АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

«...Ошибка моя произошла непреднамеренно...».

Документы Центра документации общественных организаций Свердловской области
о неизвестных фактах биографии П.П. Бажова. 1929–1937 гг.


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 5 (2010 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России


Ключевые слова: Уральский истпарт, цензура, книга «Формирование на ходу (К истории Камышловского 254-го 29-й дивизии полка)», Свердловское отделение ССП СССР, Центр документации общественных организаций Свердловской области, П.П. Бажов, М.В. Васильев.

Жизнь русского писателя, журналиста, фольклориста Павла Петровича Бажова (1879–1950) неразрывно связана с Уралом: он родился в семье горного мастера, окончил Екатеринбургское духовное училище, затем Пермскую духовную семинарию (1899 г.), был учителем русского языка в духовных училищах Екатеринбурга и Камышлова, каждый год во время летних каникул путешествовал по Уралу, собирал фольклор. До 1917 г. – эсер, в январе 1918 г. выступил в защиту Учредительного собрания, в 1918 г. служил в Красной армии, участвовал в боевых действиях, вступил в РКП(б). Работал в газетах «Окопная правда» (29-я дивизия), «Красный путь» (Камышлов), «Крестьянская газета» (Свердловск), редактировал книги и альманахи, в том числе по уральскому краеведению, являлся заведующим Уральским обллитом, политическим редактором Уральского книжного издательства, возглавлял Свердловскую писательскую организацию (с 1940 г.). В 1924 г. вышла его первая книга очерков «Уральские были», в 1936 г. – первый из уральских сказов «Девка Азовка», а в 1939 г. – сборник «Малахитовая шкатулка», постоянно дополнявшийся и удостоенный в 1943 г. Сталинской премии.

П.П. Бажову посвящено множество произведений, исследованы, казалось бы, все стороны его деятельности[1]. В 2007 г. вышла «Бажовская энциклопедия», аккумулировавшая весь богатый материал о писателе[2].

Тем не менее жизнь уральского сказочника столь многогранна и насыщена разнообразными событиями, что до сих пор выявляются новые документы. Так, в фондах Свердловского обкома КПСС (Ф. 4), Свердловского (Уральского) истпарта (Ф. 41), Второй контрольной комиссии ВКП(б) (Ф. 116), первичной парторганизации Свердловской областной организации ССП СССР (Ф. 304) Центра документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО) хранятся источники, открывающие малоизвестные стороны жизненного пути Бажова: несостоявшееся назначение на должность заведующего Уральским областным партийным архивом, созданным в июле 1929 г. на базе Уралистпарта (Док. № 1) (в августе 1929 г. архив возглавил бывший сотрудник Уральской областной контрольной комиссии А.А. Вербов[3], а с 1930 г. – работник Сарапульского окружкома ВКП(б) А.Ф. Крылов[4]); исключение из партии в 1933 г. на заседании объединенной партийной группы Уралистпарта, Музея революции и партийного архива области (Док. № 2). В 1934 г. данное решение отменили, а П.П. Бажову за «несообщение в момент чистки о незаконности стажа» объявили строгий выговор[5].

Архивные документы свидетельствуют, что парторганизация Свердловского отделения ССП продолжала следить за настроениями писателя, дореволюционная биография которого с позиции классового подхода не была безупречной. В апреле 1936 г. на заседании партгруппы он выступил с самоотчетом[6], в котором сообщил о работе над книгой по истории Камышловского полка. Писатель доложил коллегам: «Хочу отразить роль партии в организации рабочих полков. Книга основана на подлинных документах»[7]. Он также напомнил, что подобный опыт у него уже есть. По заказу Уралистпарта им написана и опубликована история 1-го Коммунистического крестьянского полка «Красных орлов» 29-й стрелковой дивизии, участвовавшего в освобождении Урала от белочехов[8]. Сообщил о том, что «материал по истории Камышловскго полка… уже собран, остается только оформить его в книгу»[9]. Партгруппа в целом работу Павла Петровича одобрила, поручив вместе с тем его товарищу по цеху, тоже писателю, коммунисту И.С. Панову[10]: «Тщательно ознакомиться с рукописью тов. Бажова и в случае необходимости организовать тов. Бажову высококвалифицированную партийную консультацию для оценки с точки зрения исторической правды и точности описываемых событий»[11].

Выход книги (ноябрь 1936 г.)[12] фактически совпал с репрессиями главных ее героев, служивших когда-то в Камышловском полку и обвиненных в троцкизме и контрреволюционной деятельности. 25 января 1937 г. бюро Свердловского горкома ВКП(б) постановило книгу изъять как антисоветскую, «популяризирующую врагов партии и народа», а ее автора исключить из партии (Док. № 3). В феврале 1937 г. П.П. Бажов подал апелляцию в Комитет партийного контроля по Свердловской области (Док. № 4). В январе 1938 г. на заседании областной партколлегии с участием П.П. Бажова решение Свердловского горкома ВКП(б) об исключении его из партии было отменено. Однако выступать и отчитываться на партийных собраниях Павлу Петровичу пришлось еще не раз[13].

