АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

«Путешествие из Дмитриевска в Саратов в декабре 1772 г.».
 
Дневник академика Г.-М. Ловица в Санкт-Петербургском филиале
Архива Российской академии наук
*

 
 
Опубликовано в журнале
«Отечественные архивы» № 4 (2012 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Ключевые слова: история Российской академии наук, астрономическая и геодезическая экспедиции, восстание под предводительством Е. Пугачева, Дмитриевск, Саратов, Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук, Г.-М. Ловиц, П.Б. Иноходцев.

Научная экспедиция Г.-М. Ловица[1] и П.Б. Иноходцева[2] 1769–1774 гг. является одной из важных вех в истории отечественной науки XVIII столетия. Ее участники посредством астрономических наблюдений определили координаты ряда городов юга России, провели геодезические изыскания в междуречье Волги и Дона для выяснения целесообразности возобновления работ по строительству Волго-Донского канала, начатых в конце XVII в. по инициативе Петра I. Однако интерес со стороны историков к этой экспедиции вызван не столько потребностями науки, уточнения исторических и географических описаний ряда населенных пунктов, сколько тем, что его участники оказались свидетелями событий общегосударственного масштаба – начала немецкой колонизации Поволжья, а также восстания под предводительством Е. Пугачева. Печальным концом экспедиции стала смерть Г.-М. Ловица, казненного пугачевцами в 1774 г. П.Б. Иноходцеву удалось укрыться от повстанцев и вернуться в Санкт-Петербург, спасти при этом 15-летнего сына погибшего коллеги, впоследствии известного химика. И.-Т. Ловица[3], сопровождавшего отца в экспедиции, и документы.

В конце XIX в. известный филолог и литературовед М.И. Сухомлинов обнаружил и опубликовал инструкцию с описанием задач экспедиции, данную Г.-М. Ловицу в 1768 г.[4], а также отчет П.Б. Иноходцева, представленный в Академию наук по возвращении в Санкт-Петербург в 1775 г.[5] Основанные на документах выводы исследователя из-за недостатка информации не могли в полной мере отразить ход и результаты экспедиции, однако послужили базой для других исторических и биографических работ, затрагивавших вопросы, связанные с научной деятельностью Г.-М. Ловица и П.Б. Иноходцева[6].

Необходимость целенаправленного поиска документов Г.-М. Ловица в архиве Академии наук отмечалась еще в конце XIX в.[7], первые же попытки в данном направлении были сделаны только в середине XX столетия. Архивист, научный сотрудник Архива АН СССР и Комиссии истории Академии наук В.Ф. Гнучева выявила ряд сохранившихся документов ученого[8], но тяжелые условия жизни в блокадном Ленинграде и эвакуация в Казахстан подорвали здоровье исследовательницы (она умерла в 1942 г.), и труд остался незавершенным.

В 2003 г. С.А. Козлов ввел в научный оборот письмо Г.-М. Ловица и рапорт П.Б. Иноходцева от 27 ноября 1774 г., позволившие уточнить место и время казни Ловица пугачевцами, однако допустил ряд ошибок и неточностей при описании маршрута и датировке экспедиции[9]. В 2010 г. изданы два историко-географических описания П.Б. Иноходцева, содержащие информацию по истории юга России второй половины XVIII в.[10]

Одному из авторов данной публикации на основе изданного в 1937 г. Архивом АН СССР научного описания фонда «Ученая корреспонденция», состоящего из полученных ее членами, главным образом от иностранных ученых, писем и ряда архивных документов других фондов и архивов[11], удалось уточнить и описать маршрут и научную деятельность каждого из ее участников[12]. Тем не менее основная часть рукописей Г.-М. Ловица, выявленная В.Ф. Гнучевой, ни отечественными, ни немецкими исследователями до настоящего времени не опубликована. Плохая сохранность документов и неразборчивый почерк ученого, писавшего на старом немецком языке, иногда в дороге, что еще более затрудняет их прочтение, препятствовали введению источников в научный оборот.

