это характерно для документов по истории науки и техники, внешнеполитической жизни страны и др. (С. 265).

Профессиональный историк-архивист, несомненно, проявит глубокий интерес к размышлениям автора книги о практике организации хранения кинофотофонодокументов в государственных архивах и ее совершенствовании на основах фондирования. Опыт показывает, что эти документы по преимуществу собирались и объединялись в коллекции; до поры до времени такое положение было почти единственным и терпимым. С наступающим признанием кинофотофонодокументов в качестве ценнейших памятников истории и культуры (для чего автор приложил немало усилий) ситуация существенно меняется. Критически оценив сложившиеся точки зрения (А.А. Кузин; Л.Н. Розанова; В.Н. Автократов и К.И. Рудельсон), он в качестве фундаментального принципа организации этих документов обосновал как наиболее универсальную их группировку по признаку происхождения, что позволяет выработать вполне логичную и научно обоснованную систему классификации и учета документов (образующихся в определенных организационных рамках), положительно решить вопрос о возможности их фондирования и выработке единой учетной и классификационной единицы (для всех типов и видов документов независимо от техники их создания) Архивного фонда Российской Федерации (С. 214, 265).

Рассматривая кинофотофонодокументы как современные документные системы и объединяя последние в гиперсистему, обладающую определенными видовыми, структурными и семантическими свойствами, В.М. Магидов позиционирует теоретические и практические проблемы их изучения в рамках современного "общего" архивоведения и источниковедения, при этом многие наблюдения, сравнения, обобщения сделаны им впервые - даже в сопоставлении с его предшествующими работами. Так, им не просто "пролонгированы" в область кинофотофонодокументов типологически видовые классификационные принципы, разрабатываемые современным источниковедением для всего объема исторических источников, но и предложена - уже на основе выявления свойств кинофотофонодокументов - их оригинальная типологически родовая - видовая классификация (С. 221-230, 265). Классификационные подходы, в свою очередь, являются первым основанием для разработки теоретической и практической проблемы - стадиальности источниковедческого анализа кинофотофонодокументов, имеющей общую основу с источниковедческим анализом письменного источника и свои особенности, которым посвящена значительная часть третьей главы. В работе также обобщены опыт публикации кинофотофонодокументов и формы организации их использования в деятельности государственных и ведомственных архивов, в исторических и иных исследованиях. Наконец, в завершение текст книги украсили размышления автора о роли источниковедения кинофотофонодокументов в становлении новой области историко-культурного изучения - визуальной антропологии.

Cистемный характер книги В.М. Магидова подчеркнут столь же системным подбором репродукций фото- и кинодокументов. Обычно в изданиях подобного рода они являются либо демонстрацией образцов, примеров, либо иллюстрацией упомянутых событий и лиц. Здесь же автор решал иную задачу - выявление специфики кинофотофонодокументов и объединение их с современным миром архивоведения и источниковедения. Поэтому, раскрывая информационные возможности фото- и кинодокументов, он предпочел дать целые их серии. В обширный иконографический ряд дореволюционной и революционной России вошли "Царская хроника - фотомозаика" из восьми снимков Александра II, Александра III, Николая II и их окружения; титры хроникально-документального фильма "Мозг Советской России" (1918 г.) c изображениями партийно-государственных деятелей (И.И. Вацетиса, В.И. Ленина, Я.М. Свердлова, Л.Д. Троцкого и др.), а также кинокадры "полевых командиров" периода Гражданской войны (Ф.К. Миронова, И.С. Кожевникова). В них запечатлены совсем не случайные внешние моменты, а облик, нравственно-психологическое состояние, манеры, элементы самосознания и амбиций руководителей государства. Обширная серия фотоснимков "Первая российская эмиграция на Балканах (первая половина 1930-х гг.)" (из коллекции Я.М. Лисового в РГАКФД) свидетельствует о том, в какой значительной мере эти источники могут быть привлечены для изучения культуры, производственной и просветительной деятельности русских диаспор за рубежом. Системные серии кадров из документальных фильмов конца 1920-х - начала 1930-х гг.: "Автогигант", "Деревня", "Москва", "Инженеры человеческих душ" и фильмов о народах СССР: "Самоеды", "Тунгусы", "По Бурято-Монголии", "В горах Кавказа" и "Страна Нахчо (Чечня)" открывают информационный потенциал этих источников сразу в двух направлениях - "видение" (с большим преобладанием идеологических и ментальных элементов) режиссером и оператором процессов индустриализации, "великого перелома", "культурной революции", национальной жизни и "видимое", несущее эти же элементы, но живущее своей, не вполне подчиненной им жизнью. В принципе такова двойственная структура любого исторического источника (письменного, вещественного и др.). Подобный подбор кино- и фотодокументов автором многозначен. Он подчеркивает главные идеи монографии, и высказанные, и оставшиеся за скобками, - принципиальное единство мира исторических источников, типологические, отличные от других, черты кино- и фотоисточников, их глубину, неисчерпаемую информационную насыщенность.

Труд В.М. Магидова рассчитан, главным образом, на подготовленного читателя (историка, архивиста, киноведа), который получит первое в отечественных исторических науках архивоведческое и источниковедческое исследование множества не только реально возникших за последние полтора столетия исторических источников, но - самое существенное - множества расширяющегося, перспективного, занимающего все большее пространство среди традиционных типов и видов исторических источников и объектов приложения усилий архивов. Вероятно, книга сыграет и значительную роль в подготовке нового поколения специалистов, работающих с аудиовизуальными документами и архивами.

В.А. МУРАВЬЕВ


[1] Магидов В.М. Кинофотофонодокументы: проблемы историографии, архивоведения и источниковедения: Дис. … д-ра ист. наук. М., 1993.

[2] Магидов В.М. Зримая память истории. М., 1984.

[3] Об этом см.: Магидов В.М. Кинофотофонодокументы в контексте исторического знания. С. 336-337.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'