АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

«…По чрезвычайному сюда стечению прочих московских присутственных мест
не осталось здесь ни казенных, ни обывательских домов…»
.
 
Документы Центрального архива Нижегородской области
об эвакуации учреждений из Москвы в Нижний Новгород в 1812 г.

 
 
Опубликовано в журнале
«Отечественные архивы» № 3 (2012 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Ключевые слова: Отечественная война 1812 года, эвакуация, Москва, Нижний Новгород, Правительствующий сенат, Межевая канцелярия, Оружейная палата, Московский почтамт, Московское отделение Императорской медико-хирургической академии, Московский университет, Московское для остаточных сумм казначейство, Статное казначейство, Московское горное правление, Московский государственный архив старых дел, Московский главный архив Министерства иностранных дел, Императорский воспитательный дом, Центральный архив Нижегородской области, А.М. Руновский.

Армия Наполеона[1], в июне 1812 г. обрушившаяся на территорию Российской империи, в сентябре вступила в ее историческую столицу – древнюю Москву. Не вдаваясь в рассуждения о неизбежности оставления Москвы неприятелю, следует отметить, что возможность этого не исключалась ни военным руководством, ни городскими властями. Подготовка к эвакуации началась еще в конце августа: московские государственные учреждения завершали свою работу, упаковывали имущество и архивы и ждали, как и городские обыватели, дальнейшего развития событий. В конце месяца стало ясно, что всеобщая эвакуация из Москвы в глубь страны, на территории, не занятые неприятелем (во Владимир, Нижний Новгород и далее в Казань), неизбежна.

В историографии эта тема получила определенное освещение[2]. Однако документы Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО) в исследованиях использованы крайне ограниченно. Между тем сохранившийся здесь корпус источников, в первую очередь из фондов канцелярии нижегородского губернатора (Ф. 2) и Нижегородского губернского правления (Ф. 5), позволяет проследить, как начиная с 26 августа 1812 г. практически ежедневно в Нижний Новгород приходили официальные письма с просьбами о размещении государственных учреждений и их служащих; как тыловой Нижний день за днем наполнялся эвакуированными москвичами; представить трудности, возникавшие у городских властей с изысканием для них «удобных» и «приличных» мест. В 1812–1813 гг. из Москвы прибыло несколько десятков государственных учреждений вместе со штатом, но значительно сокращенным, с их домочадцами, архивами и казной.

Еще в конце августа 1812 г. нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому[3] стали поступать запросы московского военного губернатора графа Ф.В. Ростопчина[4] о выделении лошадей и подвод для транспортировки московских учреждений через Нижегородскую губернию в глубь страны. Судя по письму от 17 августа 1812 г. (полученному 26 августа), одним из первых из Москвы в Казань 21 августа предстояло вывезти Императорский университет. От нижегородского губернатора требовалось предоставить 390 лошадей с повозками и обеспечить, чтобы «в перевозке оного не могло встретиться каких-либо препятствий»[5]. Затем А.М. Руновский стал получать письменные просьбы о размещении чиновников и имущества московских государственных учреждений в самом Нижнем. Так, 2 сентября пришло отношение обер-прокурора 6-го департамента Правительствующего сената П.И. Кутайсова[6], руководствовавшегося императорским указом от 29 августа[7], с просьбой приготовить 300 подвод «для своза дел» московских департаментов этого учреждения[8].

Входившие в состав Сената Межевая канцелярия и чертежная вместе с их служащими также были эвакуированы в Нижний Новгород. За их перевозку отвечал директор Межевой канцелярии П.А. Обрезков[9]. Кроме того, ему надлежало в течение года обеспечивать сохранность дел и чертежей этого учреждения, размещенного в каменных строениях Нижегородского Печерского монастыря и в домах нижегородцев Комарова и Турчанинова. А на время отлучки из города 20 августа 1813 г. П.А. Обрезков попросил нижегородского гражданского губернатора С.А. Быховца[10] позаботиться как о бумагах, так и о сотрудниках, особенно «нижних» чинах (Док. № 16). Предписание о реэвакуации Межевой канцелярии в Москву последовало от П.А. Обрезкова 20 февраля 1814 г., для этого нижегородский губернатор предоставил «четыре раза по 250 подвод»[11].

Группа чиновников Сената, эвакуированных из Москвы в Казань, проследовала через Нижний Новгород, получив там «возможные пособия» и «снисхождение» от нижегородского гражданского губернатора, за что член Государственного совета министр юстиции И.И. Дмитриев[12] поблагодарил А.М. Руновского в письме 31 декабря 1812 г.[13]

Ответственным делом стало размещение в Нижнем Новгороде ценностей Оружейной палаты. Ф.В. Ростопчин и начальник Оружейной палаты П.С. Валуев[14] 23 и 25 августа 1812 г. просили А.М. Руновского оказать помощь главному члену Оружейной палаты Д.И. Киселеву[15], направлявшемуся в Нижний Новгород для «приискания и заготовления способных домов к помещению драгоценных вещей, хранившихся в той Палате, и следующей при оных команды» (Док. № 1, 2). Для этой цели в Нижнем Новгороде выделялись два каменных купеческих дома, в которых сокровища находились до января 1813 г.[16] 22 января ценности Оружейной палаты были отправлены во Владимир[17]. Заботы по их реэвакуации также легли на А.М. Руновского (Док. № 14).

