АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

«…Юному побудит быть честным и верным слугою своего дорогого Отечества».
 
Документы Национального архива Республики Бурятия
о посещении цесаревичем Николаем Агинского ведомства Забайкальской области
и учреждении стипендии его имени.

 
 
Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 2 (2011 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Ключевые слова: цесаревич Николай Александрович, встреча с агинскими бурятами, Агинская степная дума, станция Туриноповоротная, Иркутская учительская семинария, стипендия цесаревича Николая для бурят, Национальный архив Республики Бурятия.

В 2011 г. отмечается знаменательная дата – 350 лет добровольного вхождения Бурятии в состав России[1]. Однако, несмотря на три с половиной века неразрывной связи, многие события, оказавшие влияние на бурятское сообщество, до сих пор требуют изучения и осмысления. К таковым, на наш взгляд, можно отнести проезд цесаревича Николая Александровича (будущего российского императора Николая II) через Забайкальскую область и Иркутскую губернию летом 1891 г. в ходе кругосветного путешествия. Это событие, не нашедшее отражения в исторических исследованиях, фрагментарно освещено в воспоминаниях Э.Э. Ухтомского[2], который описал встречи цесаревича с забайкальскими казаками, тунгусами, бурятами, посещение им городов Нерчинска, Читы, Верхнеудинска и др., а также в преданиях, передаваемых агинскими бурятами из поколения в поколение[3].

Между тем в Национальном архиве Республики Бурятия (НАРБ) хранятся документы, свидетельствующие о подготовке и обстоятельствах встречи цесаревича Николая в Агинском ведомстве Забайкальской области[4]. Так, в фонде Верхнеудинских городской управы и думы[5] имеются источники о строительстве триумфальной арки в честь приезда цесаревича, выборе почетного караула, церемонии встречи и т.д. В фонде Кударинской степной думы[6] находится ее донесение Селенгинскому окружному начальнику от 23 июля 1891 г., в котором воспроизведен диалог цесаревича с бывшим тайшой Заяханом Хамагановым во время встречи кударинских бурят с Николаем на станции Боярская Забайкальской области. Там говорится: «Его высочество обратился к стоявшему рядом с тайшой почетному инородцу Заяхану Хамаганову, имевшему на шее две большие золотые медали, и милостиво спросил: "За что и кем пожалованы?" Хамаганов объяснил, что одной медалью высочайше награжден за устройство Кударинского приходского училища, а другой за содействие при перевозе на Амур артиллерийских орудий инородцев графом Муравьевым... потом его высочество прошел в здание Боярской почтовой станции… После в почтовую станцию был вызван почетный инородец Хамаганов, которому его высочеством было объявлено, что он награждается большой золотой медалью для ношения на шее, но получит ее от г[осподина] приамурского генерал-губернатора по возвращении со станции Мысовой»[7].

Интересующие нас документы содержатся и в фонде Агинской степной думы[8]. Это циркуляры военного губернатора Забайкальской области о готовящемся проезде цесаревича по Забайкалью с изложением маршрута его передвижений и подробными инструкциями о церемонии встреч, секретный циркуляр Читинского окружного начальника по охране дорог, предписания Степной думы о подготовительной работе к приему цесаревича, общественные приговоры[9] о поставке людей и конного транспорта для цесаревича и его свиты, ремонте дорог, сборе денег, выборе бурят для депутации, почетного караула и охраны, прошения о разрешении буддийскому духовенству принимать участие в церемонии, учреждении стипендии имени цесаревича Николая в Иркутской учительской семинарии, переписка по этому вопросу с директором народных училищ Забайкальской области, Восточной Сибири, с Иркутским отделением государственного банка и т.д. Всего более ста документов, написанных на двух языках – старомонгольском (оригиналы) и русском (переводы)[10]. Для публикации отобраны шесть наиболее из них информативных. Они не только отражают ход подготовки и встречи наследника престола Николая Александровича 16–17 июня 1891 г. в Агинском ведомстве Забайкальской области, но и позволяют уловить влияние этого события на развитие бурятского сообщества, в частности образования агинских бурят.

Подготовка к приезду цесаревича Николая началась осенью 1890 г., когда стал известен подробный маршрут его проезда с остановками и определена для ночлега станция Туриноповоротная Забайкальской области (Док. № 1). В результате у агинских бурят появилась возможность организовать наследнику престола и его свите достойный прием. Прежде всего необходимо было разработать порядок встречи на станции, чтобы в полной мере ознакомить наследника с кочевой жизнью и бытом местного населения (Док. № 2); предстояло отремонтировать дороги, обеспечить для сопровождения экипажа его императорского высочества почетные охрану и конвой из числа самых уважаемых бурят Агинского ведомства (Док. № 3).