Публикуемый дневник «Путешествие из Дмитриевска в Саратов в декабре 1772 г.» хранится в Санкт-Петербургском филиале Архива Российской академии наук в фонде Р-I «Рукописи трудов членов Академии наук и другие документы, собранные в Архиве Конференции АН в XVIII и начале XIX в.», 85-я опись которого включает материалы Г.-М. Ловица: путевые дневники, журналы астрономических и метеорологических наблюдений во время экспедиции на юго-восток европейской части России, черновики писем и т.д. Ловиц делал свои дневниковые записи в тетради, содержащей помимо них описание немецкой колонии Сарепта, составленное в 1773 г. Эта тетрадь указана П.Б. Иноходцевым среди бумаг, привезенных им в Санкт-Петербург в 1775 г. По его мнению, в дневнике и черновых заметках Ловица нет ничего интересного, поскольку ученый делал их для себя[13]. Но именно это, на наш взгляд, придает записям особую ценность.

Г.-М. Ловиц описал свое путешествие с 1 по 7 декабря 1772 г. из г. Дмитриевска (ныне Камышин), в окрестностях которого в теплое время года члены экспедиции проводили геодезические измерения, в Саратов. По пути ученый посетил более десяти основанных всего за несколько лет до этого колоний, где жили главным образом немцы, а также французы, шведы, поляки, русские. Как сторонний наблюдатель, он привел свою оценку социально-экономического и культурного развития данных населенных пунктов, в связи с чем дневник является уникальным источником по истории российских немцев и колонизации ими Поволжья. Кроме того, сведения, содержащиеся в записках Г.-М. Ловица, существенно дополняют сформировавшиеся в историографии представления об истории академических экспедиций XVIII столетия, показывают повседневную жизнь путешественников, их быт, взаимоотношения с местным населением. Наконец, дневник – свидетель жизни и деятельности выдающегося ученого, проводившего стратегически важные для Российского государства исследования и трагически здесь погибшего.

При публикации дневника сохранена форма рукописного текста: в колонке слева указаны дата и время, справа – показания «счетчика оборотов колеса» («Radewendezдller»), а в центре размещено описание путешествия. Опущена четвертая колонка с примечанием Г.-М. Ловица (оно касается названия колонии и приведено публикаторами в подстрочнике). Сохранены использованные ученым условные знаки, принятые в латыни для обозначения небесных светил и дней недели: R – Луна (понедельник), U – Марс (вторник), S – Меркурий (среда), V – Юпитер (четверг), T – Венера (пятница), W – Сатурн (суббота), Q – Солнце (воскресенье). Восстановленные по смыслу слова и части слов заключены в квадратные скобки. Орфография приведена в соответствие с современными нормами.
 

Вступительная статья и комментарии А.Л. КЛЕЙТМАНА; подготовка текста к публикации и перевод Б. ДИНСБЕРГА, Г.К. САВЧЕНКО.


*****

* Публикация подготовлена в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ № 10-01-20111а/В.
 

[1] Ловиц Георг-Мориц (1722–1774) – немецкий и русский математик, астроном и географ, член Санкт-Петербургской академии наук. Родом из Фюрта (Германия), работал в ювелирной мастерской, затем рисовальщиком карт в Нюрнберге, с 1754 г. помощник знаменитого немецкого астронома Тобиаса Майера в Геттингенском ун-те, откуда в 1767 г. приглашен Санкт-Петербургской академией наук на должность астронома и географа. Совершил несколько путешествий по южной России, наблюдал прохождение Венеры перед диском Солнца в Гурьеве 23 мая 1769 г. Казнен пугачевцами. (См.: Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энцикл. слов. СПб., 1896. Т. ХVII. С. 890; Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века (1766–1782): Науч. описание / Сост. И.С. Любименко; под общ. ред. акад. Д.С. Рождественского; ред.: Г.А. Князев, Л.Б. Модзалевский. М.; Л., 1937. С. 87. (Тр. Архива Академии наук СССР. Вып. 2.)

[2] Иноходцев Петр Борисович (1742–1806) – астроном, академик Санкт-Петербургской академии наук (1779 г.). В 1752 г. по прошению отца, солдата Преображенского полка, был принят в Академическую гимназию, в 1760 г. поступил в Санкт-Петербургский ун-т. В 1765–1767 гг. проходил обучение в Геттингенском ун-те, по возвращении определен адъюнктом астрономии в Санкт-Петербургскую академию наук, назначен преподавателем математики в Академическую гимназию, а в 1797 г. – цензором в Ригу. Вел большую работу по подготовке штурманов к астрономическим наблюдениям.

