АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

В августе 1991 года
 
О приеме партархивов в ведение государственных архивных органов

 
 
Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 3 (2011 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Ключевые слова: история архивного дела, Указ Президента РСФСР «О партийных архивах», Роскомархив, Росархив, передача-прием архивов КПСС на государственное хранение, Центральный партийный архив, Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории, Российский государственный архив социально-политической истории, Центр хранения современной документации, Российский государственный архив новейшей истории, Государственный архив Российской Федерации, Р.Г. Пихоя, В.А. Тюнеев.

Летом 1991 г. противостояние союзных и российских органов государственной власти достигло апогея. В архивном деле это проявлялось в принципиально разном подходе Главархива СССР и Роскомархива к разработке архивного законодательства и в вопросе о принадлежности исторических архивов, хранивших дореволюционные документы по истории России. Названные проблемы широко обсуждались архивистами с участием представителей научной общественности. В центральном аппарате Роскомархива обстановка была деловой, работа велась в плановом порядке. Никто не придал особого значения тому, что его председатель Р.Г. Пихоя взял отпуск. Очередное заседание коллегии Роскомархива было назначено на 21 августа.

Создание 18 августа Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в СССР не могло не сказаться на обстановке в архивном ведомстве. Возник вопрос о возможности проведения заседания коллегии. Связаться с Р.Г. Пихоей, чтобы посоветоваться, не удалось, хотя было известно, что он в Москве.

На коллегии намечалось рассмотреть результаты комплексной проверки архивных учреждений Костромской области, ход работы архивных учреждений Архангельской области по организации инвентаризации и учета документов Архивного фонда РСФСР, проект Системы планово-отчетной документации учреждений Государственной архивной службы РСФСР. Материалы к заседанию были заблаговременно разосланы, заведующие архивными отделами Костромского (А.М. Елизаров) и Архангельского (В.Н. Поломодов) облисполкомов сообщили, что их выезд в Москву с руководством согласован. Заседание решили проводить. Оно состоялось, как и намечалось, 21 августа. Обсуждение вопросов прошло организованно, соответствующие решения были приняты. После заседания члены коллегии обменялись мнениями о положении в стране и архивных учреждениях. Договорились, что я еще раз попытаюсь связаться с Р.Г. Пихоей, согласовать с ним дальнейшие действия коллегии и аппарата Роскомархива, но разыскать его не удалось.

На следующий день, 22 августа, ко мне пришел знакомый Р.Г. Пихои ученый-историк С.В. Кулешов и сказал, что Рудольф Германович просит меня продумать меры по спасению архивов КПСС, подготовить проект соответствующего Указа Президента РСФСР. Я был мало знаком с С.В. Кулешовым и его приход со столь серьезным поручением явился полной неожиданностью. (Только при написании этих воспоминаний узнал, что С.В. Кулешов с 14 августа 1991 г. числился в Роскомархиве специалистом с неполной рабочей неделей в отделе использования и публикации документов, создания ИПС.) Первоначально удивило, что Р.Г. Пихоя не дал поручение мне лично, потом подумалось, что он, видимо, не имел такой возможности. Кулешов ничего не предлагал, хотя, казалось бы, мог посоветовать что-то предварительно согласованное с Пихоей. Сославшись на необходимость позвонить кому-то, с моего разрешения, по телефону правительственной связи из кабинета Р.Г. Пихои, С.В. Кулешов оставил меня одного, чему я был рад – так было легче думать о поручении.

В основе раздумий было понимание, что КПСС утратила власть. Как и многие другие архивисты, я и раньше внутренне не соглашался с раздельным существованием Государственного архивного фонда СССР и Архивного фонда КПСС. Отдельное фондирование и хранение документов парторганизаций и документов по основной деятельности собственно организаций-фондообразователей, в которых они действовали, осложняло их изучение и использование. К тому же не равными были условия работы партийных и государственных архивов. Высказывались, но неизменно отклонялись, предложения о передаче хотя бы части свободных хранилищ в новых специальных зданиях партархивов госархивам, нередко находившимся в плохо приспособленных для постоянного хранения архивных документов помещениях. Далеко не одинаковыми были и условия оплаты труда и социальной защищенности их персонала. Партархивы имели возможность и приглашали на работу, как правило, из госархивов лучших специалистов. Однако мысль о том, что работникам государственной архивной службы придется думать о спасении архивов КПСС, никогда прежде возникнуть не могла.

Спасение архивных документов невольно ассоциировалось с ликвидацией последствий пожара в Госархиве Костромской области в 1982 г., в чем мне пришлось принимать участие и о чем, в частности, шла речь на только что состоявшейся коллегии. Но в чрезвычайных обстоятельствах августа 1991 г. архивы КПСС могли уничтожить или растащить люди, понимавшие их ценность, наконец, архивы партии могли оказаться бесхозными и погибнуть, как бывало с архивами ликвидированных министерств и ведомств, других государственных органов и учреждений.

В тревожных размышлениях обо всем этом возникли название и обоснование проекта Указа Президента РСФСР «О документах партийных архивов в РСФСР», его ключевое положение: «В связи с тем, что КПСС была частью государственного аппарата, образовавшиеся в ее деятельности документы подлежат государственному хранению», а также определение цели указа: «В целях предотвращения незаконного уничтожения в РСФСР документов партийных архивов постановляю…» Казалось, сформулировать постановляющую часть указа было проще: «Передать Центральный партийный архив [ЦПА] Института теории и истории социализма ЦК КПСС, партийные архивы обкомов и крайкомов КПСС, Московского и Ленинградского горкомов КПСС в ведение архивных органов РСФСР вместе с занимаемыми ими зданиями и сооружениями, штатной численностью и фондом заработной платы. Контроль за выполнением настоящего указа возложить на Комитет по делам архивов при Совете министров РСФСР». Проект указа, напечатанный машинисткой, я отдал С.В. Кулешову, который отнесся к тексту одобрительно и обещал срочно передать Р.Г. Пихое.