Если для Оружейной палаты нужно было предоставить только надежные помещения и обеспечить сохранность ее ценностей, то Московскому почтамту требовалось создать условия для продолжения деятельности. Его директор Д.П. Рунич[18] 8 сентября 1812 г. письменно уведомил нижегородского губернатора о том, что чиновники, «сундук с казною, секретная часть, дела и разные вещи» почтамта уже находятся во Владимире, и просил по прибытии их на место отвести им «нужное число обывательских квартир»[19]. Добравшись до Нижнего, 14 сентября 1812 г. Д.П. Рунич посетовал, что Московский почтамт не имеет возможности «поместиться в здешнем казенном почтовом доме по крайней тесноте оного», настаивал на отведении такого дома, «в котором бы как казна, дела и имущество почтамта могли быть помещенными, так и самые действия его восприять начали»[20]. По его словам, Московский почтамт осуществлял почтовую связь между 12 российскими губерниями и «при дальнейшей остановке почтового управления может прийти в совершенное замешательство и беспорядок, как и самые связи почтового течения прерваться»[21]. С согласия директора Нижегородской всесословной гимназии И.И. Кужелева[22] почтамт был размещен на ее среднем и верхнем этажах[23], а сотрудники – в тесноте в обывательских домах (Док. № 10).

Императорский Московский университет также претендовал на размещение в гимназическом корпусе. Его ректор И.А. Гейм[24] обратился к директору гимназии с просьбой о предоставлении «убежища-пристанища», о чем И.И. Кужелев ходатайствовал перед А.М. Руновским (Док. № 7), но получил отказ («заняты все как казенные, так и обывательские дома») и предложение университету проследовать далее в Казань[25]. Однако после обращения измученного дорогой пожилого И.А. Гейма непосредственно к губернатору (Док. № 9) для личного состава и университетского имущества было найдено место в большом каменном доме нижегородского аптекаря Г.-Л. Эвениуса[26] и отведены комнаты в частных квартирах.

К середине сентября 1812 г. в Нижнем Новгороде проблема нехватки свободных помещений обострилась до предела. 17 сентября губернатор вынужден был обратиться к главнокомандующему С.К. Вязмитинову[27] с просьбой о перемещении из Нижнего ряда московских учреждений (Док. № 8). Этот черновой документ, изобилующий массой поправок, вычеркиваний и добавлений (будто бы А.М. Руновский искал нужные слова и подбирал более весомые аргументы), свидетельствует о сложности стоявших перед ним задач. Его просьба была удовлетворена 9 октября 1812 г.[28] 19 сентября 3-й департамент Московского магистрата перевели в Балахну, а 2-й департамент Московской уголовной палаты – в Арзамас[29].

Следует также учитывать, что Нижний Новгород являлся центром формирования народного ополчения в губернии. Здесь проходил сбор 1-го и 2-го пехотных полков Нижегородского ополчения, общей численностью около 2500 воинов под командованием полковников Я.И. Каратаева[30] и М.К. Агалина[31]. В связи с этим в город прибыл командующий резервной армией Д.И. Лобанов-Ростовский[32] с канцелярией и адъютантами, для которых квартирной комиссии[33] следовало выделить «достойное число обывательских квартир»[34].

Представление о составе эвакуированных в Нижний Новгород к концу сентября 1812 г. московских гражданских и военных учреждений дает «Список находящимся в Нижнем воинским чинам и присутственным местам»[35]. В него включены 19 военных и гражданских учреждений и частных лиц. Кроме упомянутых департаментов Правительствующего сената, Межевой канцелярии, Московского почтамта и Московского университета, сюда были перемещены Московское статное казначейство[36], Московское для остаточных сумм казначейство (Док. № 12), Московское отделение Медико-хирургической академии (Док. № 4), Московское горное правление (Док. № 5), Московский государственный архив старых дел[37] (Док. № 15), Московский главный архив Министерства иностранных дел (Док. № 13) и др.

Обеспечение реэвакуации из Нижнего Новгорода государственных учреждений и частных лиц, начавшейся в конце декабря 1812 г. после оставления французами Москвы, было также возложено на нижегородского гражданского губернатора. Средства на выдачу «прогонных денег» чиновникам следовало выделить из Нижегородской казенной палаты (Док. № 11). Всем выезжавшим предоставлялся транспорт[38] и обеспечивалось «благополучное препровождение» через территорию Нижегородской губернии до границы с Владимирской. Нижегородские власти достойно справились и с этой задачей.

В данную публикацию включены документы официального характера, касающиеся эвакуации некоторых наиболее значимых московских учреждений: представления, отношения, рапорты. Кроме того, помещено одно частное письмо, выявленное в личном фонде нижегородских помещиков графов Шереметевых (Ф. 933), свидетельствующее о перипетиях эвакуации московского дворянства.