[3] Ловиц Иоганн-Тобиас (Товий Егорович, 1757–1804) – известный химик, академик Санкт-Петербургской академии наук. В 1768 г. вместе с отцом приехал в Россию. После его гибели воспитывался в семье математика Л. Эйлера. В 1780–1782 гг. обучался в Геттингенском ун-те. Впоследствии работал в Главной аптеке в Санкт-Петербурге, Санкт-Петербургской академии наук. Совершил ряд важных научных открытий в области химии: изобрел угольную очистку воды, спирта и лекарственных средств, открыл стронций, обнаружил явление пересыщения и переохлаждения растворов; установил условия выращивания кристаллов и др. (Фигуровский Н.А., Ушакова Н.Н. Товий Егорович Ловиц, 1757–1804. М., 1988; Сало В.М. Рядовой аптекарь стал академиком // Российские аптеки. 2003. № 12.)

[4] Инструкция от академии наук господину Ловицу, ея члену // Сухомлинов М.И. История Российской академии. СПб., 1874. Вып. 1. С. 192–193.

[5] Bericht an die Erlauchte Кaiserliche Academie der Wissenschafften vom Adjunct Peter Inochodzow // Сухомлинов М.И. Указ. соч. С. 393–408.

[6] Русский биографический словарь. СПб., 1914. Т. 10. С. 571; Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века…; Шалалыгин Ю.И. Исследование и начало освоения Центрального Предкавказья в XVIII – начале XIX в.: Дис. … канд. ист. наук. Пятигорск, 2005; Минх А.Н. Историко-географический словарь Саратовской губернии: Южные уезды Царицынский и Камышинский. Современная версия / Под ред. И.О. Тюменцева. Волгоград, 2010. С. 90, 129, 160; и др.

[7] Краснодубровский С.С. Академики Ловиц и Иноходцев как исследователи Саратовского края // Саратовский листок. 1898. № 92. С. 1.

[8] Гнучева В.Ф. Материалы для истории экспедиций Академии наук в XVIII и XIX веках: Хронологические обзоры и описание архивных материалов. М.; Л., 1940. С. 114; Она же. Волго-Донской канал в XVIII в. (Забытые материалы предварительных полевых наблюдений на р. Камышинке, проведенных в 1771–1774 гг. акад. Г.-М. Ловицем и адъюнктом П.Б. Иноходцевым) // Природа. 1941. № 1. С. 92–95.

[9] Козлов С.А. Русский путешественник эпохи Просвещения. СПб., 2003. С. 60–61.

[10] Царицынский и Камышинский уезды в описаниях краеведов. 1727–1928 / Под ред. М.М. Загорулько, И.О. Тюменцева. Волгоград, 2010. С. 36–42.

[11] Российский государственный архив Военно-морского флота. Ф. 212 «Адмиралтейств-коллегия». Оп. 11. Д. 13. Т. 1. Л. 157; Ученая корреспонденция Академии наук XVIII века… С. 196.

[12] Клейтман А.Л. Материалы научной экспедиции Г.-М. Ловица и П.Б. Иноходцева 1769–1774 годов как источники по истории Нижнего Поволжья // Изв. Саратовского ун-та. Новая серия «История. Международные отношения». Саратов, 2011. Т. 11. Вып. 1. С. 3–8.

[13] Bericht an die Erlauchte Кaiserliche Academie der Wissenschafften vom Adjunct Peter Inochodzow… // Сухомлинов М.И. Указ. соч. С. 408.

вверх

 

Дневник Г.-М. Ловица
«Путешествие из Дмитриевска в Саратов в декабре 1772 г.»

[Часы]

 

Счетчик оборотов колеса

W – 1 декабря 1772

2.15

Мы отъехали от моей квартиры в Дмитриевске. Для сопровождения у меня было 4 казака. Так часто шел снег, что едва можно было десять шагов от себя что-либо увидеть.

0

2.28

Через речку Камышинку. Только здесь мы заметили, что при сильном снеге нас сопровождает сильная буря, которая двигалась навстречу людям и лошадям.