Говорили, что по радио и телевидению об указах Президента РСФСР о партийных архивах и архивах КГБ было сообщено 23 августа. Я же увидел Указ Президента РСФСР № 83 «О партийных архивах», как и подписанный в тот же день Указ Президента РСФСР № 82 «Об архивах Комитета государственной безопасности СССР», только 24 августа.

Не сравнивая текст указа «О партийных архивах» с его проектом, рукописный черновик которого хранится в моем личном фонде в Государственном архиве Российской Федерации, я обратил внимание на сокращенное, по сравнению с проектом, название и то, что абзацы его постановляющей части изложены в виде отдельных пунктов, в первый из которых внесено принципиально важное дополнение – вместе с Центральным партийным архивом назван текущий архив Общего отдела ЦК КПСС; во втором – вместо фонда заработной платы сказано о фонде оплаты труда; новым пунктом стала запись о том, что настоящий указ вступает в силу с момента его подписания. Отсутствие в проекте указа текущего архива Общего отдела ЦК КПСС объясняется тем, что тогда я считал историческую часть документов ЦК КПСС переданной в Центральный партийный архив или вошедшей в состав Архива Президента СССР, а другие рассматривал как документы прекратившего свою деятельность учреждения и поэтому подлежащие передаче на государственное хранение в установленном порядке. Потом стало ясно, что истинного положения дел с организацией хранения архивных документов ЦК КПСС я не знал.

24 августа Р.Г. Пихоя провел в Роскомархиве совещание, на котором сказал о значении указов Президента Российской Федерации, сообщил в общих чертах о посещении им зданий ЦК КПСС на Старой площади. На меня была возложена ответственность за организацию выполнения указа о партархивах. Р.Г. Пихоя попросил особое внимание уделить текущему архиву Общего отдела ЦК КПСС. Другому заместителю председателя – В.И. Абрамову, прежде работавшему в аппарате Правительства РСФСР, была поручена организация выполнения указа об архивах КГБ. Еще один заместитель – А.С. Прокопенко должен был продолжать работу, направленную на открытость ЦГА СССР (Особого архива), директором которого являлся раньше. По инициативе Р.Г. Пихои решили присмотреть помещения в одном из зданий на Старой площади для аппарата Роскомархива, находившегося в стесненных условиях в здании ЦГА РСФСР на Бережковской набережной, 26. (До этого получить дополнительные площади для улучшения условий работы сотрудников Роскомархива, организации хранения и комплектования фондов ЦГА РСФСР длительное время не удавалось.) Предложение о размещении Роскомархива в здании ЦК КПСС обосновывалось не только потребностями Роскомархива в служебных помещениях и архивохранилищах, но и политической важностью поступивших в его ведение архивных документов КПСС, привлекавших большое внимание российской и зарубежной общественности.

В тот же день Р.Г. Пихоя и я побывали в Центральном партийном архиве. Об этом архиве я знал со студенческой скамьи в МГИАИ, по учебникам и научной литературе, потом познакомился с ним в практической деятельности. (До августа 1991 г. я четверть века работал на руководящих должностях в Главархиве СССР и Главархиве РСФСР.) Приходилось организовывать взаимодействие российских государственных архивных учреждений с ЦПА при подготовке документальных публикаций и архивных справочников, совместную работу по выявлению документов В.И. Ленина и членов семьи Ульяновых, принимать участие в научных конференциях и других мероприятиях по связанной с этим тематике. Я знал заведующих ЦПА А.А. Соловьева, Д.И. Антонюка и И.Н. Китаева, бывших в разные годы членами коллегии Главархива СССР. Вместе с заместителем заведующего ЦПА В.В. Аникеевым много лет работал в редколлегии журнала «Советские архивы» (с 1992 г. – «Отечественные архивы»), встречался с Ю.Н. Амиантовым (ныне – заместитель директора Российского государственного архива социально-политической истории), некоторыми другими руководителями структурных подразделений архива. Ставить под сомнение ответственность и профессионализм руководящих работников и специалистов ЦПА, волноваться за сохранность находившихся в их ведении документов оснований не было. Кроме того, существовала вооруженная охрана здания архива. Мнение об отсутствии угроз документам ЦПА укрепила беседа с О.В. Наумовым, исполнявшим обязанности заведующего архивом в связи с уходом в отпуск и последующим увольнением И.Н. Китаева. Сотрудников в тот день в архиве не было. Договорились опечатать архивохранилища. Попросили Наумова сказать коллективу архива, чтобы излишне не волновались и что при желании все будут иметь возможность продолжить работу. Условились, что О.В. Наумов вместе с бухгалтерией Института теории и истории социализма ЦК КПСС, структурным подразделением которого являлся ЦПА, подготовит материалы об архиве, необходимые для оформления его передачи-приема в ведение Роскомархива, и будет информировать нас о возникающих вопросах. Позже состоялась встреча руководства Роскомархива с коллективом ЦПА. При первом посещении ЦПА, судя по моим записям, возник вопрос о новом названии архива, который позднее долго дебатировался и первоначально решился не совсем удачно, но об этом ниже.

Сохранился блокнотик размером всего 10,5 x 7,5 см, заполненный наполовину моим неразборчивым почерком, содержащий в основном фамилии, имена, отчества, номера телефонов, иногда сведения о должностном положении многих десятков людей, с которыми довелось встречаться, решая вопросы обеспечения сохранности архивных документов ЦК КПСС и передачи-приема их в ведение Роскомархива. К сожалению, записи делались не в хронологическом порядке, поэтому последовательность изложения событий в отдельных случаях может быть нарушена.