Публикуемые документы – яркое свидетельство идеологического диктата, в условиях которого жили и работали советские писатели. Они были вынуждены не только улавливать изменения в линии партии, но и скрывать факты своей биографии. При составлении биографических комментариев использованы сведения из хранящихся в архиве личных дел партийных и советских работников.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Е.И. ЯРКОВОЙ.


*****

[1] Бажова-Гайдар А. Глазами дочери (К 100-летию со дня рождения П.П. Бажова). М., 1978; Мастер, мудрец, сказочник: Воспоминания о П. Бажове. М., 1978; Блажес В.В. П.П. Бажов и рабочий фольклор: Учеб. пособие по спецкурсу для студентов филол. ф-та. Свердловск, 1982; Батин М.А. Павел Бажов. Свердловск, 1983; Большая российская энциклопедия. М., 2005. Т. 2. С. 646–647; и др.

[2] Бажовская энциклопедия / Ред.-сост. В.В. Блажес, М.А. Литовская. Екатеринбург, 2007.

[3] Вербов Абрам Аронович (1880–?) – член партии с 1903 г. В 1917–1919 гг. инструктор Днепропетровского губкома РКП(б), в 1919–1928 гг. сотрудник ОГПУ и контрольных комиссий на Украине, в Смоленске и Новосибирске. В августе–октябре 1929 г. заведующий Уральским областным партархивом. (ЦДООСО. Ф. 11. Оп. 8. Д. 4692.)

[4] Крылов Александр Федорович (1888–?) – принимал участие в революционном движении, в 1910–1915 гг. в ссылке в Иркутской губернии. В 1918–1919 гг. в РККА, в 1920–1922 гг. уполномоченный Челябинской губчека. В 1923– 1925 гг. председатель Курганской окружной контрольной комиссии. В 1926–1927 гг. зав. Курганским отделением Госшвеймашины. В 1927–1928 гг. партследователь в Сарапульской окружной контрольной комиссии. В 1928–1929 гг. зам. зав. орготделом Сарапульского окружкома ВКП(б). В 1929–1930 гг. на областных курсах партработников. В 1930–1940 гг. зав. Уральским (Свердловским) областным партийным архивом. (ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 26. Д. 865.)

[5] Там же. Ф. 116. Оп. 2. Д. 196. Л. 1 об.

[6] См.: Там же. Ф. 304. Оп. 1. Д. 1. Л. 41, 43–45; Опубл.: Неизвестный Бажов: [Док. из фондов ЦДООСО и ГАСО, 1920– 1948 гг.] / Ввод. ст. и публ. А.В. Бровцина, И.В. Темниковой // Архивы Урала. 1996. № 1. С. 145–147.

[7] ЦДООСО. Ф. 304. Оп. 1. Д. 1. Л. 41.

[8] Бойцы первого призыва. К истории полка «Красных орлов» / Под ред. С.С. Моисеева. Свердловск, 1934; книга переиздана в 1958 г. Свердловским книжным издательством. Машинописная копия хранится в ЦДООСО. (Ф. 221. Оп. 2. Д. 78.)

[9] ЦДООСО.Ф. 304. Оп. 1. Д. 1. Л. 41, 43–45; Неизвестный Бажов // Архивы Урала. 1996. №. 1. С. 145–147.

[10] Панов Иван Степанович (1899– 1942) – уральский писатель, в 1929– 1932 гг. руководил Уральской ассоциацией пролетарских писателей.

[11] ЦДООСО. Ф. 304. Оп. 1. Д. 1. Л. 41, 43–45; Неизвестный Бажов. С. 145–147.

[12] Бажов П.П. Формирование на ходу (К истории Камышловского 254-го 29-й дивизии полка). Свердловск, 1936.

[13] См.: Протокол № 5 общего партийного собрания Свердловского отделения ССП СССР от 13 июня 1949 г. // ЦДООСО. Ф. 304. Оп. 1. Д. 2. Л. 73–85.

вверх

№ 1
Письмо заведующего Уральским истпартом Д.П. Нарановича[1]
заведующей отделом местных истпартов Института Ленина М.М. Эссен[2]
о выдвижении П.П. Бажова на должность заведующего
Уральским областным партийным архивом

1 декабря 1929 г.

Дорогой товарищ!

Настоящим сообщаю Вам, что ввиду перехода товарища Моисеева[3] на работу в Союз совторгслужащих, я утвержден[A] секретариатом обкома ВКП(б) зав. Уралистпартом.

Среди неотложных вопросов, которые считаем необходимым поставить перед Вами в ближайшее время, является вопрос о перспективах организации научно-исследовательского института в Свердловске и в связи с этим остро стоит вопрос о штате Истпарта и источнике содержания его. Из сметы Уралобкома [ВКП(б)] мы вычеркнуты и, по словам зав. общим отделом обкома, будем получать жалованье по смете Института Ленина.