 

11.30

[К] ночи мы приехали в деревню Грязнуха, где остались на ночь. Мы остановились у нового старосты, который называет себя Филиппом Ройсом и который приехал из Майнцайтена. Предыдущего старосту звали Гебелем и поэтому эта колония называется колонией Гебель. Это место называется также Мостом, так как здесь уже задолго до [основания] колонии был построен мост через речку Грязнуха, по которому шла дорога в Саратов. Эта колония состоит из 72 семей; здесь 24 простых дома и 24 двойных, где живут по 2 семьи. Она вся католическая и присоединена к приходу отца Андреаса в Семеновке, в 6 верстах отсюда. 2 версты отсюда находится Грязнуха из 50 семей, которые все католики. Господин священник господин Браун живет в селе [Кirchdorf] Водяной Буерак, или колония Штефан, куда они ходят в церковь. Эту Грязнуху называют также колонией Крафт. В деревне Грязнуха среди колонистов имеется также 5 французов, которые остались у них, не желая переходить во французскую колонию.

 

 

Люди жалуются, что их слишком мало и у них плохая земля. Говорят, что колония была основана из 50 семей, и все же здесь теперь находятся 72.

9160

вверх

 

Q – 2 декабря

8.15

Утром уехали из деревни Грязнуха. Продолжаются буря и снег.

 

9.10

В стороне от дороги лежит колония Ляйхтлинг, или Иловля. Здесь [все] выглядит гораздо хуже, чем в деревне Грязнуха.

 

9.55

В колонии Пановка[A]. Здесь мы несколько задержались, так как наши сани, которые моя жена во время ее путешествия в Дмитриевск вынуждена была здесь оставить из-за отсутствия снега, необходимо было переоборудовать и взять с собой. В этой колонии находятся 50 семей католиков, и она присоединена к приходу отца-приора Мюллера в Каменке, в 6 верстах отсюда.

 

10.40

Уехали в бурю и при сильном снеге.

 

12.15

Мы доехали до католической деревни Каменки и остановились у францисканского отца-приора Мюллера, где мы пообедали и покормили лошадей. Эта колония состоит из 106 семей и находится на месте впадения речки Каменки в Иловлю. Господин отец Мюллер построил в деревне красивую мельницу, которая находится в хорошем состоянии и дает ему хорошие доходы.

 

3.40

Мы уехали отсюда.

 

4.40

В колонии гусаров[B]. Это плохая деревня, [состоящая] из маленьких русских хижин. Здесь много здоровых русских и поляков, которые когда-то были гусарами.

 

5.30

Так как уже была ночь, мы приехали во французскую колонию… где живут только французы[C].

 

 

Мы поехали к господину Молье, который хорошо говорит по-немецки и женат на немке. Нас хорошо приняли и угостили. Эта колония состоит из 38 семей, в ней только каменные дома. Крейс-комиссар господин капитан фон Ухтериц имеет здесь свою резиденцию, которой для управления переданы 12 колоний.

 

 

Здесь из различных источников вокруг этого места вытекает Иловля. Погода была такой плохой, а снег таким глубоким, что я ничего не мог видеть, чтобы я очень желал видеть.

16 070

вверх

 

R – 3 декабря 1772 г.

 

Этим утром навестил я господина капитана фон Ухтерица. Он сразу пошел со мной в мои комнаты, чтобы пожелать моей жене доброго утра. Так как ночью выпало много снега, я взял еще пару лошадей [и пустил] их перед своей повозкой, чтобы с шестью лошадьми лучше и легче было ехать вперед.

 

11.35

Уехали от французов.

 

12.00

Приехали в Лесной Карамыш, или колонию Гримма. Мы должны были сойти у господина отца Тарнова, и он заставил нас дождаться обеда. Это самая крепкая колония и состоит из 120 семей.

 

3.25

Мы поехали дальше.

 

4.35

Мы приехали в деревню Залиха, которая является реформированным селом [Кirchdorf] и называется колонией Мессера. Здесь находятся только 4 лютеранских семьи: вообще эта колония состоит из 83 семей. Священника зовут Яннет [Яннерт?] и говорят, что он является членом евангелического братства.

Речка Залиха, которая весной становится большой речкой, впадает здесь в Большой Карамыш. Так как дороги из-за ветра полностью занесло снегом, то мы должны были остаться здесь на ночь.