Одна из первых записей – домашний телефон заведующего архивом Общего отдела ЦК КПСС Р.А. Усикова. Я надеялся при встрече с ним получить информацию об архиве, договориться о его передаче-приеме. Но встретиться не удалось. Р.А. Усиков в разговоре по телефону держался очень настороженно и дал понять, что без поручений своего непосредственного руководства обсуждать вопрос об архиве не может. Примерно так же повел себя в телефонном разговоре и заведующий Центральным архивом ВЛКСМ В.В. Хорунжий, который к тому же заявил, что Указ Президента РСФСР «О партийных архивах» на архивы комсомола не распространяется.

Учитывая позицию Р.А. Усикова, да и по существу вопроса, мне следовало встретиться с заведующим Общим отделом ЦК КПСС. Но В.И. Болдин к тому времени стал руководителем Аппарата Президента СССР М.С. Горбачева, к тому же как активный сторонник ГКЧП находился под арестом. О новом заведующем мне не было известно. Не удалось вступить в контакт и с управляющим делами ЦК КПСС Н.Е. Кручиной, который должен был обеспечивать организацию охраны и содействовать в передаче-приеме архивов. Вскоре появилась информация, что он покончил жизнь самоубийством.

Понимая, что для предотвращения незаконного уничтожения архивных документов аппарата ЦК КПСС надо прежде всего организовать охрану архива Общего отдела и документов текущего делопроизводства, а затем – прием их в ведение Роскомархива, 25 августа я пришел на Старую площадь. В ЦК КПСС я бывал раньше только в здании, где находился сектор истории Отдела науки, курировавший Главархив СССР и Роскомархив. Ни я, ни кто другой из сотрудников Роскомархива не имели достаточно полного представления о структуре центрального аппарата ЦК, тем более об архивах. Удивило большое скопление людей у ворот, ведущих к шестому подъезду со стороны ул. Куйбышева (ныне – ул. Ильинка), через которые раньше приходилось проходить в здание ЦК. Оказалось, что это работники аппарата ЦК, которым 23 августа приказали незамедлительно покинуть здания и которых теперь не пускали на их прежние рабочие места даже для того, чтобы забрать личные вещи или полить цветы, что тоже беспокоило многих, особенно женщин. Во дворе комплекса было безлюдно. Пришлось обратиться в комендатуру, сформированную из состава внутренней службы ГУВД Москвы и сменившую охранявших прежде здания ЦК КПСС сотрудников КГБ СССР. Заместитель коменданта В.К. Громов, офицеры Т.И. Караванский, П.А. Ковалев, А.Б. Соколов и другие с пониманием отнеслись к задаче обеспечения сохранности архивов. Мне показали здания, в которых находились архивы Общего отдела и сектора учета и анализа руководящих кадров Орготдела, рассказали, как они охраняются. Тогда же я познакомился со смотрителем зданий В.Ф. Пушковым (он до недавнего времени продолжал работать в этой должности). Выяснилось, что и другие структурные подразделения ЦК КПСС имеют архивы, но комендатура не знает, где они находятся. После того, как это будет установлено, обещали усилить охрану архивов.

Как найти архивы, с кем решать вопросы передачи-приема архивных документов, было абсолютно непонятно. В поиске выхода из сложившегося положения решил попытаться встретиться с кем-нибудь из руководства ЦК КПСС. Стал искать приемную генерального секретаря ЦК КПСС, хотя знал, что М.С. Горбачев сложил с себя его полномочия. Замечу, что здания ЦК, МК и МГК КПСС, соединенные многочисленными переходами, в том числе через уличные проезды, представляют настоящий лабиринт. Путаясь в коридорах, преодолевая посты военизированной охраны, с большим трудом нашел приемную М.С. Горбачева. Его секретари Г.И. Пересадченко и Н.А. Дебилов сказали, что М.С. Горбачев давно не бывает в этом кабинете. Не оправдалась и надежда на А.А. Соловьева, перешедшего из ЦПА на должность заместителя заведующего Общим отделом, на помощь которого я мог рассчитывать. Оказалось, А.А. Соловьев давно вышел на пенсию. Посоветовали обратиться к первому заместителю заведующего Общим отделом Г.А. Орлову, подсказав, где его можно найти. При встрече с ним выяснилось, что он занимался вопросами организации делопроизводства отдела, знает и о работе архива. В условиях неопределенности своего должностного положения Г.А. Орлов согласился содействовать в решении вопросов передачи-приема архивных документов. Он принял мое предложение работать в Роскомархиве консультантом, написал заявление и представил анкету. Однако назначение не состоялось, так как Орлова приняли на работу в аппарат Правительства РСФСР.

Тем не менее Г.А. Орлов помог сориентироваться в организации архивного дела в аппарате ЦК КПСС – она оказалась децентрализованной. Хранение архивных документов возлагалось на Общий отдел ЦК КПСС. Действовал текущий архив Общего отдела (седьмой сектор), который считался Единым архивом, но хранил только документы Секретариата ЦК КПСС, отделов ЦК, Комитета партийного контроля при ЦК, Центральной ревизионной комиссии КПСС. Документы съездов КПСС, пленумов ЦК и Политбюро ЦК находились в архиве Политбюро (шестой сектор). Кроме названных существовали и архивы ряда других структурных подразделений, наиболее крупными из которых были архивы трех секторов Орготдела ЦК КПСС: подотдела писем; сектора единого партбилета; сектора учета и анализа руководящих кадров. Общий отдел не имел сводных данных ни о названных, ни о других архивах. В этом проявились не только недостатки организации архивного дела, но и гипертрофированная степень секретности архивных документов. К сожалению, Г.А. Орлов, по его словам, не знал мест нахождения архивов всех структурных подразделений ЦК КПСС. Утратив прежнее должностное положение, выяснить это он не мог, да, казалось, и не хотел.