Подготовка документов к публикации проводилась в соответствии с действующими правилами[39]. Документы датированы по старому (юлианскому) стилю с применением инверсии.
 

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Е.Э. ЛЕБЕДЕВОЙ.


*****

[1] Наполеон I Бонапарт (1769–1821) – полководец и государственный деятель, французский император в 1804–1814, 1815 гг., заложивший основы современного французского государства.

[2] Шаханов А.Н. Участник эвакуации ценностей Оружейной палаты в 1812 году рассказывал… // Отечественные архивы. 1993. № 2. С. 104–105; Петров И.В. Роль Нижегородского кремля в сохранении национальных сокровищ в войну 1812 года // Нижегородский кремль. К 500-летию памятника архитектуры XVI века: Материалы третьей обл. науч.-практ. конф. 5–6 декабря 2002 г., посвящ. памяти архитектора-реставратора, лауреата Гос. премии России С.Л. Агафонова. Н.Новгород, 2003. С. 22–53; Он же. Нижний Новгород в войну 1812 года // Зап. краеведов. Н.Новгород, 2004. С. 13–34; и др.

[3] Руновский Андрей Максимович (1761–1813) – действительный статский советник, в 1802–1813 гг. нижегородский гражданский губернатор.

[4] Ростопчин Федор Васильевич (1763–1826) – граф, генерал от инфантерии, московский военный губернатор, главнокомандующий в Москве, начальник ополчения I округа.

[5] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 1– 1 об.

[6] Кутайсов Павел Иванович (1780–1840) – граф, обер-прокурор 6-го департамента Правительствующего сената в Москве с 1809 г. За перемещение Московских департаментов Сената в 1812 г. из Москвы в Казань, «за усердие и заботы» пожалован золотой табакеркой. В 1815 г. назначен обер-прокурором общего собрания Московских департаментов Сената.

[7] Императорский указ от 29 августа 1812 г. о переводе департаментов Сената из Москвы в Нижний Новгород получен канцелярией губернатора «с нарочным 2 сентября 1812-го» (ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 5–5 об.).

[8] Там же. Л. 7.

[9] Обрезков (Обресков) Петр Алексеевич (1752–1814) – сенатор, тайный советник, с 12 января 1804 г. по 18 мая 1814 г. директор Межевой канцелярии.

[10] Быховец Степан Антипович (?–1828) – действительный тайный советник, в 1813–1818 гг. нижегородский гражданский губернатор.

[11] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 4. Л. 82– 83 об.

[12] Дмитриев Иван Иванович (1760–1837) – поэт, баснописец, представитель сентиментализма. Член Российской Академии наук (1797 г.) В 1806 г. исполнял сенаторские обязанности в Москве. В 1810 г. назначен членом Государственного совета и министром юстиции. В 1816–1819 гг. председатель Комиссии для оказания помощи жителям Москвы, пострадавшим от нашествия французов; за успешное выполнение этой миссии получил чин действительного тайного советника и орден Св. Владимира 1-й ст.

[13] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 4. Д. 150. Л. 32.

[14] Валуев Петр Степанович (1743–1814) – действительный тайный советник, сенатор, кавалер, археолог; с 1801 г. главноначальствующий Оружейной палаты в Москве.

[15] Киселев Дмитрий Иванович (1761–1820) – первый член Московской Оружейной палаты, действительный статский советник и кавалер.

[16] Петров И.В. Нижний Новгород в войну 1812 года. С. 21–22.

[17] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 4. Л. 31.

[18] Рунич Дмитрий Павлович (1778– 1860) – статский советник, кавалер, с июня 1805 г. помощник, с августа 1812 г. по 1816 г. московский почт-директор, директор Московского почтамта.

[19] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 14–14 об., 17.

[20] Там же. Л. 33–33 об.

[21] Там же.

[22] Кужелев Иван Иванович – один из первых учителей Нижегородского главного народного училища (с 1786 г.), первый директор (с 1808 г.) Нижегородской всесословной гимназии.

[23] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 34–34 об.

[24] Гейм Иван Андреевич (1759–1821) – ректор Императорского Московского университета, статский советник, автор работ по экономике, географии, лингвистике.

[25] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 41– 41 об.

[26] Эвениус Георг-Людвиг – нижегородский аптекарь.

[27] Вязмитинов Сергей Козмич (Кузьмич) (1744–1819) – граф, генерал от инфантерии, кавалер, член Государственного совета, в 1802–1808 гг. военный губернатор Санкт-Петербурга, в 1812–1816 гг. главнокомандующий войсками в Санкт-Петербурге, в 1816–1818 гг. петербургский военный генерал-губернатор.

[28] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 4. Д. 107. Л. 217– 217 об.

[29] Там же. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 46–46 об., 48–48 об.

[30] Каратаев Яков Иванович – полковник, командир 1-го пехотного полка Нижегородского ополчения.

[31] Агалин Матвей Корнилович – полковник, командир 2-го пехотного полка Нижегородского ополчения, кавалер.