Прошу, если Вам известно что по этому поводу, сообщить нам возможно скорее.

Помещение для партархива во дворе дома Ипатьева[4] готово, приступаем к его оборудованию. С концентрацией окружных партархивов дело идет медленно, хотя принимали все возможные меры.

На должность зав. партархивом с 1 декабря [1929 г.] требую работника и выдвигаю кандидатуру тов. Бажова, старого уральского работника.

В ближайшее время вышлем Вам план работы на первое полугодие 1930 г.

С коммунистическим приветом,

Зав. Уралистпартом

Д.П. Наранович[B]

ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 3. Д. 14. Л. 147. Копия.

№ 2
Из протокола № 32 заседания объединенной партийной группы Уральского истпарта,
партийного архива и Музея революции об исключении П.П. Бажова из ВКП(б)

17 ноября 1933 г.

Присутствуют: Машкова, Рубинштейн, Рычкова[5], Кондратьев, Моисеев, Бажов, Крылов, Кашеваров[6], Порошин, Коковин.

2. Слушали: Тов. Кашеваров заявил о присвоении Бажовым партийного стажа с 1917 г. и сообщил о Бажове следующие сведения:

1) Коллежский асессор Павел Петрович Бажов – преподаватель Камышловского духовного училища в 1915 г. (Уральский торгово-промышленный адрес-календарь на 1915 г., стр. 455).

2) 23 августа 1917 г. на собрании гласных городской думы гор. Камышлова производились выборы 2-го члена управы и кандидата. Присутствовало 25 гласных (председатель Б.Е. Юшков). Из числа баллотировавшихся кандидатур с[оциал]-д[емократ] Т.И. Сысков получил 16 записок, беспартийный Казанцев тоже и к[онституционный]-д[емократ] Я.Е. Крупин два голоса. Таким образом, состав думских собраний следующий: председатель с[оциалист]-р[еволюционер] Юшков, заместитель с[оциал]-д[емократ] Пищальников Н.И., городской голова с[оциалист]-р[еволюционер] Бажов П.П., 1-й член управы с[оциалист]-р[еволюционер] Н.А. Удликов, 2-й член с[оциал]-д[емократ] Т.И. Сысков и кандидат последних внепартийных Казанцев. (Камышловская газета «Заря народоправства» № 80 от августа 1917 г.).

3) 14/27 января 1918 г. в помещении управы состоялся многолюдный митинг «Защиты Учредительного собрания». Со стороны с[оциалистов]-р[еволюционеров] и Совета крестьянских депутатов выступали: Бажов, Бабинов, Гольдштейн, Горшков, Романович и Дубкин (докладчик). С возражениями же выступали большевики Козлов и Подпорин. Послана приветственная телеграмма: «Мы, граждане и гражданки Камышлова, крестьяне, рабочие и солдаты, приветствуем Учредительное собрание и требуем прекращения насилий над ним. Да здравствует народовластие!» Принята предложенная докладчиком резолюция: «Русская демократия, измученная голодом, обездоленная, искалеченная войной, свергла царскую власть, и первым кличем ее было: "Да здравствует Учредительное собрание! Да здравствуют народные представители!" Этого Учредительного собрания трудовые массы ждали десять месяцев, десять месяцев демократия шла с протянутыми руками к светлому дню Учредительного собрания. И теперь, когда народные представители собрались, кучка людей, не считаясь с мнением Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов, укравшая волю демократии, отняла от нее Учредительное собрание, разогнала его после первого же его заседания. Мы, граждане и гражданки гор. Камышлова, рабочие, крестьяне и солдаты, протестуем против разгона Учредительного собрания. Мы считаем недопустимым противопоставление Совета Учредительному собранию. Да здравствует воля демократии! Да здравствуют Советы! Да здравствует Учредительное собрание!». (Камышловская газета «Заря народоправства» № 2 от 16/29 января 1918 г.)

4) Тов. Бажов после работал в Камышловском Совете рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, был левым эсером, по-видимому, до июльского мятежа левых эсеров в Москве, так как в списках эвакуированных советских работников в августе 1918 г. тов. Бажов П.П. значится беспартийным.

5) 24 декабря 1918 г. т. Бажов попадает в плен к белым в городе Перми. Был ли он в течение времени сентябрь–декабрь 1918 г. членом нашей партии – неизвестно, но трехмесячное его пребывание в рядах нашей партии не дает права иметь ему стаж с 1917 г. Сейчас встает вопрос, для какой цели тов. Бажову потребовалось иметь стаж с 1917 г.

