АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

К 100-летию начала Первой мировой войны
 
«Вырвались от противника и прибыли порезанные и израненные…».
 
Документы РГВИА о подвиге первого георгиевского кавалера Великой войны К.Ф. Крючкова

 
 
Опубликовано в журнале
«Отечественные архивы» № 5 (2014 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Ключевые слова: Первая мировая война, летучие казачьи разъезды, 3-й Донской казачий полк 3-й кавалерийской дивизии, Вержболовская бригада, 105-й пехотный Оренбургский полк, первый георгиевский кавалер, пропагандистская кампания, Российский государственный военно-исторический архив, Василий Астахов, Михаил Иванков, Козьма (Кузьма) Крючков, Иван Щегольков.

100-летие начала Первой мировой войны обусловило всплеск интереса к тематике мирового конфликта, имевшего судьбоносное значение для цивилизации. Для историков юбилейная дата стала еще одним поводом подвести итоги изучения этого трагического явления и различных его сторон.

Одной из ключевых фигур в общественном сознании благодаря пропагандистской кампании первых месяцев Великой войны стал служивший в 3-м Донском казачьем полку 3-й кавалерийской дивизии казак Козьма (Кузьма) Фирсович Крючков[1] – первый из награжденных Георгиевским крестом. В 1914–1915 гг. открытки, плакаты, лубочные картинки с его изображением и описанием подвига получили широкое распространение. Большим тиражом вышли наспех сочиненные «Новые военные песни Героя Козьмы Крючкова» (М., 1914). Его образ нашел отражение и в художественной литературе, в том числе в романе М. Шолохова «Тихий Дон»[2].

Тем не менее не было предпринято ни одного издания официальных документов, связанных с подвигом К.Ф. Крючкова. Этот пробел восполняется данной публикацией хранящихся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) первых документальных свидетельств боевых столкновений на восточно-прусской границе 30 июля (12 августа) 1914 г. в полосе 105-го пехотного Оренбургского полка, которому в то время подчинялась 6-я сотня Донского казачьего полка.

3-й Донской казачий полк, дислоцировавшийся в Виленском военном округе, после объявления всеобщей мобилизации 17 (30) июля прибыл на следующий день в Ковно (ныне Каунас). В 6 часов утра 20 июля (2 августа) пришло известие об объявлении войны Германией. Для ведения разведки и прикрытия развертывания войск 6-я сотня, в которой служил Крючков, была придана 3-му батальону 105-го пехотного Оренбургского полка 27-й пехотной дивизии 3-го армейского корпуса 1-й армии генерала от кавалерии П.К. фон Ренненкампфа[3].

30 июля (12 августа) русская пехота стала занимать передовые позиции у деревень Михайлово, Юргезеры, Кумеце, Милуйдишки. Казачьи разъезды вели разведку у фольварка Александрово, деревень Любово, Купово, Шиплишки, дальнюю разведку осуществляли сотни пограничной стражи (Вержболовская бригада). В 8 часов утра обнаружили эскадрон противника с пулеметом, прорвавшийся через границу у деревень Бартники, Гражнишки, Шилосады, Карпиево и имевший на погонах цифру 9[4]. Это был 2-й эскадрон 9-го конно-егерского полка 2-й кавалерийской бригады 1-й кавалерийской дивизии 8-й германской армии[5]. С его взводом и пришлось иметь дело заставам 3-го батальона 105-го пехотного Оренбургского полка и разъездам 6-й сотни 3-го Донского казачьего полка.