Это удивительное событие в истории Забайкалья и агинских бурят началось 16 июня 1891 г. недалеко от станции Туриноповоротной, где было устроено грандиозное конное представление. По словам Э.Э. Ухтомского, «невиданное доселе зрелище живо заинтересовало августейшего путешественника и всю свиту. Общая картина переносила куда-то в глубь Азии. Кругом горы, разделенные рекой Ингодой, по ту сторону ее покрытые лесом, по эту – обнаженные, обширные поляны, стада лошадей, буряты в своих костюмах, – конвой из отборных стрелков с их луками и стрелами, все это было так ново, так оригинально!»[11] К приезду цесаревича был подготовлен гостевой городок с павильоном и войлочными юртами, куда он прибыл после представления. Агинские буряты устроили ему праздничный прием с хлебом-солью на серебряном подносе, подарили специально изготовленную для него большую войлочную юрту, в которой он пожелал переночевать. В честь гостя буддийское духовенство совершило молебен, цесаревич наблюдал за его ходом с большим интересом, сидя на устроенном для него позолоченном троне.

Цесаревич Николай Александрович с выборными бурятами Агинского ведомства. Ст. Туриноповоротная. 17 июня 1891 г. НАРБ. Фотофонд. Оп. 1. № 1-217

 
Цесаревич Николай Александрович с выборными бурятами Агинского ведомства.
Ст. Туриноповоротная. 17 июня 1891 г.
НАРБ. Фотофонд. Оп. 1. № 1-217

В знак особого расположения к агинским бурятам утром 17 июня цесаревич сфотографировался с ними. В подготовленной к приезду большой развлекательной программе буряты продемонстрировали умение и мастерство в конных скачках, обуздании диких скакунов, национальной борьбе, стрельбе из лука. Свое искусство показали лучшие певцы и танцоры. Кроме того, присутствовавшие ознакомились с традиционными ремеслами – выделкой шкур, войлока для юрты, шитьем национальной одежды и обуви и т.д.

Об устроенном для него приеме цесаревич Николай Александрович писал в своем дневнике, хранящемся в Государственном архиве Российской Федерации: «16 июня. Воскресение. […] В станице Кайдалово пил чай, здесь тунгусы остались, уступив место бурятам. В Баяндарчинском поселке, во время перепряжки, смотрел на увлекательную ловлю диких лошадей бурятами прямо из табуна. Совсем поражен лихостью этих людей и их умением и ловкостью, с которыми они нацепляли на всем скаку петлю своего "имника" (аркан) на шею лошади и в какие-нибудь две минуты делали свою жертву смирной тварью, наполовину задушив ее. Другие конные буряты, в богатых синих халатах и в китайских шапках, стреляли из лука в дощечку на земле.

Все это поскакало затем за мной; невольно вид такой пестрой и оригинальной конницы переносил в прежние времена, времена нашествия Тамерлана!

В 9 час. приехал в Туриноповоротную, где в лагере, юрте был блестяще встречен бурятами с хлебом-солью, дикой музыкой, кадильницами и знаменами, пожалованными Николаем Павловичем. Шел парадным образом под желтым зонтиком, так же как на Яве. Мне буряты поднесли великолепную юрту, в которой я провел ночь, со всеми предметами их внутреннего обихода; все золотые и серебряные вещи; прекрасный костюм и богатый трон. В первый раз пришлось спать в соседстве с Буддой! Мне эта юрта весьма понравилась. Обедал в отлично устроенном павильоне; сначала недолго поиграла их невозможная, роговая музыка. Лег спать рано.

17 июня. Понедельник. Отлично выспавшись в своей юрте, проснулся в 6 ч. Расстояние между нею и столовой прошел под сенью зонтика. После кофе принял депутацию лам, поднесших, по своему обычаю, длинный кусок шелковой материи – "хадак"[12]. Снялся на троне, окруженный бурятами и знаменами сзади. Затем был бой борцов, совершенное подобие того, что происходило в Джодпоре[13], после чего видел скачку 40 бурятских мальчиков, все получили призы. Выигравшую лошадь поднесли мне с похвальною ей речью, а я ее отдал их бедным. Около 30 женщин, кроме конвоя, провожали меня до первого селения. С большим удовольствием буду всегда вспоминать о приеме и дне, проведенном у бурят!»[14]

По свидетельству Э.Э. Ухтомского и жителей ведомства, цесаревич подарил агинским бурятам в знак благодарности 500 руб. для устройства праздника, наградил ряд должностных лиц медалями, а отличившихся бурят ценными подарками – подарил каждому 10 руб. золотых империалов[15].