 

вверх

 

U – 4 декабря

8.45

Уехали из Залихи.

Когда мы, переехав мост, очутились в долине, сани, которые ехали передо мной, застряли в снегу. Поэтому я быстро вылез и велел лопатой расчистить снег, и так без промедления мы пробились дальше.

 

2.20

Мы счастливо добрались до Таловки, или колонии Байтека[D].

Так как здесь еще до Саратова было 60 верст и по дороге не было ни одного места, где можно было бы остановиться, то я остановился здесь, чтобы мы завтра утром отсюда могли бы уехать.

Эта колония состоит из 75 семей и является селом [Кircdorf], где священником является господин Альбаум, молодой швед. Колония Сосновка, которая находится на Волге и отсюда на расстоянии 9 верст и при этом состоит из 100 домов, относится к этому приходу. Мы остановились у старого старосты Байтека. Вечером посетил нас господин пастор Альбаум.

25 000

вверх

 

S – 5 декабря

 

Этим утром появились у моей жены частые родовые боли. В 5 утра я велел привезти акушерку, и так как у нее стали отходить воды, то я велел ее в 6 часов из нашей квартиры, где не было места, перенести в пустой дом священника, где она уже в 7.45 родила здоровую и хорошо сложенную дочку. После рождения посетил нас господин пастор Альбаум и пожелал счастья. Он вчера выезжал к одному колонисту и согласился с тем, что его хорошая квартира сегодня освободилась для нашего удобства.

 

 

После обеда я увидел похоронную процессию 18-недельного сына нашего хозяина Байтека. После похорон навестил нас господин пастор Альбаум снова. Я пообещал ему, что он будет крестить нашего ребенка, когда приедет в Саратов, так как он родился в его приходе, в его доме и даже в его кровати.

 

 

Я получил письмо от господина отца Тарнова из Лесного Карамыша.

 

 

Так как моя жена, слава Богу, чувствует себя здоровой, что возможно только по ее пониманию, и так как здесь мы не можем ничего получить, в чем нуждаемся, то мы решили утром за несколько часов до наступления дня уехать, чтобы, если это будет возможно, вечером приехать в Саратов[1].

 

вверх

 

V – 6 декабря

 

Так как этим утром моя жена и маленькая дочка были в совершенно добром здравии, то я велел все приготовить к отъезду. Я взял еще одни сани с двумя лошадьми и также еще к моей повозке пару лошадей, надеясь с восемью лошадьми перед моей повозкой хорошо проходить по снегу. Я взял с собою повитуху в Саратов, которой я передал своего ребенка для ухода.

 

5.20

И мы уехали утром из Таловки на моей повозке и тремя санями, которые тянули 8–6 лошадей.

 

 

Так как мы намеревались проложить свою дорогу в Саратов через степь, то извозчики из-за отсутствия следа заблудились. Поскольку они ехали в темноте, когда они обнаружили след, то по тому же следу приехали к Волге. Мы приехали поэтому в русскую деревню Широкая, которая удалена от Саратова на 25 верст. Здесь покормили лошадей.

 

11.40

Слава Богу, моя жена чувствует себя так, как будто и не роженица. И ребенок тоже в совершенно хорошем состоянии, и мы поехали дальше.

29 356

1.35

Так как мы очутились на Волге, мы должны были отсюда уехать, поскольку, кажется, что мы не сможем проехать по степи. Лед на реке остановился только несколько дней тому назад, а во время моего отъезда из Дмитриевска его еще сильно гнало вперед. Поэтому все еще нельзя было ехать по льду. Когда мы пару верст от Широкой удалились, берег был таким крутым, что мы с трудом удерживали в прямом состоянии повозку и сани. Мы встретили здесь большое количество саней, загруженных рыбой, которые на берегу не могли двигаться вперед и поэтому вынуждены были ехать по льду. Так как мои большие сани провалились под лед, то эти бедные люди должны были тяжело поработать, чтобы мы могли продвинуться вперед. Я велел позвать этих бедных людей, и они перенесли мои повозки удачно несколько верст через крутые места, так что ни одна из них не упала. Это были более 36 мужчин, не считая моих казаков и извозчиков. Потребовалось много времени и усилий для того, чтобы мы счастливо проехали этот [участок]. Я дал этим людям один рубль на угощение, и они пожелали мне тысячу раз счастья за это.