[32] Лобанов-Ростовский Дмитрий Иванович (1758–1838) – князь, генерал от инфантерии, с 1810 по 1812 г. генерал-губернатор Лифляндии. В 1812–1813 гг. командующий резервной армией, с 1813 г. член Государственного совета, в 1817–1827 гг. министр юстиции.

[33] Квартирная комиссия учреждена в 1808 г. в городах для распределения воинского постоя. В ее состав входили полицмейстер и депутаты от дворянства, купечества и мещанства, еврейских и греческих обществ, ямщиков, иногда от государственных крестьян. Членами Нижегородской квартирной комиссии были полицмейстер Е.С. Бабушкин и губернский архитектор И.И. Межецкий. Квартирная комиссия занималась осмотром, «освидетельствованием» и подбором помещений для эвакуированных из Москвы государственных учреждений и частных лиц.

[34] ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6 а. Д. 5 б. Л. 41–41 об., 49.

[35] Там же. Л. 96–96 об.

[36] Там же. Л. 29.

[37] Там же. Д. 4. Л. 174–174 об., Д. 5 б. Л. 96.

[38] Там же. Д. 4. Л. 174–174 об.

[39] Правила издания исторических документов в СССР. М., 1990.

вверх

 

№ 1
1812 г., августа 23. –
Отношение московского военного губернатора графа Ф.В. Ростопчина
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой содействовать в размещении московской Оружейной палаты

Его пр[евосходительст]ву А.М. Руновскому

Милостивый государь мой, Андрей Максимович!

Первый член Московской Оружейной палаты, действительный статский советник Дмитрий Иванович Киселев отправился из Москвы в Нижний Новгород для приискания и заготовления способных домов к помещению драгоценных вещей, хранившихся в той палате, и следующей при оных команды. По чему и прошу ваше превосходительство со своей стороны содействовать ему и подать нужные пособия как в помещении тех вещей, так и в сохранении оных.

С истинным почитанием имею честь быть
вашего превосходительства покорнейший слуга

граф Ф. Ростопчин

Москва

Помета: «Получено 3 сентября 1812-го».

вверх

№ 2
1812 г., августа 25. –
Отношение начальника Московской Оружейной палаты П.С. Валуева
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой способствовать ее размещению

№ 198

Его превосходи[тельст]ву А.М. Руновскому

Милостивый государь, Андрей Максимович!

Отправив государские регалии и прочие сокровища в Нижний с членом Оружейной палаты, действительным статским советником и кавалером Поливановым, предписал я за ним следовать вручителю сего главному оной палаты члену, действительному статскому советнику и кавалеру Дмитрию Ивановичу Киселеву, которому, дав приличное наставление, я препоручил ему явиться к графу Петру Александровичу Толстому с особенным в нему от меня отношением.

Препоручая г[оспо]д Киселева и Поливанова в Ваше благорасположение, долгом считаю просить ваше превосходительство оказать им по данному от меня им наставлению всякие зависящие от Вас пособия.

Имею честь быть с совершенным почтением и преданностью
вашего превосходительства покорнейший слуга

Петр Валуев

Помета: «Получено 3 сентября 1812-го».

вверх

№ 3
1812 г., августа 31. –
Отношение члена Московского опекунского совета сенатора Ю.А. Нелединского-Мелецкого
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой обеспечить транспортом воспитанников Императорского
воспитательного дома, эвакуированных в Казань

Императорского воспитательного дома
из Московского опекунского совета его превосходительству
г[осподи]ну нижегородскому гражданскому губернатору,
действительному статскому советнику и кавалеру
Андрею Максимовичу Руновскому

Во исполнение высочайшего ее императорского величества повеления отправляются из здешнего Воспитательного дома обоего пола питомцы, всего 400 человек, с потребным числом чиновников и служителей, под непосредственным надзором коллежского советника Петра Шредера в город Казань на двухстах подводах с препровождением воинской команды 13 человек, то по сему Совет сей и просит ваше превосходительство по прибытии их во вверенную Вам губернию снабдить их таковым же числом подвод и провожатых до Казанской губернии и по встречающимся в пути надобностям, в отвращении всякого препятствия, не оставлять его, Шредера, Вашим пособием.

Юрий Нелединский-Мелецкий,
экспедиторский помощник[A].

Помета: «Получ[ено] 16 сентября 1812-го».

вверх

№ 4
1812 г., сентября 10. –
Отношение вице-президента и управляющего Московским отделением
Императорской медико-хирургической академии Н.С. Всеволожского
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой содействовать в размещении ее чиновников и дел

№ 283

Милостивый государь мой, Андрей Максимович!

Вследствие данного мне от г[осподи]на главнокомандующего в Москве по нынешним военным обстоятельствам предписания отправил я в Нижний Новгород с казной и делами Императорской медико-хирургической академии Московского отделения советника Яковлева с секретарем, казначеем, бухгалтером, комиссаром, одним писцом и тремя инвалидами; был принужден остаться сам за приключившейся мне болезнью в городе Владимире. Считаю обязанностью покорнейше просить ваше превосходительство, во-первых, о принятии от них суммы для хранения в Казенную палату, а во-вторых, об отводе помянутым чиновникам приличных обывательских квартир как для житья им самим, так и для хранения дел академии.