Параллельно Роскомархив организовывал выполнение Указа Президента РСФСР «О партийных архивах» на местах. 26 августа в автономные республики, края и области была отправлена телеграмма с поручением организовать передачу партархивов, текущих архивов рескомов, крайкомов, обкомов, горкомов и райкомов в ведение архивных органов вместе со зданиями, сооружениями, штатной численностью и фондом оплаты труда. Предлагалось решить вопросы дополнительного финансирования архивных учреждений, охраны архивных фондов. В телеграмме указывалось, что партархивы должны войти в структуру республиканских, краевых и областных государственных архивов на правах архивохранилищ. О принятых мерах просили сообщить. В этой телеграмме проявилось стремление Роскомархива сохранить фонды партархивов, создать необходимые условия для работы с ними и в то же время рационально использовать имевшиеся в ряде партархивов резервы стеллажной площади, не допустить исключительности положения их работников в системе государственных архивов.

Вместе с начальником объединения «Мосгорархив» А.С. Киселевым Р.Г. Пихоя и я побывали в бывшем Партийном архиве Института истории партии МГК и МК КПСС, за год до этого переименованном в Научный и информационный центр политической истории Москвы. Обсуждались вопросы передачи-приема центра в ведение Мосгорархива, создания в его составе центрального государственного архива для хранения, комплектования и использования документов партийных органов и организаций, ввода в эксплуатацию нового специального здания партархива, его использования в интересах всего объединения, а также кадровые вопросы.

Информация с мест о ходе выполнения Указа Президента РСФСР «О партийных архивах» позволила проанализировать опыт и конкретизировать подход к организации хранения документов партархивов. 2 сентября 1991 г. архивным органам было направлено соответствующее развернутое письмо. Чтобы не допустить различного толкования вопросов организации выполнения президентского указа, текст письма был согласован с ЦПА (туда по прежней памяти нередко продолжали обращаться работники местных партархивов). В письме предлагалось: «1. Создать республиканские, краевые, областные центры документации новейшей истории, подведомственные архивным органам, на базе партархивов, занимаемых ими зданий и сооружений, штатной численности и фонда заработной платы. 2. Решить совместно с республиканскими, краевыми, областными финансовыми органами вопросы финансирования деятельности названных центров с учетом смет расходов и фактических затрат на содержание бывших партархивов. 3. Обеспечить подбор и расстановку кадров центров, проявив максимум внимания к специалистам бывших партархивов. Возложить на вновь назначенных руководителей персональную ответственность за сохранность принятых от парторганов и парторганизаций документов, а также учетного и научно-справочного аппарата к ним. 4. Прием дел должен быть организован с учетом местных особенностей. Обязателен поединичный прием комплекса учетного и научно-справочного аппарата, а также особо ценных документов, визуальный осмотр коробок (контейнеров). Проверка наличия фондов и дел проводится при необходимости по решению приемо-сдаточной комиссии. 5. Организовать прием в центры документации новейшей истории документов структурных подразделений рескомов, крайкомов, обкомов, горкомов и райкомов КПСС и других фондообразователей, документы которых подлежат сдаче в партархивы. Эти документы могут приниматься на хранение в необработанном виде, систематизированные по организациям, структурным подразделениям. 6. Прием-передача должна оформляться актами приема-передачи документов на государственное хранение с обязательным указанием шифров необнаруженных дел. 7. Обратить особое внимание на организацию охраны зданий и помещений центров и соблюдение в них требований пожарной безопасности. 8. На время проведения приема документов, их учета и систематизации организация использования документов должна быть приостановлена». В письме также поручалось архивным органам к 1 октября 1991 г. доложить Роскомархиву о результатах проведенной работы.

С 26 августа к работе на Старой площади были привлечены начальники отделов Роскомархива Л.С. Шатенштейн, В.А. Еремченко, Т.Е. Шабанова и В.П. Тарасов (с 1997 г. – заместитель руководителя Росархива). Осматривали здания, где находились архивы Общего отдела и сектора учета и анализа руководящих кадров, думали о возможности размещения в них аппарата Роскомархива, пытались найти другие архивы, намечали план дальнейших действий. По совету В.Ф. Пушкова вступили в контакт с сектором эксплуатации служебных зданий хозяйственного отдела Управления делами ЦК КПСС. Заведующий сектором В.И. Афонин помог установить места расположения архивов структурных подразделений аппарата ЦК КПСС. Думали, что наконец можно решить вопрос об усилении охраны всех архивов. Но на сей раз в комендатуре мне заявили, что не располагают необходимым резервом военнослужащих.

Узнав об этом, Р.Г. Пихоя предложил обратиться за помощью в Правительство Москвы, организовавшее охрану зданий ЦК КПСС, и договорился о встрече с заместителем председателя правительства Москвы А.И. Музыкантским. Тот по нашей просьбе дал указание комендатуре на Старой площади об усилении охраны архивов. Когда я приехал в комендатуру, мне сказали, что охрана архивов поручается отряду Московской бригады национальной гвардии РСФСР. Познакомили с одним из руководителей бригады М.П. Кондратьевым, представили отряд в количестве 16 гвардейцев, сформированный из иногородних ребят, поступавших в Московскую школу милиции и участвовавших в митингах у Белого дома на Краснопресненской набережной. Договорились, что я выступлю перед гвардейцами, скажу несколько слов о значении архивов и необходимости их сохранения. Увидев ребят и почувствовав их интерес к архивным документам, решил, что первоочередной моей задачей становится спасение архивов от членов отряда. Не трудно представить, что стало бы с документами архивов ЦК КПСС, если бы молодые люди, полные революционного энтузиазма, попали в архивохранилища. По моей просьбе задача отряда была ограничена охраной входа в архивы. Кстати, оберегать архивные документы несколько позже пришлось и от высоких должностных лиц. Работники прокуратуры, занимавшиеся расследованием действий ГКЧП, требовали изъятия и передачи им подлинных документов ЦК КПСС. Общими усилиями Роскомархива и работников архивов удалось ограничиться выдачей копий документов.