Бажов: В настоящее время положение мое серьезное и тяжелое. Я считал, что стаж имею законно, так как Усть-Каменогорская большевистская организация, принимая меня в партию в декабре 1919 г., установила мне стаж с июля 1917 г., учитывая мои прежние заслуги. На самом же деле я в 1917 г. членом партии большевиков не состоял и вступил впервые в партию 26 июня 1918 г. на съезде Советов в Камышлове, где Липкин внес предложение зачислить мне стаж с июля 1917 г. В 1917 г. и после я не был эсером, а был анархистом, и это давало мне возможность блокироваться со всеми другими партиями, с кем было выгодно. Значусь же эсером по камышловским газетам неверно. Взгляды мои были большевистские, но, учитывая засилье кадетов в Камышлове, я под маской эсеров выступал за осуществление большевистских взглядов. С Подпориным, Козловым и другими большевиками гор. Камышлова я блокировался в июльские дни, и это явилось стимулом для партийной организации большевиков установить мне стаж с 1917 г. Надо сказать, что камышловские большевики группировались вокруг меня. Когда я отступил с Красной армией, то и семья моя преследовалась белыми, значит, я определенно имел партийность. Не знаю, на каких данных основывается тов. Кашеваров, обвиняя меня в выступлении на митинге «Защиты Учредительного собрания». Мне кажется, что этих документов быть не может. Также не может быть документов о том, что я в августе 1918 г. был беспартийным, я был в это время в партии большевиков.

Коковин: Держал ли связь с подпольной большевистской организацией во время пребывания в Сибири при власти Колчака?

Бажов отвечает, что с партией связи не имел.

Крылов: Надо дело передать в контрольную комиссию, она разберется.

Машкова: Разрешите мне как парторгу заявить партгруппе о том, что Бажов при объяснении со мной как с парторгом был гораздо искреннее, чем сегодня ведет себя на партгруппе. Во-первых, он мне заявлял, что действительно он не может иметь партстаж с 1917 г., с июльских дней, так как он только блокировался с большевиками по ряду вопросов, а был анархо-синдикалистом. Во-вторых, он мне заявлял, что он только в Октябрьскую революцию отошел от анархо-синдикализма, а сегодня заявляет, что к Февральской революции. (Машкова спрашивает Бажова: «Правильно я говорю?» Бажов подтверждает: «Да».) Далее меня поражает поведение Бажова[C], что он хочет доказать партгруппе, что он под маской эсера проводил большевистскую линию и группировал вокруг себя большевиков Подпорина, Жукова и т.д. Это явная ложь и сказка, чтоб большевики под маской эсеров завоевывали свои интересы, это клевета на методы работы большевиков. Утверждать о своей партийности, что когда он отступил до Перми с Красной армией, даже преследовалась его вся семья белыми – это не аргумент. Недопустимо Бажову скрыть на чистке о присвоении партстажа – он все же развит и устав партии знает, что по уставу он уже не имел права иметь такой стаж. Партгруппа должна отнестись сугубо серьезно к такому вопросу и исключить Бажова из членов партии за присвоение стажа, за неискренность на чистке и за неискренность в своем объяснении на партгруппе.

Моисеев: В декадный срок предложить Бажову доставить документы, удостоверяющие факт, что ему стаж был установлен съездом Советов.

Бажов заявляет, что документов он доставить не может.

Порошин: Я был анархистом, но стаж имею с 1920 г., хотя тоже имел бы некоторую претензию на стаж с 1917 г., так как работал вместе с большевиками. Надо поставить вопрос о перечистке тов. Бажова.

Коковин: Никто не имел права дать тов. Бажову стаж с 1917 г. Надо по-большевистки отнестись к делу и тов. Бажова из партии исключить.

Постановили: Тов. Бажова П.П. из членов партии исключить: 1) За присвоение партстажа с июля 1917 г., тогда как Бажов в это время был эсером и в январе 1918 г. выступал официально как эсер в защиту Учредительного собрания на митинге в гор. Камышлове, где по предложению эсеров была принята контрреволюционная резолюция. В списках эвакуированных советских работников из местностей, занятых белыми, Бажов числится беспартийным. 2) Бажов на чистке ячейки ОГИЗа вел себя неискренне и не заявил о присвоении им партстажа. 3) При объяснении на партгруппе Бажов также был неискренен, стараясь защищать свой поступок присвоения партстажа, возражая против документов, уличающих его, до конца отрицая свое пребывание в эсеровской организации и доказывая, что он анархист под маской эсера вел большевистскую работу.

Парторг

Машкова

ЦДООСО Ф. 116. Оп. 2. Д. 196. Л. 5–7. Подлинник.

№ 3
Постановление бюро Свердловского горкома ВКП(б)
о книге П.П. Бажова «Формирование на ходу»

25 января 1937 г.

Установлено, что Свердловским областным издательством (ОГИЗом) в ноябре месяце 1936 г. издана и пущена в продажу книга «Формирование на ходу», автор Бажов. В предисловии написано, что книга якобы составлена по материалам Свердловского истпарта. По своему существу книга «Формирование на ходу» является антипартийной, контрреволюционной, так как популяризирует и выводит как тип борца-революционера М.В. Васильева[7], разоблаченного троцкиста, контрреволюционера. Ряд эпизодов в книге написаны со слов М.Попова[D], осужденного за контрреволюцию, Г.В. Никонова[8], исключенного из партии за троцкизм. Автором Бажовым искажены также факты из истории формирования Камышловского полка, смазана роль партийной организации.