Имею честь быть с совершеннейшим почтением и преданностью,
милостивый государь мой, вашего превосходительства
покорнейший слуга

Николай Всеволожский

Владимир

Помета: «Получено 16 сентяб[ря] 1812-го».

вверх

№ 5
1812 г., сентября 11. –
Рапорт нижегородского уездного казначея коллежского асессора И.Николаева
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
о приеме на хранение имущества Московского горного правления

№ 376

Его превосходительству господину действительному
статскому советнику нижегородскому гражданскому
губернатору и кавалеру Андрею Максимовичу[B]
от нижегородского уездного казначея
коллежского асессора Николаева

Рапорт

Во исполнение ордера вашего превосходительства, последовавшего сего сентября от 10-го под № 6484, представленные Московского горного правления от секретаря Фатьянова два ящика с[о] слитками золота и серебра, окованные железными полосами и запечатанные казенной печатью, и один сундук с ассигнациями, обшитый в рогоже, запечатанный печатью помянутого секретаря Фатьянова и за замком его, для хранения в казенной кладовой вчерашнего числа мною приняты, и в приеме оных дана ему от меня расписка, о чем вашему превосходительству покорнейше и рапортую.

Казначей           Иван Николаев

Помета: «Получено 12 сентября».

вверх

№ 6
1812 г., сентября 11. –
Письмо действительного тайного советника А.И. Муханова, эвакуированного в с. Казанское,
нижегородской помещице Т.И. Шереметевой

Милостивая государыня, Татьяна Ивановна!

Пользуюсь сим случаем, чтоб узнать о здоровье Вашем и всего семейства Вашего. Весьма желаю, чтоб дорога сделала такую же пользу Вам от лихорадки, как мне. Мы сюда приехали благополучно вчера из Владимира по весьма дурной погоде и дороге и живем в избах, однако довольно просторных и хороших. Мне кажется, что дорога сделала пользу и жене моей, хотя и не совсем ее оправила от слабости, однако ж покрепче гораздо стала. Впрочем, в настоящих обстоятельствах дух ничем не веселится и всем скучно до крайности. Мы теперь с большим нетерпением ожидаем известий, ибо сии первые недели по отдании Москвы врагу нашему и по отступлении и бездействии наших армий должны непременно решить судьбу государства и всех нас. Мы посылаем к Алексею Ильину узнать что-нибудь.

Позвольте мне Вас просить, милостивая государыня, нам также сделать одолжение: нас уведомить, не произошло ли еще что-нибудь по взятии столицы. Вы, я думаю, скорее получаете известия, а весной теперь жаждете, если не для отрады и утешения, а по крайней мере для своей безопасности, и взять какие-нибудь меры впредь.

Жена моя свидетельствует всем свое почтение и кланяется милостивой государыне Наталье Васильевне, которой прошу сказать мое почтение. Равно прошу сказать и мое [почтение] милостивому государю Василию Сергеевичу.

И за сим с истинным почтением и совершенной преданностью честь имею быть, милостивая государыня, вашего превосходительства покорнейший слуга Алексей Муханов.

Село Казанское

вверх

№ 7
1812 г., сентября 17. –
Отношение директора Нижегородской всесословной гимназии И.И. Кужелева
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой разместить в здании гимназии преподавателей
и студентов Московского университета

№ 299

Ваше превосходительство, милостивый государь!

Тогда как по сношению московского исправляющего должность почт-директора г[осподина] статского советника и кавалера Рунича и соизволения вашего превосходительства гимназического дома средний и верхний этажи заняты Московским почтамтом, получил я из Владимира отношение от г[осподина] ректора Московского университета статского советника и кавалера Гейма от 10-го числа сего месяца, коим просит помещения как себе, профессорам, 39 человекам студентам и кандидатам, также кассиру, доктору, 9 человекам солдат для хранения казны и казенного имущества, на 50-ти подводах помещающемуся, о каковом отношении ко мне отнесся уже он и к министру просвещения, прописывая притом, что если невозможно всего поместить в гимназическом корпусе, то ходатайствовать от вашего превосходительства где-либо помещения.

Вследствие сего, ваше превосходительство, покорнейше прошу, как начальника города, сделать с Вашей стороны пособие в доставлении убежища-пристанища на сей раз странствующим людям, так и места для помещения и хранения казенного интереса и редкостей, которые в здешний город, как думать можно, прибудут в самом непродолжительном времени.