Постепенно присутствие Роскомархива на Старой площади расширялось. Вместе с Р.Г. Пихоей в помещении архива Общего отдела было проведено совещание, на котором сотрудникам Роскомархива рассказали об организации архивного дела в ЦК КПСС, а мы – о задачах предотвращения незаконного уничтожения архивных документов, приема-передачи партийных архивов в ведение Роскомархива. Было решено создать рабочие группы по обеспечению сохранности и организации приема-передачи архивов структурных подразделений аппарата ЦК КПСС. Группы эти возглавили руководящие и ответственные работники Роскомархива. Архивы, расположенные в отдельных помещениях, договорились опечатать печатью Роскомархива, а все другие документы и материалы сконцентрировать в доме 12 (подъезд 8) по ул. Куйбышева, в котором находился архив сектора учета и анализа руководящих кадров и которое примыкало к зданию текущего архива Общего отдела ЦК КПСС по проезду Владимирова, дом 3. (На основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1992 г. часть помещений указанного дома, принадлежащего Управлению делами Президента Российской Федерации, ныне занимает аппарат Росархива.)

Стремясь организованно осуществить и оформить прием документов ЦК КПСС, вместе с Р.Г. Пихоей решили попытаться встретиться с М.С. Горбачевым в Кремле и добиться назначения должностных лиц, уполномоченных руководством партии на передачу архивов. Р.Г. Пихоя вместе с известным историком Д.А. Волкогоновым непосредственно занимался Архивом Президента СССР, в состав которого входили документы бывшего архива Политбюро ЦК КПСС. Но на Архив Президента СССР не распространялось действие указа «О партийных архивах». Передача оказавшейся в нем исторической части документов КПСС в учреждения системы Росархива началась лишь после того, как он стал Архивом Президента Российской Федерации. В октябре 1991 г. Д.А. Волкогонов возглавил образованную постановлением Верховного совета РСФСР Комиссию по организации передачи-приема архивов КПСС и КГБ СССР на государственное хранение и их использованию. Р.Г. Пихоя был назначен заместителем председателя комиссии, я и другие заместители руководителя Роскомархива вошли в ее состав.

Р.Г. Пихоя договорился о встрече с членом Президентского совета, руководителем Аппарата Президента СССР Г.И. Ревенко. На ней мы рассказали о трудностях в организации выполнения Указа Президента РСФСР «О партийных архивах» и просили содействия в решении вопроса их передачи-приема. Г.И. Ревенко сказал, что помочь не может, поскольку не является даже членом ЦК КПСС, однако согласился попытаться организовать поручение М.С. Горбачева по этому вопросу соответствующим партийным деятелям. В беседе принимали участие сотрудники Аппарата Президента СССР А.А. Сазонов, З.А. Станкевич и некоторые другие. Г.И. Ревенко поручил одному из них переговорить о нашей просьбе с М.С. Горбачевым, который, как нам сказали, находился на сессии Верховного совета СССР. В ожидании результатов переговоров с М.С. Горбачевым мы стали говорить о недопустимости выноса из зданий ЦК КПСС каких-либо документов, в том числе не зарегистрированных в делопроизводстве, под предлогом интеллектуальной собственности на них. В ответ Г.И. Ревенко, как бы показывая не особую важность волновавших нас вопросов, рассказал о переживаниях побывавших у него ученых и специалистов – создателей системы подслушивающих устройств, установленных в новом здании Посольства США в Москве, схема размещения которых была передана американцам тогдашним председателем КГБ СССР В.В. Бакатиным. Вскоре сотрудник, вернувшийся от М.С. Горбачева, сообщил, что, по мнению Михаила Сергеевича, определить ответственных за передачу партийных архивов должен член Политбюро, секретарь ЦК КПСС А.С. Дзасохов и что последний сказал о нецелесообразности в этом деле спешки: надо подождать два–три дня.

После встречи с Г.И. Ревенко я вместе с Р.Г. Пихоей впервые побывал в Архиве Президента СССР, находившемся в Кремле в бывшей квартире Сталина. Р.Г. Пихоя и заведующий архивом Л.А. Мошков обсудили вопросы соблюдения архивом выработанных ранее совместно с Д.А. Волкогоновым договоренностей об обеспечении сохранности архивных документов бывшего Архива Политбюро ЦК КПСС, порядка доступа к ним и использования. Служебные помещения архива мне показались не столь приспособленными для работы сотрудников и хранения документов, как можно было ожидать.

Советуя не спешить с решением вопросов передачи-приема партийных архивов, А.С. Дзасохов, наверное, знал о предстоящем создании ликвидационных комиссий во исполнение Указа Президента РСФСР от 25 августа 1991 г. № 90 «Об имуществе КПСС и Компартии РСФСР». Распоряжением Совета министров РСФСР от 25 августа 1991 г. № 937-р Управлению делами Администрации Президента РСФСР было поручено принять от Управления делами ЦК КПСС и Управления делами ЦК Компартии РСФСР все здания и сооружения, предприятия, организации, лечебно-оздоровительные, медицинские и другие учреждения со всем принадлежащим им движимым и недвижимым имуществом, штатной численностью и установленным фондом оплаты труда. Все работники указанных предприятий, организаций и учреждений должны были продолжать исполнение своих служебных обязанностей в соответствии с Конституцией РСФСР и трудовым законодательством РСФСР; они предупреждались о недопустимости порчи и расхищения имущества. Управлением делами Администрации Президента РСФСР была образована комиссия для приема указанных зданий, сооружений, предприятий, организаций и учреждений. Передачу имущества должны были осуществить ликвидационные комиссии ЦК КПСС и ЦК Компартии РСФСР.