Редактировавший книгу А.П. Перловский, который не проверил по существу материалов, тем самым способствовал изданию этой троцкистской контрреволюционной книги. Зав. Истпартом[E] Моисеев С.С., который руководил формированием и изданием этой книги, поставил дело таким образом, что в составлении этой книги принимали участие главным образом троцкисты. Литеровавшая книгу т. Захарова – уполномоченный Свердловского обллита[F], безответственно отнеслась к порученному ей делу, проштамповала выход этой антисоветской контрреволюционной книги.

Бюро ГК ВКП(б) постановляет: 1) Книгу П.Бажова «Формирование на ходу», как популяризующую врагов партии и народа, троцкистов Васильева, Панова, Никонова[G] – изъять как антисоветскую. 2) Автора книги Бажова, написавшего эту контрреволюционную троцкистскую книгу, из рядов ВКП(б) исключить. 3) Тов. Перловский, редактировавший книгу «Формирование на ходу» и не вскрывший контрреволюционной троцкистской сущности книги вследствие притупления классовой бдительности к врагам партии, заслуживает исключения из партии, но, учитывая, что это первая его политическая ошибка, тов. Перловскому объявить строгий выговор с предупреждением. 4) Моисеева, как организовавшего формирование и издание троцкистской контрреволюционной книги, из рядов ВКП(б) исключить. 5) Указать т. Захаровой, что ею допущена грубая политическая ошибка, выразившаяся в даче визы на выпуск контрреволюционной книги без проверки фактического материала. 6) Предложить т. Насырову собрать собрание первичной парторганизации ОГИЗа, на котором обсудить вопрос [о] допущенных ошибках тов. Добаткина[9], давшего положительный отзыв автору контрреволюционной книги Бажову.

Секретарь ГК ВКП(б)

Кузнецов[H] [10]

ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 19. Л. 132. Л. 10–11. Заверенная копия.
См.: Ф. 161. Оп. 6. Д. 134. Л. 191–192, 228–230. Копии.

№ 4
Заявление П.П. Бажова в Комитет партийного контроля по Свердловской области

20 февраля 1937 г.

25 января сего года бюро Свердловского горкома ВКП(б) обсуждало вопрос об издании СвердлОГИЗом моей книжки «Формирование на ходу (К истории 254-го Камышловского полка)»[I]. По этому вопросу постановлено (цитирую по памяти): «Книжку, представляющую рекламу троцкистов Васильева, Панова и Никонова, изъять, автора книжки Бажова, написавшего контрреволюционную троцкистскую книжку, из партии исключить».

Я не отрицал и не отрицаю своей грубой политической ошибки с выпуском этой книжки, но считаю, что моя[J] партийная вина здесь не выше вины тех журналистов нашей области, которые, не зная действительного положения дела, писали, например, об успехах Средмедьстроя[K], Уралвагонзавода[L] и вообще с похвалой отзывались о людях, которые теперь выявлены как заклятые враги партии и народа – троцкисты.

Что ошибка моя произошла непреднамеренно, исключительно по незнанию, легко видеть из следующего.

В 1935 г. мне было предложено Истпартом обработать собранный авторским коллективом материал, дополнить этот материал данными из Архива Красной армии и дать историю Камышловского полка. Писать историю я отказался (показалось не по плечу), но согласился оформить материал в виде отдельных очерков из истории полка, главным образом из стадии его формирования, которое мне, как бывшему политработнику 29-й дивизии, было относительно известно. Тогда же был заключен с издательством договор на книжку этого типа объемом 6–8 печатных листов. Книжка предполагалась к выпуску в 1935 г., но я смог изготовить рукопись только ко второй половине 1936 г.

Материал мой предварительно просматривался бывшим заведующим Истпартом Моисеевым, потом через него же был передан на рецензию т. Зиновьеву (рецензия в моем деле имеется). Рецензент, исходя, видимо, из установки о более или менее полной истории полка, внес новые предложения, указал слабые места, отметил редакционные ляпсусы, но в общем признал материал ценным (он именно и готовился как материал к истории полка). Никакой сигнализации о троцкистах или вообще недостойных именах в рецензии нет.