С глубочайшим моим к вашему превосходительству высокопочитанием и неограниченной преданностью имею честь быть вашего превосходительства милостивого государя покорнейший слуга

Иван Кужелев

вверх

№ 8
1812 г., сентября 17. –
Черновик представления нижегородского гражданского губернатора А.М. Руновского
главнокомандующему в Санкт-Петербурге, министру полиции С.К. Вязмитинову
с просьбой о перемещении из Нижнего Новгорода ряда московских учреждений[C]

№ 6731

Господину главнокомандующему в Санкт-Петербурге
от нижегородского гражданского губернатора
представление с испрашиванием о перемещении
из Нижнего Новгорода департаментов Сената
и других казенных мест

По настоящим обстоятельствам перемещаются из Москвы в губернский Нижний Новгород тамошние Правительствующего сената департаменты с делами, по прибытии коих сюда во исполнение полученного мною из общего собрания указа, я хотя[D] назначил для них помещение в казенном каменном доме с перемещением из него здешних губернских присутственных мест в воинские казармы[E] поелику все здешние присутственные места, как вашему превосходительству ве[домо], в [1]809 году сгорели, но вслед за тем по распоряжению господина главнокомандующего в Москве графа Федора Васильевича Ростопчина отправлены сюда же все тамошние казенные и присутственные места, из числа коих по сие время прибыли Горное правление, Статных и остаточных[F] сумм казначейства[G] отделение Государственного банка с учетною конторою, архив Коллегии иностранных дел, Межевая канцелярия на 900 подводах[H] и Секретная канцелярия упомянутого г[осподина] главнокомандующего[I] и чиновники мастерской Оружейной палаты, которая вскоре сюда ожидается, как равно Московские университет с лицеем, отделение Медико-хирургической академии и прочие ученые заведения, а сверх того при каждом из сих мест все чиновники и служители. За ними же беспрестанно являются ко мне чиновники и из прочих московских губернских и городских присутственных мест, требуя помещений под дела, кладовые для казны[J] и для самих их в[K] великом числе обывательских квартир. По отводу всем сим[L] места, а паче прибывшим сюда же московским господам сенаторам, обер-прокурорам и прочим сенатским чинам, я, по возможности, на первый случай[M] дал обывательские квартиры, которых, однако ж, по продолжающемуся беспрерывно[N] приезду[O], теперь уже не нахожу никакой возможности более уделять ни в казенных, ни в обывательских домах, потому что все оные до такой степени наполнены, что и сами здешние жители едва могут находить себе нужное помещение, будучи обязаны сверх того дачей квартир весьма часто проходящим через здешний город воинским командам[P] и здесь формирующимся дворянскому ополчению и полкам[Q], движение коих с окончанием нынешнего рекрутского набора уповательно усугубится.

Представляя такое стеснение Нижнего Новгорода отводом квартир, на который единственно все московские присутственные места направление свое имеют, да и многие жители тамошние здесь же ищут себе пристанища, я в необходимости себя нахожу беспокоить сим ваше высокопревосходительство[R] для донесения на высочайшее государя императора рассмотрение, не благоугодно ли будет в облегчение нижегородских обывателей и в отвращении крайнего затруднения в помещении здесь всех московских присутственных мест и чинов переместить отсель департаменты Правительствующего сената[S] и некоторые судебные места и университет в другие ближайшие губернские города, на что всепокорнейшее испрашиваю скорейшего разрешения[T].

вверх

№ 9
1812 г., сентября 19. –
Отношение ректора Императорского Московского университета И.А. Гейма
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой отвести для размещения учащихся, чиновников и имущества
университета помещения в здании Нижегородской гимназии

Его превосходительству господину
действительному статскому советнику
Нижегородской губернии гражданскому губернатору
и кавалеру Андрею Максимовичу Руновскому
от ректора Московского университета
статского советника и кавалера [И.Гейма]

Сделавшись больным в пути и не получив облегчения от слабости, я, к крайнему моему сожалению, не могу иметь чести быть у вашего превосходительства и лично препоручить себя в Вашу благосклонность. Между тем Императорский Московский университет, прибыв в здешний город по предписанию начальства, полученному во Владимире 10-го числа сего месяца, почтеннейше просит ваше превосходительство приказать, кому следует, отвести и для помещения чиновников оного университета, дорогих и редких вещей музея и физического кабинета, книг, золотых и серебряных монет и медалей, казны, учеников и студентов покои в гимназическом доме, состоящем под ведомством министра народного просвещения, или вместо занятых в оном Московским почтамтом комнат благоволите приказать отвести другой дом.

Иван Гейм

Помета: «Получено 19 сентября 1812-го».

вверх

№ 10
1812 г., октября 24. –
Предписание Министерства внутренних дел нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
о предоставлении удобных помещений служащим Московского почтамта

№ 333

Господину нижегородскому гражданскому губернатору

О помещении чиновников и команд Московского почтамта

Управляющий Московским почтамтом г[осподин] статский советник Рунич представляет мне, что прибывшие с ним в Нижний Новгород чиновники и команды почтамта, [вынужденные] по неудобности поместиться в доме тамошней губернской гимназии, живут с крайней теснотой в обывательских домах, весьма от почтамта отдаленных, что хозяева тех домов ежедневно изъявляют жалобы на сию вновь возложенную на них тяготу, требуя от постоя освобождения, и что самые чиновники и команды претерпевают разного рода неудовольствия.