 

7.00

Приблизительно в 7.00 с большим трудом и опасностями мы приехали в русскую деревню Шахматов на Волге, 5 верст от прежней деревни: и это где-то на удалении 20 верст от Саратова. Здесь мы остались на ночь. Эта деревня принадлежит трем русским дворянам, из которых тот, чье имя носит деревня, является самым богатым[2]. В этой деревне хорошая деревянная церковь.

30 340

вверх

 

T – 7 декабря

8.55

Утром. Мы уехали из Шахматова. Дорога идет вдоль Волги, которая находится у нас с правой стороны, и мы хорошо и ровно [продвигались] вперед между кустами и деревьями, мы несколько раз только проезжали крутые холмы, по которым осторожно спускались и поднимались.

 

2.45

Мы счастливо добрались до Саратова и в 1.30 были в городе в резиденции господина лейтенанта Вайца недалеко от церкви… где живут мой сын и тесть, которых мы вместе с нашими друзьями в счастливом [состоянии] и добром здравии встретили. Хвала Богу!

35 358

вверх

 

V – 13 декабря

 

Въехали после обеда в нашу квартиру, которая была одну неделю квартирой бывшего коменданта и несколько месяцев нынешнего. Она расположена недалеко от Волги ниже женского монастыря... В штабе показал мой счетчик оборотов колеса

35 449

вверх

*****

[A] Другое название колонии – Гильдманн (Hildmann).

[B] Колония Елшанка, или Гусары (Husaren).

[C] Колония Россоши, или Французы (Franzosen).

[D] Более распространено название Бейдек, или Байдек (Beidek), но Г.-М. Ловиц называет колонию Байтек, как и ее первого старосту. В четвертой колонке Ловиц отметил: «Колония Шиллинг».


 

[1] В Российском государственном архиве древних актов среди бумаг Г.Ф. Миллера (Ф. 199 «Портфели Г.Ф. Миллера». П. 249. Д. 2. Л. 1) сохранилось «Доношение в Саратовскую контору опекунства иностранных от статского советника и члена Академии наук Гер. Фр. Миллера о справке в Саратовскую колонию, подлинно ли умерла дочь профессора Ловица» 1778 г. Как следует из текста документа, после смерти Г.-М. Ловица в 1774 г. вдова ученого уехала в Москву, оставив дочь у своих родственников. Вдове было выдано жалованье за покойного мужа, из которого большую часть, по словам Г.Ф. Миллера, «промотала она непотребным житием в короткое время». Историк, позаботившийся о семье погибшего коллеги, взял с вдовы Г.-М. Ловица «своеручное письмо», согласно которому она обещала оставшиеся деньги сохранить для дочери. На протяжении нескольких лет ни Г.Ф. Миллер, ни вдова Г.-М. Ловица не получали ответных известий из Астраханской губернии, а в 1778 г. к ним пришло письмо от пастора Альбаума, который информировал, что дочь покойного профессора умерла и необходимы деньги для покрытия расходов на ее похороны. Историка смутил стиль письма: «…невозможно, чтоб ученый человек так писал нескладно». (Как следует из публикуемого дневника, пастор Альбаум был шведом, вероятно, поэтому плохо писал по-немецки). В своем «доношении», сохранившемся в архиве ученого, Г.Ф. Миллер просил, чтобы в Саратовской конторе опекунства иностранных осведомились в «Саратовских колониях», жива ли «малолетняя дочь покойного профессора Ловица», «у кого она живет… а буде она скончалась или… волею Божею умрет, то принять с пастора, кто ее хоронил, преименное свидетельство и оное сюда прислать, а обо всем меня уведомить». Других сведений о пасторе Альбауме, жене и дочери Г.-М. Ловица найти не удалось.

[2] По-видимому, имеется в виду Артамон Лукич Шахматов (1730–1774), служивший в Семеновском полку; после выхода в отставку в 1755 г. проживал в Саратове и имел постоянную резиденцию в д. Хмелевка в 15 верст от Саратова. В 1774 г. казнен пугачевцами.


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'