Воодушевленные приездом цесаревича Николая, вскоре после его отъезда, 1 июля 1891 г. агинские буряты обратились к нему с письменным прошением об учреждении стипендии его имени в Иркутской учительской семинарии[16] (Док. № 4). При этом подчеркивалось, что посещение цесаревичем Агинского ведомства может сыграть важную роль для молодых, послужить стимулом для воспитания у них честности и верности Отечеству. (Большинство бурят не имели возможности получить хорошее образование в силу ограничений, связанных с буддийским вероисповеданием.)

В феврале 1892 г. Николай дал разрешение на учреждение стипендии, о чем сообщили жителям ведомства (Док. № 5). Вскоре было разработано Положение о стипендии имени цесаревича Николая при Иркутской учительской семинарии (Док. № 6). 27 мая 1892 г. общественный приговор агинских бурят выбрал самого достойного юношу из своей среды. Им оказался Бато-Далай Очиров[17], будущий первый бурятский депутат II Государственной думы, просветитель и политический деятель. Однако, по неизвестной причине, он не воспользовался этой стипендией, поэтому 21 июля 1893 г. на учебу был направлен Чойжил-Лхамо Базарон[18], впоследствии в течение 40 лет занимавшийся просветительской деятельностью в Забайкальской области.

В декабре 1897 г. по выбору общества стипендиатом стал Цыбен Жамцарано[19], в будущем ученый-востоковед. Именно в стенах Иркутской учительской семинарии он развернул работу по сбору фольклора бурят.

Публикуемые документы позволяют расширить источниковую базу истории бурятского народа, по-новому подойти к оценке исторических событий. Посещение цесаревичем Забайкалья в дальнейшем послужило социально-экономическому развитию края. В 1897 г. Николаем II была учреждена специальная комиссия для исследования землевладения и землепользования в Забайкальской области (председатель статс-секретарь А.Н. Куломзин); в 1898–1901 гг. построена Забайкальская железная дорога от ст. Карымской до китайской границы; в 1901–1903 гг. проведена волостная реформа области. Позже, находясь на российском престоле, Николай II продолжал интересоваться жизнью бурят в далеком Забайкалье, о чем свидетельствуют аудиенции, которыми он удостаивал представителей бурятского народа[20].

Поскольку делопроизводство в Агинской степной думе велось на старомонгольском языке, документы № 2 и 3 даны в переводе тех лет.
 

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Б.Ц. ЖАЛСАНОВОЙ.


*****

[1] Об этом см: Залкинд Е.М. Присоединение Бурятии к России. Улан-Удэ, 1958; Балданов С.С. Административное управление Русским государством Бурятией (конец XVII – начало XX в.). Улан-Удэ, 2005.

[2] Ухтомский Эспер Эсперович (1861– 1921) – ученый, путешественник, писатель, коллекционер. Учась в Санкт-Петербургском ун-те, составил библиографию по истории, религии, культуре и искусству народов Центральной, Южной Азии и Дальнего Востока. После его окончания служил в Департаменте духовных дел иностранных исповеданий Министерства иностранных дел. В период с 1886 по 1890 г. бывал в Монголии, Китае, Забайкалье. В 1890–1891 гг. сопровождал наследника престола Николая Александровича. По материалам поездки написал книгу «Путешествие на Восток» (Вып. 1–6. СПб., 1893–1897). Она переведена на английский, немецкий и французский языки.

[3] Предания записаны и опубликованы Д.Цырендашиевым в книге «Цугольский дацан. Легенды и были (XIX в.)» (Улан-Удэ, 2008. На бурят. яз.). В приложении к книге приводится список 86 информантов.

[4] Агинское ведомство входило в состав Забайкальской области. Его население составляли хоринские буряты, проживавшие по рекам Онон, Иля, Борзя, Турга и Ага, а также в верховьях Оленгуя.

[5] НАРБ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 375.

[6] Кударинская степная дума была образована в 1825 г. в Иркутской губернии согласно Уставу об управлении инородцев 1822 г. М.М. Сперанского и исполняла роль высшего органа местного самоуправления кударинских бурят до 1903 г.