По исправлении мест, отмеченных т. Зиновьевым, рукопись была сдана в типографскую работу, с тем, однако, чтобы потом еще раз прочитать ее при Истпарте. Читка эта состоялась в конце сентября сначала на собрании партизан участников полка, потом рукопись просматривалась тремя научными сотрудниками Истпарта. Были замечания, поправки, предложения, но никакой сигнализации о троцкизме или троцкистах не было. Из имен было отведено, по заявлению т. Рубинштейн, только одно, но не как троцкиста, а как отошедшего от партии и опустившегося человека. Со стороны бывших участников полка тоже никаких отводов имен не было, а Васильев и сам присутствовал на этой читке. Был на этой читке и Филаретов, но он тогда не говорил, как на бюро горкома, что Бажов оклеветал молодежь полка, приписав ей контрреволюционную песню (песню эту я не выдумал, она встречается в воспоминаниях у многих, печаталась в Ирбитской газете, и говорить о ее контрреволюционности можно разве только в порядке подхалимского экстаза)[11]. Не протестовал он тогда и против показа первого командира полка т. Черныха[12], во всяком случае не настаивал, чтоб у этого рабочего Омского депо, проведшего трудное дело по организации полка, беззаветно дравшегося с чехословаками и колчаковцами, не один раз раненного в боях и пользовавшегося доверием партии до самой своей смерти, обязательно был отмечен провал (по пьянке) в боях под Тагилом, за что тогда Черных и был снят с командования полком.

Что я не относился безразлично к политическому лицу авторов воспоминаний, легко видеть из материала, над которым я работал. В списке активных участников полка имеются, например, Пушкарев Ст[епан][13], Барышников, Ветлугин, но поскольку я знал, что первый из них был связан с троцкистами, второй – эсер (на бюро мне дали справку, что он тоже теперь троцкист), а последний возглавлял в Ирбитском заводе меньшевиков, то материалами этих лиц, как и материалами о них, не пользовался. По этой же причине в книжке нет упоминания о Карякине.

Мих. Панова я видел только раз, на собрании в Истпарте. В списке активистов он значится, в явочном листе отмечен беспартийным. По его выступлению и рукописи я составил себе мнение о нем, как о человеке не особо высоко поднявшемся за 18 лет. Из его воспоминаний я как раз и взял также куски, которые не говорят ни о его политической дальнозоркости, ни о героизме (стр. 36, 39, 40, 44).

Никонова я совсем не знал лично, никогда с ним не встречался. Фамилия его тоже имеется в списке активистов; по документам полка Никонов был начхозом полка. Никаких отводов Никонова у меня не было. Материал был писательского типа (больше о других, ничего о себе), и я спокойно делал выписки о снабжении полка в первой стадии его формирования (стр. 47, 48, 49), а также в главе об Анчутинской разведке (стр. 87–92) пользовался преимущественно материалами Никонова.

Васильева я знал хорошо, как командовавшего Тюменским направлением, потом комбрига 1-й и начдива 29-й. Уже перечень его должностей говорит, что Васильев тогда был видной военной фигурой. Мне он казался тогда не особенно политически грамотным, но преданным делу революции. В последующие годы я никогда не был связан с Васильевым по постоянной работе. Иногда встречался с ним, знал, что он работает председателем Всекоопинсоюза[M] [14], в дни празднования годовщины Красной армии обычно слышал его выступления по радио, читал его воспоминания о встрече с товарищами Сталиным и Дзержинским[15]. Все это давало уверенность, что Васильев пользуется доверием партии и правительства, и я его показал в своей книжке с самой положительной стороны.

На бюро горкома еще говорилось, что в моей книжке не показана роль тов. Сталина в оздоровлении 3-й армии, но это обвинение считаю неправильным. Помимо материала комиссии ЦК, у меня есть специальный раздел (стр. 112–120), где как раз об этом говорится. Что же касается того места воспоминаний Васильева, где он говорит, что вначале не заметил присутствия тов. Сталина в вагоне, то я здесь не видел и сейчас не вижу ничего унижающего достоинство вождя партии, скромность и простота обращения которого известны всему миру. Вообще же эти воспоминания (стр. 114 и след.) я считал материалом вполне апробированным, так как печатались в «Уральском рабочем», где я и читал их впервые.

Из всего сказанного, мне кажется ясно, что свою грубую ошибку с выпуском книжки, в которой оказалась реклама врагов партии и народа троцкистов Васильева, Панова и Никонова, я сделал непреднамеренно, не зная о принадлежности этих людей к контрреволюционной троцкистской группе. Я проявил недостаток бдительности к цитатам из воспоминаний неизвестных мне авторов (Панова и Никонова), положившись лишь на то, что они состояли в организовавшемся при Истпарте авторском коллективе, и ограничился внешними данными по отношению к лично мне известному по прошлой работе Васильеву, который после выхода книжки оказался арестованным как троцкист.

Поэтому, сознавая всю тяжесть своей вины, я все-таки считаю возможным просить комиссию партийного контроля учесть, что сделано это мной непреднамеренно, и в соответствии с этим изменить мне меру партийного взыскания, предоставив мне возможность дальнейшей работой загладить эту свою ошибку.