После создания ликвидационных комиссий сотрудников аппаратов ЦК КПСС и ЦК Компартии РСФСР допустили в здания на Старой площади. Комендатура была предупреждена нами о необходимости строго пресекать попытки выноса каких-либо служебных документов без разрешения Роскомархива.

По договоренности с председателем ликвидационной комиссии, секретарем ЦК КПСС П.К. Лучинским 30 августа я принял участие в первом заседании комиссии, которое проходило в здании бывшего Управления делами ЦК КПСС, фактически ведавшего и собственностью Компартии РСФСР. В заседании участвовали преимущественно работники финансовых и хозяйственных служб, а также ответственные работники секретариатов основных структурных подразделений. Главными были вопросы инвентаризации имущества КПСС и оформления увольнения работников ЦК КПСС. В конце заседания П.К. Лучинский предоставил слово мне. Краткие тезисы этого выступления – единственная более или менее развернутая запись в моем блокнотике. Я напомнил присутствовавшим об Указе Президента РСФСР «О партийных архивах»; сказал о желании Роскомархива цивилизованно организовать прием-передачу архивных документов; об удививших Роскомархив грубейших нарушениях в аппарате ЦК КПСС принципов организации архивного дела, отраженных в ленинском декрете «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР»; о том, что нам не удалось найти человека, который бы знал места хранения архивов всех структурных подразделений и располагал сведениями об их объемах; отметил необходимость обеспечить сохранность документов, находившихся не только в архивах, но и в делопроизводстве, а также учетных картотек и научно-справочного аппарата; особо подчеркнул заинтересованность Роскомархива в сотрудничестве с людьми, которые работали в архивах и занимались делопроизводством, и что при желании они смогут трудиться в архивных учреждениях. П.К. Лучинский поддержал необходимость решения вопросов передачи-приема архивных документов и поручил участникам заседания предоставить Роскомархиву все документы и материалы.

После заседания комиссии удалось наладить сотрудничество с работниками архивной, делопроизводственной и финансовой служб, смотрителями зданий ЦК КПСС. Появилась возможность активизировать деятельность созданных Роскомархивом рабочих групп по обеспечению сохранности, организации приема-передачи архивных документов.

Напомнил о себе Р.А. Усиков. Встреча с ним состоялась у шестого подъезда и продолжалась в его кабинете в архиве Общего отдела ЦК КПСС. Р.А. Усиков был предупрежден об ответственности за полную сохранность документов архива. Ему было поручено разъяснить подчиненным необходимость всячески содействовать Роскомархиву в организации приема-передачи документов КПСС. Состоялись встречи со многими другими работниками архивных и делопроизводственных служб структурных подразделений аппарата ЦК на их прежних рабочих местах с целью как-то успокоить, разъяснить задачу обеспечения сохранности документов. Роскомархив провел с ними обстоятельное совещание. После этого удалось получить сведения об объемах документов и занимаемых помещениях, численности работников. Оказалось, что в общей сложности в архивах было учтено 1,1 млн условных ед. хр., включая 25,8 млн отчетных карточек коммунистов на партбилеты образца 1973 г. Эти сведения явились своего рода актами передачи архивов. Однако оформить сами акты не представлялось возможным из-за отсутствия не только уполномоченных на это должностных лиц, но и рабочего времени для сверки данных с результатами хотя бы выборочной проверки наличия дел. Воздержаться от этого позволяло и то, что многие сотрудники архивных и делопроизводственных служб аппарата ЦК КПСС выразили согласие на работу в государственных архивохранилищах, создаваемых на базе партархивов. В составе рабочих групп Роскомархива они принимали непосредственное участие в концентрации архивных и делопроизводственных документов в доме 12 по ул. Куйбышева. Сюда из кабинетов, рабочих столов и сейфов работников ЦК КПСС и ЦК Компартии РСФСР архивисты в сжатые сроки, примерно за месяц, перевезли на тележках, перенесли на руках в общей сложности более 20 млн листов документов и материалов текущего делопроизводства в россыпи. Фактов уничтожения документов, учтенных в архивах ЦК КПСС или зарегистрированных в делопроизводственных картотеках его аппарата, выявлено не было ни тогда, ни позже.

Руководство Роскомархива знакомит журналистов с архивами бывшего аппарата ЦК КПСС

 
Руководство Роскомархива знакомит журналистов
с архивами бывшего аппарата ЦК КПСС.
Слева направо: В.А. Тюнеев, Р.Г. Пихоя, В.И. Абрамов.
10 сентября 1991 г. Опубл.: Правда. 1991. 11 сент.