[7] НАРБ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1129. Л. 54–55.

[8] Там же. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2929, 2952. Агинская степная дума – орган местного самоуправления агинских бурят, образована в 1839 г., в 1903 г. упразднена. Вместо нее образованы Агинская и Цугольская инородческие волости, просуществовавшие до 1917 г.

[9] Общественный приговор – вид делопроизводственной документации органов местного самоуправления бурят (степных дум, инородных управ, родовых управлений), в котором излагалось решение общего собрания доверенных и должностных лиц по наиболее важным вопросам.

[10] Об этом см.: Лыксокова В.Ц. Делопроизводство и архивы степных дум: страницы истории (1822–1901 гг.) // Отечественные архивы. 2010. № 1. С. 14–17.

[11] Ухтомский Э.Э. Путешествие по Забайкалью // Э.Э. Ухтомский. Путешествие на Восток государя императора Николая II (1890–1891 гг.). Ч. 5: Наша Азия. Ч. 6: По Сибири. В Забайкалье. В Иркутском районе. Улан-Удэ, 1992. Ч. 5. С. 10.

[12] Хадак – сложенное вдвое шелковое полотенце, подносившееся в виде приветственного дара почетным гостям; полотнище, знамя.

[13] Так в документе, правильно – Джодпур (Джодхпур) – Голубой город, третий по величине город в Индии, в 600 км от Дели, туристический центр в Раджастане. Основан в 1459 г.

[14] ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 226. Л. 60–63. Автограф. Черные чернила.

[15] НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2952. Л. 195; Ухтомский Э.Э. Указ соч. С. 10–11; Цырендашиев Д. Указ соч. С. 271–288.

[16] Иркутская учительская семинария открыта в 1872 г. За 28 лет существования (1872–1900 гг.) ее окончили 304 человека, в том числе 23 бурята.

[17] Бато-Далай Очиров (1875–1914) – депутат II Государственной думы, первый парламентарий из бурят. Переводил на бурятский язык произведения русской литературы; активно выступал за широкое распространение культуры и просвещения среди бурят, сохранение и приумножение традиционных обычаев и обрядов, мирные взаимоотношения бурят и русских. В 1908 г. открыл первое в Забайкалье «Агинское кредитное общество», успешно конкурировавшее с китайской торговой монополией. Преобразованное позже в потребительский кооператив, оно занималось разведением породистого скота, созданием показательной фермы, переработкой сельскохозяйственной продукции, опытными посевами, проводило большую культурно-просветительскую работу. В 1911 г. в Чите избран председателем Съезда русских крестьян и бурят.

[18] Чойжил-Лхамо Базарон (1878–1937) – бурятский просветитель, общественный деятель, учитель, писатель. По окончании Иркутской учительской семинарии работал в школах Агинского ведомства и Читинской учительской семинарии. Автор стихов, рассказов для детей, «Монголо-бурятского букваря» (1906 г.), учебников и учебных пособий. Участвовал в экспедиции Г.Н. Потанина в Большой Хинган. В 1937 г. репрессирован, расстрелян. Посмертно реабилитирован в 1957 г.

[19] Цывен Жамсаранов (Цыбен Жамцарано, 1881–1942) – ученый-исследователь, востоковед, этнограф, фольклорист, публицист, общественный деятель, д-р филол. наук, проф., член-корр. АН СССР. В 1901 г. окончил Иркутскую учительскую семинарию, с 1902 г. вольнослушатель Санкт-Петербургского ун-та, где в 1907–1908 гг. вел курс монгольского языка. До 1917 г. путешествовал по Монголии, в 1918–1920 гг. преподавал в Иркутском ун-те. Участник революции 1921 г. в Монголии, организатор школ, учительских курсов, научных и культурно-просветительских учреждений. С 1932 г. на научной работе в Ленинграде. В 1937 г. репрессирован, умер в 1942 г. в Соль-Илецкой тюрьме. Посмертно реабилитирован в 1956 г.

[20] См.: НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 3078. Л. 7–8; Ф. 7. Оп. 1. Д. 2456. Л. 8–9.