Чтобы отвратить некоторым образом все сии неудобства и согласить пользу казны с выгодами обывателей, я предписал г[осподину] Руничу, чтобы за помещение чиновников и команд в квартирах обывательских производима была некоторая небольшая плата, судя по местной удобности, из сумм почтамта, ибо нанимать, особенно квартиры, за добровольную плату нет никакой возможности как потому, что большая часть положенной на сие суммы еще в Москве выведена в расход, так и по неизвестности, надолго ли останется почтамт в Нижнем Новгороде. Вас же, милостивый государь мой, поставляю долгом покорнейше просить об употреблении содействия Вашего, чтобы чиновники и команды Московского почтамта размещены были сколь можно удобнее и ближе к местопребыванию почтамта.

Министр внутренних дел  

Осип Козодавлев

Директор

Николай Жулковский

вверх

№ 11
1812 г., декабря 23. –
Отношение из Экспедиции о государственных доходах
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
о выдаче прогонных денег чиновникам для возвращения их в освобожденные губернии

№ 7270

Из Экспедиции о государственных доходах г[осподину]
нижегородскому гражданскому губернатору

Главнокомандующий в Санкт-Петербурге г[осподин] генерал от инфантерии Вязмитинов сообщил г[осподину] министру финансов, что по высочайшему его императорского величества повелению препоручено от него всем г[осподам] гражданским губернаторам, дабы они гражданских чиновников тех губерний, кои очищены от неприятеля, обратили немедленно к должностям их, выдав каждому двойные по чину его прогонные деньги.

На основании сего его императорского величества повеления Экспедиция о государственных доходах предписала всем казенным палатам, дабы они следующие таковым чиновникам двойные по чину прогонные деньги выдавали по требованиям г[оспод] гражданских губернаторов, о чем Экспедиция о государственных доходах и считает нужным Вас уведомить.

Корнет

Антон Миллер

Начальник стола  

Карнеев

Помощник

Зимин

вверх

№ 12
1812 г., декабря 31. –
Рапорт полицмейстера Е.С. Бабушкина нижегородскому губернатору А.М. Руновскому
о выделении помещения для размещения Московского
для остаточных сумм казначейства

№ 76

Его превосходительству господину
действительному статскому советнику,
нижегородскому гражданскому
губернатору и кавалеру Андрею Максимовичу
из Нижегородской квартирной комиссии

Рапорт

На предложение вашего превосходительства от 29 декабря за № 10686 о приискании и отводе под присутствие Московского для остаточных сумм казначейства помещения не в дальнем от кладовой расстоянии Квартирная комиссия имеет честь вашему превосходительству донести, что таковое помещение приискано и отведено в доме купцов Платона и Гаврилы Пачкуновых, лишь только очистившееся по выезде Горного правления обер-инспектора г[осподина] обер-берггаутмана 4-го класса Соймонова, которое членами того казначейства и признано за удобное.

Полицмейстер  

Бабушкин

вверх

№ 13
1813 г., января 22. –
Рапорт Горбатовского нижнего земского суда
нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
о благополучном проезде через уезд обоза с документами
Московского главного архива Министерства иностранных дел и Московского почтамта

№ 126

Его превосходительству господину
действительному статскому советнику,
нижегородскому гражданскому губернатору
и кавалеру Андрею Максимовичу
[из] Горбатовского нижнего земского суда

Что Московские архив и почтамт
препровождены благополучно

Рапорт

Ваше превосходительство сего января от 6-го под № 123 сему суду предложением предписать изволили для московских Архива иностранных дел и Почтамта приготовить на станциях Горбатовского уезда: первому посту – пятидесяти обывательских лошадей без прогонов, с получением за то квитанций, а последнему посту – двадцати одноконных подвод за указанные прогоны, первые к – 11-му, а последние – к 9-му числам сего месяца.

По которому вашего превосходительства предписанию означенное количество подвод Горбатовской округи на станциях приготовлено было, и архив с почтамтом через округу препровождены благополучно, о чем вашему превосходительству сей суд и имеет честь донести.

Заседатель

Алексей Менделеев

Секретарь  

Василий Андреев

Коллежский регистратор  

Петр Соколов

вверх

№ 14
1813 г., января 29. –
Рапорт Горбатовского нижнего земского суда нижегородскому гражданскому
губернатору А.М. Руновскому об успешном препровождении через территорию
уезда ценностей Московской Оружейной палаты

№ 177

Его превосходительству господину
действительному статскому советнику
нижегородскому гражданскому губернатору
и кавалеру Андрею Максимовичу
из Горбатовского нижнего земского суда

Что г[осподин] Поливанов с государственными
сокровищами через Горбатовскую округу
препровожден благополучно

Рапорт

Ваше превосходительство присланным в сей суд от 17 января под № 506 предложением предписать изволили под своз следующих во Владимир государственных сокровищ под присмотром господина действительного статского советника Поливанова к 22-му числу оного января на станциях заготовить по 100 пар обывательских лошадей и оного г[осподина] Поливанова с сокровищами через Горбатовский уезд препроводить до соседственного члену сего суда.