Организационно-правовому оформлению приема документов партийных архивов на государственное хранение способствовали решения Комиссии Верховного совета РСФСР по организации передачи-приема архивов КПСС и КГБ СССР на государственное хранение и их использованию. По предложению Роскомархива было принято постановление Совета министров РСФСР от 12 октября 1991 г. № 532 «О Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории и Центре хранения современной документации». РЦХИДНИ был создан на базе ЦПА, ЦХСД – на базе архивов аппарата ЦК КПСС (перечень архивов и архивных фондов бывшего аппарата ЦК КПСС дан в приложении к постановлению): 1) Сектор архива Общего отдела ЦК КПСС. 2) Архив подотдела писем Общего отдела ЦК КПСС. 3) Архив сектора единого партбилета Орготдела ЦК КПСС. 4) Архив сектора учета и анализа руководящих кадров Орготдела ЦК КПСС. 5) Архивный фонд Управления делами ЦК КПСС. 6) Архивный фонд ЦК КПСС (КП РСФСР). 7) Архивный фонд сектора оргвопросов Орготдела ЦК КПСС. 8) Архивный фонд Международного отдела ЦК КПСС. 9) Архивный фонд загранкадров Орготдела ЦК КПСС. Распоряжением Госкомимущества РСФСР от 6 июля 1992 г. отдельно стоящие здания и сооружения ЦПА были переданы на баланс Роскомархива, а помещения архивов отделов ЦК КПСС закреплены за ним. Из-за имущественных споров между Росархивом и Институтом теории и истории социализма ЦК КПСС акт приема-передачи ЦПА подписали лишь в сентябре 1992 г.

При подготовке проекта постановления о создании РЦХИДНИ и ЦХСД долго обсуждался вопрос о новом названии ЦПА. Вариантов было несколько: Центральный государственный архив политической истории, Центральный государственный архив документов новейшей истории, Центр хранения документов новейшей истории. Желание сохранить статус ЦПА как научного учреждения, сравнительно высокий уровень оплаты труда его работников привели к принятому варианту – Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории. Определением «Российский центр» хотели подчеркнуть преемственность нового учреждения с бывшим Центральным партийным архивом в организации изучения профильных документов. Сказалось и то, что в ряде республик, краев и областей с учетом рекомендаций Роскомархива создавались центры хранения документации новейшей истории. Правда, аббревиатура РЦХИДНИ вызывала многочисленные нарекания. Больше говорили об этом, а не о том, как реализовать постановление Совета министров РСФСР о создании РЦХИДНИ и ЦХСД в части сохранения в них условий оплаты труда бывших архивных подразделений ЦК КПСС до проведения мероприятий по повышению заработной платы работников учреждений культуры и государственных архивов; добиться выполнения Минфином РСФСР правительственного поручения решить вопрос о дополнительном финансировании Роскомархива с учетом деятельности РЦХИДНИ и ЦХСД.

Директором РЦХИДНИ был назначен доктор исторических наук В.П. Козлов, один из ученых, привлеченных Р.Г. Пихоей к работе в архивных учреждениях в период реформирования архивного дела (с 1992 по 1996 г. – заместитель председателя Роскомархива, а до 2009 г. – руководитель Росархива). Кандидат исторических наук О.В. Наумов стал его заместителем. (После В.П. Козлова директором был К.М. Андерсон, кандидат исторических наук, приглашенный из Института всеобщей истории РАН; затем архивом руководил О.В. Наумов, который в июле 2010 г. назначен заместителем руководителя Росархива; сегодня директор архива – А.К. Сорокин.)

Директором ЦХСД был назначен Р.А. Усиков. Он знал архивы ЦК КПСС, состав их документов и мог помочь в оперативном решении задач формирования нового государственного архивохранилища, организации исполнения многочисленных оперативных запросов государственных и научных структур на документную информацию. Но в 1993 г. Р.А. Усикова пришлось уволить за грубые нарушения установленного порядка доступа к архивным документам и их использования. Возглавить ЦХСД было поручено Н.Г. Томилиной, работавшей ранее в секторе руководящих кадров Орготдела ЦК КПСС, затем – начальником отдела, заместителем директора ЦХСД. Н.Г. Томилина до сих пор успешно руководит его коллективом (ныне – Российский государственный архив новейшей истории, РГАНИ). В этом архиве продолжают плодотворно трудиться и многие бывшие работники архивных и делопроизводственных служб аппарата ЦК КПСС.

Выпускники МГИАИ А.Н. Артизов и Е.С. Улько, работавшие в архиве Общего отдела, а до этого хорошо зарекомендовавшие себя на работе в местных государственных архивных учреждениях, были приглашены в Роскомархив (А.Н. Артизов с 2001 г. был статс-секретарем, первым заместителем руководителя Росархива, а с 2010 г. – его руководитель; Е.С. Улько сначала был заместителем директора ЦХСД, затем – начальником отдела федеральных архивов Роскомархива).

Что касается Центрального архива ВЛКСМ, то только через год на его базе в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 24 июня 1992 г. № 429 был создан Центр хранения документов молодежных организаций (ЦХДМО). Объясняется это тем, что В.В. Хорунжий и после роспуска комсомола в конце сентября 1991 г., сотрудничая с Роскомархивом, все же продолжал настаивать на праве архива на независимое существование. Лишь прямая угроза оставить архив без финансового обеспечения заставила его смириться с неизбежным. Положение ЦХДМО осложняло то, что Центральный архив ВЛКСМ не являлся самостоятельным юридическим лицом и не имел договора на аренду помещений. В.В. Хорунжий после назначения директором ЦХДМО, вплоть до оставления этой должности в связи с утверждением первым заместителем председателя Правительства Ставропольского края, делал при поддержке Роскомархива и Российского союза молодежи все возможное, чтобы сохранить помещения его предшественника по Большому Черкасскому переулку, дом 5, в центре Москвы, вернуть лабораторные помещения в муниципальном округе «Отрадное», отобранные властями Северо-Восточного административного округа столицы, или получить площади взамен. Но помещения Центрального архива ВЛКСМ, кстати, плохо приспособленные для хранения документов, были предоставлены ЦХДМО лишь на условиях аренды, как и выделенные позднее взамен отобранных помещения в муниципальном округе «Орехово-Борисово Южное» Южного административного округа Москвы. Спустя семь лет постановлением Правительства Российской Федерации от 15 марта 1999 г. № 283 ЦХДМО был объединен с РЦХИДНИ, на их базе создан Российский государственный архив социально-политической истории. Этим же постановлением ЦХСД переименовали в Российский государственный архив новейшей истории.