вверх

 

№ 1
Предписание военного губернатора Забайкальской области
Читинскому окружному начальнику
о прибытии цесаревича Николая в Забайкальскую область

21 ноября 1890 г.
г. Чита

Во второй половине июня будущего года через Забайкальскую область изволит проследовать его императорское высочество государь наследник цесаревич по следующему приблизительному и впоследствии могущему [подвергнуться] изменениям маршруту: по прибытии на пароходе в ст[анцию] Сретенскую[1] его императорское высочество изволит проследовать в экипаже на Нерчинск, имея завтрак в Ключевской, затем завтрак предположен в ст[анции] Размахнинской, ночлег в Туриноповоротной и далее почтовыми трактами через Читу до ст[анции] Боярской. Число экипажа будет определено впоследствии.

По всему означенному тракту в пунктах остановок для перемены лошадей и ночлегов должны быть организованы особые почетные охраны из лучших вполне заслуженных стариков и уважаемых лиц, а для сопровождения экипажа его императорского высочества – почетный конвой из лучших надежнейших людей ведомств от 6 до 12 человек, причем при значительных переходах должны быть подготовлены подставные перемены конвоя, о назначении ординарцев охраны и конвоя от казаков штабом области сообщено для зависящих распоряжений атаманам отделов, с которыми для единства действий и следует иметь постоянные сношения.

Кроме того, необходимо озаботиться, чтобы волостными старшинами, сельскими старостами, родовыми старостами и прочими бурятскими начальниками был твердо усвоен порядок встречи его императорского высочества. Представления, рапортования, а также здорованья так: волостные и сельские, а равно и бурятские власти должны представлять рапортования при проходах его высочества обязательно в первых же лежащих по пути следования селениях, каждый во время и при встрече ранее, чем его императорское высочество поздоровается, не возглашать «ура» и при ответах своих добавлять «ваше императорское высочество», причем необходимо иметь в виду, что представители сельской власти могут быть вызываемы в известные пункты, для чего надлежит составить самые точные сведения о расстояниях между всеми пунктами, лежащими на пути следования, а равно также описания сих последних и всеми их примечательностями.

Имея в будущем дать подробные указания как по изложенному выше, так по другим делам, касающимся до устройства встречи и проезда его императорского высочества, а вместе с тем считаю нелишним сообщить вашему превосходительству, что было бы весьма желательно озаботиться ныне же подготовлением в местах более продолжительных остановок и ночлегов его императорского высочества, например, песенников, плясунов, а где встретится возможность, и музыкантов.

Кроме того, поставлю ваше превосходительство в известность, что встреча вами его императорского высочества должна состояться в станц[ии] Ключевской, а управляющим тунгусских[2] родов Гантимуровым[3] с представителями родов – в Размахниной[A] или Князь-Береговой, равно как и агинским тайшой и родовыми старостами и почетным конвоем в Кайдаловке или Туриноповоротной. Помимо сего, ныне же следует озаботиться составлением соображения по исправлению дорог, для чего необходимо исследовать состояние их.
 

Подлин[ная] под[пись]: военный губернатор генерал-майор Хорошхин[4]

Верно: окружной начальник действительный статский советник[B]
 

НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2952. Л. 1–2. Заверенная копия. Рукопись. Угасающий текст.

 

№ 2
Проект встречи цесаревича Николая
населением Агинского ведомства на станции Туриноповоротная

11 марта 1891 г.

1. Для предложения в дар устроить одну войлочную юрту со следующими принадлежностями: а) юрта имеет быть из 10 решеток деревянных с такой же трубой, основанной на таковых же колах и накинуты войлоками, обшитыми различными узорами на шелковых материях, кругом опоясанной волосяными шнурами, обшитыми тоже хорошею материю[C], занавесами внутри из лучших шелковых материй, пол деревянный из тонких теснищ, на котором должны быть войлочные паласы, покрытые зеленым тонким сукном.

2. В юрте должны быть поставлены столы деревянные, окрашенные для бурхана[5], на который будут поставлены статуя Будды, перед ним жертвенные серебряные чашечки, количество – семь, и семь серебряных изображений семи сокровищ, серебряный кадильник, колокольчик, раковина[D] и метелка.

3. Сидалище[6] для его высочества с балдахином и шелковыми подушками и перед ним должен быть столик в бурятском вкусе.

4. Три пары ящиков деревянных, стол с комодом для посуды, чаши и железный таган для огня, щипцы для подкладки аргала (топливо)[E] и один арак[7] с пальцеобразной лопатой для собирания аргалов; лопата для убора пепла, шесть деревянных красных китайских чашек, одна металлическая поварешка иначе разливательная ложка, серебряный кувшин для воды, деревянные блюда, деревянная ступка с шестом.