По которому вашего превосходительства предложению означенный господин Поливанов с вверенными ему государственными сокровищами до границы соседственного уезда препровожден благополучно, о чем вашему превосходительству сей суд и имеет честь донести.

Заседатель

Алексей Менделеев

Секретарь  

Василий Андреев

Коллежский регистратор  

Петр Соколов

вверх

№ 15
1813 г., февраля 19. –
Отношение чиновника Московского государственного архива старых дел
надворного советника Н.Тимченко нижегородскому гражданскому губернатору А.М. Руновскому
с просьбой предоставить подводы для транспортировки архива в Москву

Его превосходительству господину действительному статскому советнику
нижегородскому гражданскому губернатору
и разных орденов кавалеру Андрею Максимовичу Руновскому
Государственного московского архива старых дел
от члена, надворного советника Тимченко

По предписанию господина министра юстиции об отправлении дел оного архива с денежной казной в столичный град Москву, ваше превосходительство, всепокорнейше прошу об откомандировании на отправление оных шестидесяти пяти подвод, кому следует учинить Ваше начальническое предписание.

Надворный советник  

Николай Тимченко

вверх

№ 16
1813 г., августа 20. –
Отношение директора Московской межевой канцелярии П.А. Обрезкова
нижегородскому гражданскому губернатору С.А. Быховцу
с просьбой содействовать в сохранении дел канцелярии
и покровительствовать ее чиновникам

№ 782

Милостивый государь мой, Степан Антипович!

По делам высочайшей службы я отъезжаю в Москву. Может быть, отсутствие мое будет продолжительно, потому что различные обстоятельства могут потребовать от меня, чтобы я поехал и в С[анкт]-Петербург. В таком случае долгом себе поставляю, уведомляя Вас о том, поставить Вам в вид, как то Вам, конечно, уже известно, что Межевая канцелярия расположена на Нижнем базаре в Турчаниновском доме, а против оного в доме купца Комарова – чертежная, что в семинарии расположен чертежный архив, а в Печерском монастыре хранится весь писцовый архив. И притом поручить вашему превосходительству, в случае неизвестно какого пожарного приключения, обратить попечительнейшее Ваше внимание на спасение дел и планов и на дальнейшее оных сбережение, чего в отношении Печерского монастыря я не имею, кажется, причин страшиться. Да сверх того, в случае какой надобности на предмет сбережения вообще бумаг, о[ка]зать зависящее от Вас пособие с представлением старшего лица по присутствию Межевой канцелярии. Исполнив сию обязанность, я обращаюсь к другой, нераздельной со званием начальника, которая убеждает меня покорнейше просить Вас, милостивый государь мой, принять в Ваше благосклонное расположение той канцелярии высших чиновников и в особое покровительство нижних. Дабы находясь здесь по воле государя императора, не токмо не чувствовали они какого стеснения, но могли б иметь в местном начальнике защиту и возможное пособие.

Если до сведения Вашего будет доходить, что кто-либо из подведомственных мне чинов забыл в поведении своем должную пристойность, а в отношении поступков – законами начертанный порядок, от Вас будет зависеть довесть то до сведения Межевой канцелярии, которой обязанность будет, нимало не медля, приступить к постановлению строгого и законного своего заключения.

При окончании сего письма остается мне просить Вас сохранить мне то чудесное знакомство, которое мы сделали между собою, и верить, что я не престану быть с истинным почтением и таковою же преданностью.

Вашего превосходительства покорнейший слуга

Петр Обресков

Помета: «Получено 20 августа 1813-го».

вверх

*****

[A] Далее край листа документа оборван.

[B] Здесь и в документах № 12–14 фамилия Руновского отсутствует.

[C] Направляется в адрес Особенной канцелярии Министерства полиции.

[D] Далее зачеркнуто: «нашел».

[E] Далее часть предложения до слова «но вслед» вписана другим почерком.

[F] Слово вписано над строкой другим почерком.

[G] Имеется в виду Московское для остаточных сумм казначейство. Далее часть предложения до слов «Межевая канцелярия» вписана другим почерком.

[H] Фраза вписана над строкой другим почерком.

[I] Далее часть предложения до слов «а сверх того» вписана другим почерком.

[J] Слова «кладовые для» вписаны в текст другим почерком. Слово «казну» исправлено на «казны».

[K] Далее зачеркнуто: «немалом».

[L] Далее зачеркнуто: «стечениям».

[M] Слова «на первый случай» вписаны над строкой другим почерком.

[N] Слово вписано над строкой другим почерком.

[O] Далее зачеркнуто: «тех мест».

[P] Далее часть предложения до слов «движение коих» вписана другим почерком.

[Q] Далее зачеркнуто: «следование».

[R] Далее зачеркнуто: «всепокорнейше испрашивая предписание».

[S] Далее зачеркнуто: «в другие губернские города».

[T] Подпись отсутствует.

[U] Так в документе. Последний лист документа подшит отдельно вслед за другими документами.


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'