Часть помещений бывшего архива Общего отдела ЦК КПСС была передана Архиву Президента Российской Федерации, образованному Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1991 г. № 338. Вместо них для ЦХСД выделили другие помещения в зданиях на Старой площади, в том числе в доме 12 по ул. Куйбышева, там же, где ныне располагается Росархив и где раньше находились архив сектора учета и анализа руководящих кадров, оснащенный стеллажами типа «компактус» и современным по тем временам картотечным оборудованием, а также парткабинет парткома ЦК КПСС с прекрасным читальным залом. Эксплуатационное обслуживание и охрану помещений РГАНИ и Росархива осуществляют хозяйственные подразделения Управления делами Президента Российской Федерации.

Условия оплаты труда работников партархивов, к сожалению, сохранить не удалось. Позднее, обосновывая необходимость отнесения архивистов к государственным служащим, Росархив ссылался на существовавшие условия оплаты труда работников архивов органов государственной власти и управления, а также работников партархивов. Указом Президента Российской Федерации от 17 марта 1994 г. № 552 «Об утверждении Положения об Архивном фонде Российской Федерации и Положения о Государственной архивной службе России» работа на штатных должностях в федеральных государственных архивах была отнесена к государственной службе. В соответствии с этим при уточнении Минфином России бюджетного классификатора финансирование федеральных государственных архивов отнесли к разделу «Органы управления», позднее – к разделу «Другие общегосударственные расходы». Но в условиях трудного экономического положения страны полностью реализовать названный указ не удалось. Вместе с тем, в настоящее время работники государственных архивов ряда субъектов Российской Федерации отнесены к государственным служащим.

Таким образом, в соответствии с Указом Президента РСФСР «О партийных архивах» на базе архивов КПСС были образованы как федеральные, так и региональные государственные архивохранилища. Последним на основании решений местных органов государственной власти были переданы штатная численность партархивов, занимаемые ими здания и сооружения, финансовые средства, созданы необходимые условия для нормального функционирования, обеспечения сохранности и использования архивных документов.

Согласно справочнику «Государственные хранилища документов бывшего Архивного фонда КПСС» (Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1998 г.), по состоянию на 1 января 1997 г. в ведении органов управления архивным делом Российской Федерации находились 3 федеральных центра документации и 74 региональных государственных архивохранилища партийных документов, созданных с учетом местных особенностей. В 48 республиках, краях и областях они действовали как самостоятельные центры документации или государственные архивы, в остальных 28 – в составе других государственных архивов. Часть документов КПСС (Архив Политбюро ЦК КПСС, входивший в состав Архива Президента СССР) хранилась в Архиве Президента Российской Федерации. После приема партархивов в ведение государственных органов управления архивным делом и включения документов Архивного фонда КПСС в состав Государственного архивного фонда Российской Федерации его объем увеличился почти на 50 млн ед. хр.

Передача партархивов в ведение государственных органов управления архивным делом, переезд Роскомархива в здание бывшего ЦК КПСС, организация в этом здании ЦХСД рассматривались российской и зарубежной общественностью как символ демократических перемен в России. Результаты реформирования архивного дела нашли отражение в принятых в 1993 г. Основах законодательства Российской Федерации об Архивном фонде Российской Федерации и архивах, закреплены в действующем ныне Федеральном законе «Об архивном деле в Российской Федерации», других законодательных актах.

Росархивом, архивными органами субъектов Российской Федерации, государственными архивохранилищами партийных документов проведена большая работа по интеграции бывших партархивов в систему государственных архивных учреждений. В этой работе принимали участие ВНИИДАД, федеральные и региональные государственные архивы, зональные научно-методические советы, другие научно-совещательные и методические органы архивных учреждений. Этому способствовали Российское общество историков-архивистов, журнал «Отечественные архивы» и другие архивоведческие издания.

В соответствии с решениями Комиссии Верховного совета РСФСР по организации передачи-приема архивов КПСС и КГБ СССР на государственное хранение и их использованию, решениями коллегии Росархива был разработан и внедрен комплекс нормативно-правовых, организационно-методических и других документов, направленных на интеграцию партийных архивов, в том числе положения о центрах хранения, государственных архивах и хранилищах документов бывших партийных архивов; указания по обеспечению сохранности и ведению учета архивных фондов, имеющих особенности состава и содержания документов, огромные массивы отчетных карточек коммунистов на партбилеты; рекомендации по экспертизе ценности документов текущего делопроизводства партийных органов и организаций КПСС, принятых на государственное хранение, и т.д.

Особое внимание уделялось вопросам расширения доступа к документам бывших партийных архивов и их использования. Были разработаны: порядок рассекречивания документов КПСС, утвержденный Межведомственной комиссией по защите государственной тайны; инструкция по учету и оформлению рассекреченных дел и документов; рекомендации по совершенствованию научно-справочного аппарата к документам бывших партархивов; правила работы пользователей в читальных залах государственных архивов и другие документы, направленные на обеспечение организации использования документов бывшего Архивного фонда КПСС в интересах личности, общества и государства.

Ответственность и профессионализм работников бывших партархивов, повышение их квалификации с учетом новых задач и требований позволили организовать работу архивохранилищ партийных документов в полном соответствии с правилами работы государственных архивов. Это особенно наглядно проявилось в их участии в научно-информационной и публикационной работе, выставочной деятельности архивных учреждений, основанных на документах Архивного фонда Российской Федерации, в составе которого документы бывшего Архивного фонда КПСС занимают важное место и без привлечения которых невозможно объективное изучение отечественной истории.
 

ГАРФ. Ф. 10111. Оп. 1. Д. 125. Л. 1–13. Подлинник.


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'