5. На юрту, предназначенную его высочеству, устроить навес из прочной материи, основанной на кольях, для защиты от дождей.

6. Для укупорки этой юрты приготовить удобные дорожные чехлы из юфти или деревянные.

7. Изготовить для подношения его высочеству бурятский национальный костюм из хорошей шелковой материи с моржанами[8] (на мерлушистом меху, с полной выдровой обшивкой, и соболью шапку с национальной коралловой шишкой).

8. Серебряный пояс, украшенный кораллами, с ножом и огнивом в серебряной оправе.

9. При первой встрече его высочеству преподнести сушеный арлал[9] на серебряном блюде.

10. Для ночлега цесаревича и свиты его, сверх предназначенной, поставить еще девять юрт войлочных, каждая с навесом на ней для защиты от дождей, с приличными занавесами внутри и полозами.

11. Кроме этих юрт, для общего стола устроить приличный навес теса в ширину 3, а в длину 6 саж[еней], с полом и потолком, основанный на столбах с обоем (внутри с мебелью и посудой примерно на 20 персон, при нем устроить кухню в размере 3-х кв. саж[еней][F], особо устроить два ватроклозета[G], тоже из теса.

12. При особе его высочества назначить 12 человек из самых почетных бурят, почетный караул, которые должны быть в приличных одинаковых национальных костюмах.

13. При следовании его высочества для сопровождения назначить из 12 человек почетный конвой, людей молодых, хороших ездоков и расторопных, с легкими лошадьми, которые должны быть вооружены сайдаками[10], в приличных костюмах.

14. Где предполагается встреча его высочества, туда должны выступить 40 человек бурятских мальчиков, от 12 до 14-летнего возраста, одетые в чистые национальные костюмы, и при них должен быть переводчик, хорошо владеющий русско-монгольским языком.

15. Девять человек избрать знаменщиками, при них по одному человеку подставных, они должны быть одинакового роста, в приличных костюмах.

16. Все родоначальники Агинского ведомства должны иметь свои национальные знаки (жинчи)[11], каждый присвоенный по своей должности, в приличных лучших своих костюмах.

17. Для освещения в ночное время и для иллюминаций заготовить достаточное число фонарей и плошек.

18. Шесть м[ужского] и шесть ж[енского] пола, итого 12 человек назначить песенников в приличных костюмах.

19. 12 человек назначить музыкантов, по шесть человек из Агинского и Цугольского дацанов.
 

НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2952. Л. 20–20 об. Перевод со старомонгольского. Рукопись. Затухающий текст.

 

№ 3
Общественный приговор агинских бурят
о выборе депутатов для встречи цесаревича Николая

23 мая 1891 г.

1891 г. мая 23-го дня, мы, нижеподписавшиеся Забайкальской области Читинского округа ведомства Агинской cтепной думы от всех родов родоначальники, общественные доверенные и почетные инородцы, на полном нашем суглане[12] на основании пунктов 8 и 9 ст[атьи] XIII и ст[атьи] XIY циркуляра г[осподина] военного губернатора Забайкальской области от 13 февраля с.г. за № 642, сим нашим приговором уполномачиваем для поднесения хлеба-соли его императорскому высочеству государю наследнику цесаревичу: главного нашего родоначальника[13], кандидата по нем почетного тайшу Сандана Зодбоева[14], заседателей думы[15]: почетного шуленгу[16] Жана Бодиина[17], почетного шуленгу Базара Цыбикова и Радна Очирова и голов инородных управ: Цугольской – почетного шуленгу Дылгыра Галсанова и Тутхалтуевской – почетного зайсана[18] Дылгыра Аюшиева.

А потому настоящий наш приговор представляя в Агинскую степную думу, покорнейше просим оную войти с ходатайством об утверждении избранных нами выше депутатов, в том и подписуемся.
 

НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2952. Л. 77–77 об. Перевод со старомонгольского. Рукопись.

 

№ 4
Прошение Агинской cтепной думы цесаревичу Николаю
об учреждении одной стипендии его имени для агинских бурят
при Иркутской учительской семинарии

1 июля 1891 г.

Ваше императорское высочество, всемилостивейший государь
и великий князь, наследник цесаревич!