Относительно своего политического лица до 1918 г., на чем подробно останавливался докладчик горкома, могу лишь сказать, что я никогда не скрывал от партии своего прежнего служебного положения (студент духовной семинарии – по образованию, учитель русского языка в духовно-учебных заведениях – по практике работы), ни своих идейных шатаний, которые, как известно, были нередкими среди интеллигентов прошлого. Об этом гораздо подробнее, чем у докладчика, рассказано в моей автобиографии, которую я подавал при последнем обмене партдокументов. При этом прошу учесть, что с той поры прошло уже 18 лет, из которых последние 13 лет я работал здесь – в Свердловске, и на таком участке, как газета и книга, где всякого рода уклоны, колебания и вывихи всегда легко могут быть выявлены и закреплены документально. За все это время у меня, конечно, бывали ошибки порядка спешки, технического недосмотра, недостатка специальных знаний, но никогда не было уклонов от генеральной линии ЦК ВКП(б), двурушничества, измены партии и ее великим вождям Ленину и Сталину. И уж тем более, какого бы то ни было идейного или организационного общения с троцкизмом на всех стадиях жизни этой контрреволюционной группки.

Павел Бажов

ЦДООСО Ф. 4. Оп. 19. Д. 132. Л. 15–17об. Автограф.

 


*****

[A] Слово вписано над строкой зелеными чернилами.

[B] Подпись отсутствует.

[C] Подчеркнуто в документе.

[D] Так в документе. Правильно: Михаил Петрович Панов, воспоминания которого использовал в своих очерках П.П. Бажов.

[E] Слова написаны чернилами.

[F] Управление по охране государственных тайн в печати.

[G] Фамилия подчеркнута чернилами.

[H] Подпись отсутствует.

[I] Так в документе. Правильно: «Формирование на ходу (К истории Камышловского 254-го 29-й дивизии полка)».

[J] Здесь и далее подчеркнуто в документе.

[K] Строительство Среднеуральского медеплавильного комбината.

[L] Уральский вагонный завод.

[M] Всесоюзный совет инвалидной кооперации.



[1] Наранович Дмитрий Павлович (1884–?) – с 1903 г. принимал участие в социал-демократическом движении. Член РСДРП(м) в 1904–1906 гг., член РКП(б) с марта 1917 г. После революции 1917 г. занимался партийной и журналистской работой. В ноябре 1929 г. вопреки желанию назначен зав. Уралистпартом. В октябре 1931 г. освобожден по личной просьбе. С ноября 1931 по ноябрь 1932 г. председатель Уралобкома МОПР. В 1932–1936 гг. зав. сектором печати Свердловского облплана, ответственный исполнитель редакции журнала «Хозяйство Урала», зам. зав. областным парткабинетом, зав. торговым отделом Партиздата. В 1937–1938 гг. инспектор обллита по радиовещанию, редактор многотиражных газет. В ноябре 1938 г. научный сотрудник Истпарта, с декабря 1939 до сентября 1942 г. научный сотрудник Свердловского областного партийного архива, с сентября 1942 г. в Государственном архиве Свердловской области. (ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 26. Д. 1157.)

[2] Эссен Мария Моисеевна (1872–1956) – участница социал-демократического движения в России с начала 1890-х гг. В 1903 г. член Петербургского комитета РСДРП(б), кооптирована в ЦК РСДРП. С 1907 г. от партийной деятельности отошла. В 1917 г. член Тифлисского Совета, примкнула к группе социал-демократов-интернационалистов. В 1920 г. вступила в РКП(б), зав. отделом агитации ЦК Грузии, редактор его «Известий», с 1922 г. зав. агитпропом Тифлисского комитета РКП(б) и культотделом Совета профсоюзов. В 1925 г. переехала в Москву, работала в Госиздате. В 1927–1930 гг. в Истпарте, затем в Ин-те Ленина, с 1930 г. в Коммунистическом ин-те журналистики.

[3] Моисеев Семен Степанович (1888–1937) – участник социал-демократического движения с 1903 г. В 1920–1928 гг. партийный работник уездного и окружного уровня. В 1928–1929 гг. зав. Уральским истпартом. В 1929 г. председатель Уральского обкома Союза совторгслужащих. В апреле 1930 г. утвержден ответственным секретарем партколлегии Уральской областной контрольной комиссии. С октября 1933 г. зав. Уральским (Свердловским) истпартом. Арестован 30 января, расстрелян 23 марта 1937 г., реабилитирован в мае 1956 г. (См.: ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 3. Д. 30.)

[4] С 24 августа 1927 г. Истпарту Уралобкома ВКП(б) было передано здание Дома инженера Н.Н. Ипатьева, в котором с 17 апреля по 16 июля 1918 г. содержались и были расстреляны последний российский император Николай II с семьей и прислугой. (См.: Екатеринбург: Энциклопедия. Екатеринбург, 2002. С. 167.)

[5] Рычкова Галина Петровна (1899–?) – в 1929–1931 гг. научный сотрудник Музея революции (г. Пермь), в 1931–1945 гг. – Уральского истпарта и областного партийного архива. С 1945 г. зам. директора по научной части Ин-та истории партии. (См.: ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 51. Д. 2193.)

[6] Кашеваров Михаил Степанович (1898–1948) – участник Гражданской войны, работал в Шадринском архивном бюро, Уральском истпарте, зав. библиотекой Свердловского областного краеведческого музея. В период работы в Истпарте конфликтовал с П.П. Бажовым из-за того, что последний в бытность свою цензором в обллите не пропустил в печать несколько краеведческих сборников, к которым имел отношение М.С. Кашеваров. В ответ на это М.С. Кашеваров обвинил П.П. Бажова в принадлежности к партии эсеров и приписывании себе лишнего партийного стажа. (См.: Бажовская энциклопедия. С. 202–203.)

[7] Васильев Макар Васильевич (1889–1940) – участник Гражданской войны, в 1917–1926 гг. на командных должностях в РККА (командир бригады, дивизии, корпуса). В 1927–1929 гг. управляющий Сельхозбанком (г. Ирбит). В 1929–1930 г. один из руководителей Свердловского горкомхоза. С 1930 г. председатель правления Уралкоопсоюза. В декабре 1936 г. арестован, выслан в Магадан, погиб в заключении. (См.: ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 69; Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 2000. С. 107.)

[8] Никонов Григорий Васильевич (1892–1943) – в 1918–1921 гг. в РККА, помощник командира Камышловского полка, в 1925–1932 гг. на руководящих должностях на заводах Урала, в 1932–1933 гг. в РККА, нач. штаба батальона. С 1934 г. зам. зав. Горснаба г. Свердловска, работал в Свердловском управлении внутренней торговли. Исключен из партии в 1937 г. за троцкистскую деятельность. Арестован в 1938 г. Умер в заключении. Реабилитирован в 1956 г. (ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 20. Д. 2542; Оп. 63. Д. 1879.)

[9] Добаткин Владимир Максимович (1906–?) – в 1935–1940 гг. тех. директор типографии ОГИЗа. В 1940–1941 гг. начальник Свердловского областного управления издательств и полиграфии. В 1941–1960 гг. в Красной (Советской) армии. В 1960–1972 гг. начальник цеха и главный инженер типографии издательства газеты «Уральский рабочий». (Там же. Оп. 28. Д. 635; Оп. 82. Д. 116.)

[10] Кузнецов Михаил Васильевич (1900–1937) – в 1918–1929 гг. на партийной и комсомольской работе в Тульской губернии, в 1929–1930 гг. в ЦК КП(б) Узбекистана, в 1931–1933 гг. в Ин-те красной профессуры, в 1933–1935 гг. первый секретарь Нижнетагильского райкома, затем горкома ВКП(б), в 1935–1937 гг. первый секретарь Свердловского горкома ВКП(б). Арестован в мае 1937 г., осужден как участник «антисоветской террористической организации правых на Урале», расстрелян 31 июля 1937 г., реабилитирован в 1956 г. (См.: Сушков А.В. Руководители города Свердловска: первые секретари горкома ВКП(б)–КПСС (1932–1991), вторые секретари горкома ВКП(б) (1937–1950): Историко-биогр. справ. Екатеринбург, 2007. С. 42–44.)

[11] Речь идет о песне «Шумел-гремел пожар шмаковский…», приведенной П.П. Бажовым в очерке «Бой под Шмаковкой». (См. Бажов П. Формирование на ходу… С. 72–73.)

[12] Черных Н.Ф. – командир Первого Камышловского рабочее-крестьянского полка, занимал командные должности в РККА – инспектор пехоты в 3-й армии, начальник Штаба Западно-Сибирского сектора, заместитель начальника Госполитуправления ДВР, после окончания Гражданской войны на хозяйственной работе. (См.: ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 176).

[13] Пушкарев Степан Леонидович (1891–?) – в 1918–1924 гг. на командных должностях в РККА. С 1924 г. на хозяйственной работе. В 1934–1935 гг. исключен из партии и снят с работы за «контрреволюционный троцкизм». (Там же. Оп. 20. Д. 3522; Ф. 161. Оп. 17. Д. 42 а.)

[14] М.В. Васильев являлся председателем правления Уралкоопсоюза. (См.: Уральская историческая энциклопедия. С. 107.)

[15] Воспоминания М.В. Васильева о встрече с И.В. Сталиным и Ф.Э. Дзержинским в вагоне на железнодорожной станции Глазов в январе 1919 г. изложены П.П. Бажовым в очерке «Под водительством Сталина». (См. Бажов П. Формирование на ходу… С. 114–116.) В переиздании исторических очерков П.П. Бажова под общим названием «Бойцы первого призыва» (1958 г.) воспоминания М.В. Васильева были отредактированы. Фраза «Во время этой беседы присутствовал и т. Сталин, которого я вначале не заметил, и уж только тогда оглянулся, когда он, стоя в дверях купе, сказал: “Говори все, не бойся начальства”» в этом издании была сокращена до предложения: «Во время этой беседы присутствовал и тов. Сталин». Сам очерк получил название «Контрнаступление 3-й армии». (См. Бажов П.П. Бойцы первого призыва. Свердловск, 1958. С. 244–245.)


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'