Превышающая всякие ожидания новая милость царствующего дома, проявившаяся в посещении вашим императорским высочеством Забайкальской области, несомненно запечатлеется навсегда в сердцах ныне живущих обитателей этого края: оно усладит старцу остатки дней его, зрелому возрастом даст силу и крепость в преуспеянии мирных занятий и юному побудит быть честным и верным слугою своего дорогого Отечества. Но чтобы и для грядущих поколений осталось навсегда памятно это выше меры знаменательное событие, мы, буряты Агинского ведомства, восприяли на себя смелость всеподданнейше просить соизволения вашего императорского высочества на учреждение при Иркутской учительской семинарии стипендии имени Вашего, для каковой цели собрали между собою 1000 рублей, коих при сем преподносим, и на эту сумму еще отчисляем 7000 рублей, находящихся в Иркутском отделении Государственного банка, итого восемь тысяч рублей.

Пусть эта посильная жертва для образования наших единоплеменников буддистов вечно будет возвещать грядущим поколениям, что среди нашего племени был государь наследник всероссийского престола, восприявший на себя труд далекого и тяжелого путешествия в нашу отдаленную окраину, явя пример неоценимой заботливости о благе народа, вождем которого он предназначается высшей небесной властью.
 

Исправляющий должность главного тайши агинских бурят, почетный шуленга Жан Бодиин. Кандидат по главному тайше агинских бурят, почетный тайша Сандан Зодбоев… [Всего 21 подпись].
 

НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2929. Л. 5–7. Подлинник. Рукопись.

 

№ 5
Уведомление военного губернатора Забайкальской области М.П. Хорошхина
главному тайше агинских бурят Жану Бодиину
о разрешении цесаревичем Николаем учредить стипендию его имени

19 марта 1892 г.
г. Чита, № 1555

Главному тайше агинских бурят

Господин приамурский генерал-губернатор, генерал-адъютант, барон Корф[19] телеграммой из Петербурга от 2-го сего марта, изволил сообщить мне: «Высочайше разрешено на пожертвованные агинскими бурятами восемь тысяч рублей учредить при Иркутской учительской семинарии стипендию имени его императорского высочества наследника цесаревича и позволено благодарить жертвователей».

Передавая Вам содержание этого распоряжения для объявления жертвователям, я прошу Вас перевести не внесенные семь тысяч рублей в распоряжение главного инспектора училищ Восточной Сибири, куда отсылаются мною и 1000 руб., предоставленные Вами.

Вместе с тем, рекомендую Вам на совещании с жертвователями выработать и представить мне проект положения об означенной стипендии.

Адрес и хадак, приготовленные агинскими бурятами для поднесения его императорскому высочеству, но оставшиеся в ожидании распоряжения г[осподина] генерал-губернатора, при сем возвращаю, вместе с квитанцией Читинского казначейства в приеме 1000 рублей.
 

Подписал: военный губернатор генерал-майор     Хорошхин

Скрепил: чиновник особых поручений     Н.Бутаков
 

НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2929. Л. 1, 4. Заверенная копия. Рукопись.

 

№ 6
Положение о стипендии имени его императорского высочества
государя наследника цесаревича Николая Александровича
при Иркутской учительской семинарии
[H][20]

[Не позднее 7 сентября 1892 г.][I]

1. На основании высочайшего повеления 29 февраля 1892 г. учреждается при Иркутской учительской семинарии в память посещения его императорским высочеством Забайкальской области одна стипендия имени его высочества на счет собранного родоначальниками и почетными бурятами всех родов Агинской cтепной думы капитала в 8000 рублей.

2. Упомянутый капитал по обращении его в государственные процентные бумаги остается навсегда неприкосновенным и причисляется к специальным средствам Иркутской учительской семинарии.

3. Из процентов со стипендиального капитала содержится при Иркутской учительской семинарии один стипендиат для приготовления на должность учителя в начальные училища для бурят на нижеследующих основаниях: стипендиат живет на частной квартире, получая на содержание из процентов с сего капитала 300 руб. в год. Остальные деньги, за удержанием государственного сбора по закону 20 мая 1885 г.[21], поступают как плата за слушание уроков в семинарии.

4. Стипендиат избирается Агинской cтепной думой из бурятских детей Агинского ведомства, буддийского исповедания. Выбор стипендиата утверждается г[осподином] военным губернатором Забайкальской области.

5. Пользование стипендией обязывает стипендиата прослужить учителем в одном из бурятских начальных училищ не менее трех лет.

6. Об окончании стипендиатом курса наук начальство семинарии своевременно уведомляет Агинскую cтепную думу для избрания нового стипендиата.
 

Директор Департамента народного просвещения Аничков
 

НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2929. Л. 45–46. Заверенная копия. Рукопись.

вверх

*****

[A] Так в документе. Правильно: Размахнинская.

[B] Подпись неразборчива.

[C] Далее зачеркнуто: «внутри юрты должен быть устроиться».

[D] Далее зачеркнуто: «затем».

[E] Так в документе.

[F] 3 кв. сажени = 13,65 м2.

[G] Так в документе. Правильно: ватерклозет.

[H] Заголовок документа.

[I] Датируется по докладной записке № 276 Жана Бодиина приамурскому генерал-губернатору 7 сентября 1892 г. См. примеч. 20.


 

[1] Сретенская, Нерчинск, Размахнинская, Туриноповоротная, Чита, Боярская, Ключевская, Князь-Береговая, Кайдаловка – названия железнодорожных станций на территории Забайкальской области. В 1884–1900 гг. Забайкальская область входила в состав Приамурского генерал-губернаторства.

[2] Тунгусы – представители коренного этноса Забайкалья, самоназвание «увань», «эвенки».

[3] Гантимуровы – представители династии эвенкийских князей, осуществлявших функцию глав управления Урульгинской cтепной думы, органа местного самоуправления эвенков Забайкальской области в XIX – начале XX в.

[4] Хорошхин Михаил Павлович (1844–1898) – генерал-майор, военный губернатор Забайкальской области в 1888–1893 гг. (Власть в Сибири. XVI – начало ХХ в.: Межархивный справ. / Сост.: М.О. Акишин, А.В. Ремнев. Новосибирск, 2002. С. 265.)

[5] Термин «бурхан» в русской востоковедческой и искусствоведческой литературе означает скульптурное изображение Будды, Бодхисатвы или другого значимого персонажа, почитаемого в монгольском буддизме.

[6] Сидалище – седалище, кресло, трон, а также вообще место для сидения. (См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. М., 1999. С. 708.)

[7] Арак (араг) – плетеная из прутьев корзина для собирания навоза. (Здесь и далее значения бурятских слов приведены по «Бурятско-русскому словарю». (М., 1973.))

[8] Моржан – коралловые бусинки.

[9] Арлал (айруул) – сырки из творога.

[10] Сайдак (hаадаг) – колчан (для стрел).

[11] Жинчи (жинса) – украшение-шарик из золота, серебра или коралла на остроконечной бурятской шапке.

[12] Суглан (суглаан) – собрание.

[13] Речь идет о Жалсарае Зоригтуеве, главном тайше агинских бурят в 1878–1892 гг., блестяще окончившем Нерчинское уездное училище, талантливом администраторе, внесшем значительный вклад в развитие экономики и культуры агинских бурят.

[14] Сандан Зодбоев – помощник главного тайши агинских бурят.

[15] Заседатели думы – должностные лица Степной думы.

[16] Шуленга – титул родоуправителя.

[17] Жан Бодиин – последний главный тайша агинских бурят в 1892–1903 гг. Избран общественным приговором 7 октября 1891 г., утвержден в должности приказом приамурского генерал-губернатора 10 февраля 1892 г. Знал русскую и монгольскую грамоту, имел «2 золотые, 2 серебряные медали для ношения на шее, 4 серебряные – для ношения на груди, два золотых часа, пожалованных Александром III и Николаем II, и темно-бронзовую медаль на ленте государственных цветов». (См.: НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 3279. Л. 32 об.)

[18] Зайсан – младший административный чин, глава рода.

[19] Корф Андрей Николаевич (1831–1893) – приамурский генерал-губернатор и командующий войсками Приамурского военного округа в 1884–1893 гг. (Власть в Сибири. XVI – начало ХХ в. С. 257–258.)

[20] Разработка Положения была поручена главному тайше агинских бурят Жану Бодиину предписанием военного губернатора Забайкальской области. Об этом сообщается в докладной записке № 276 Жана Бодиина приамурскому генерал-губернатору 7 сентября 1892. (См.: НАРБ. Ф. 129. Оп. 1. Д. 2929. Л. 19.) Утверждено министром народного просвещения 29 января 1894 г.

[21] Имеется в виду Положение о сборе с доходов от денежных капиталов от 20 мая 1885 г., вводившее 5 %-ный налог на доходы с банковских вкладов и процентных бумаг. (См.: ПСЗРИ. Собр. 3. СПб., 1887. Т. V. Ст. 2961. С. 225–226.)


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'