В 1925 г. была написана и издана краткая история 9-го конно-егерского полка его командиром полковником К. фон Коппеловом[6], однако, к сожалению, в библиотеках стран Центральной Европы она отсутствует. Поэтому предоставим слово русской стороне, но не многочисленным лубочным описаниям, а служебным документам, созданным по горячим следам участниками событий. Как сказано в журнале военных действий 105-го пехотного Оренбургского полка за 30 июля 1914 г., взвод немецких конных егерей, двигавшийся параллельно границе, был замечен казачьими заставами и встречен пехотой – командами поручиков Мялковского, Штейна, подпоручиков Вернигора, Уманова и Минервина. Наиболее удачно действовал подпоручик А.А. Окаемов-Уманов: его отряд успешно обстрелял замеченную группу из двадцати кавалеристов у рощи возле фольварка Александрово (о противнике, укрывшемся в роще, сообщил местный житель); были убиты командир вражеского взвода обер-лейтенант Харри Дуглас (1 (14) августа его с воинскими почестями похоронили в г. Кальварии) и, по сообщению Уманова, – два конных егеря[7]. Противник заметался, направился к югу, на д. Любово. Здесь врага обнаружил разъезд казаков во главе с Василием Астаховым, вместе с которым находился и Крючков. Послав одного из казаков к командиру 105-го пехотного полка полковнику П.М. Комарову, Астахов с разъездом поступил под начало подпоручика Вернигора и принял участие в обстреле попавших в болото германских конных егерей. Из 15 всадников, приблизившихся к деревне, два застряли в болоте, а остальные стали отходить на д. Подлюбовск (в документе ошибочно Полюбовск), преследуемые разъездом Астахова[8].

Когда казаки настигли превосходившего их втрое врага, произошла рукопашная схватка, в ходе которой Василий Астахов, Михаил Иванков, Козьма Крючков и Иван Щегольков смогли отбиться. Крючков при этом вырвал у одного из противников пику и умело ею оборонялся от нескольких нападавших, пока те не «отстали». Как показывает журнал военных действий 6-й сотни 3-го Донского казачьего полка, это произошло вследствие нового обстрела со стороны еще одной партии русской пехоты. Все четыре казака получили множественные, но поверхностные ранения[9]. Было заявлено, что Астаховым убит офицер, Крючков «разрубил шею» немецкому всаднику, а Иванков и Щегольков ранили каждый по одному противнику (Док. № 2).

К.Ф. Крючков. 1914 г. РГАКФД

К.Ф. Крючков. 1914 г. РГАКФД.
Альбом 818. Сн. 1

Столкновение благодаря хорошему взаимодействию конницы и пехоты и высокой индивидуальной выучке казаков закончилось в пользу русских. О произошедшем доложили полковнику Комарову (Док. № 3); тот подал рапорт, явно подчеркивая роль пехоты в этом деле, начальнику 27-й пехотной дивизии генерал-лейтенанту А.-К.-М. М. (Август-Карл-Михаил Михайлович) Адариди и командиру 3-го армейского корпуса генералу от инфантерии Н.А. Епанчину 31 июля 1914 г. (Док. № 5), что было явным нарушением субординации; впоследствии Адариди негативно расценивал всю кампанию героизации Крючкова[10]. Второй рапорт, судя по всему, доложен Епанчиным (в мемуарах которого об этом эпизоде нет ни слова[11]) командующему 1-й армией генералу от кавалерии П.К. фон Ренненкампфу. Ренненкампф сделал иные выводы (возможно, сыграло роль то, что сам он был наказным атаманом Забайкальского казачьего войска). В приказе № 17 по 1-й армии от 2 августа 1914 г. сообщалось, что «награждается Георгиевским крестом 4-й степени на основании п. 7. § 67 Статута Георгиевского креста[12] приказный 6-й сотни 3-го Донского казачьего полка Козьма Крючков за то, что, начальствуя разъездом из четырех донцов-орлов, атаковал и опрокинул немецкий разъезд из 22 всадников, получив при этом 16 ран пикой»[13].

Сам К.Ф. Крючков, по воспоминаниям его сослуживцев и собеседников, описывал бой как схватку с 27-ю германскими кавалеристами, выставляя себя старшим в разъезде. Он, со слов собеседников, утверждал, что противник поначалу был спешенный, а затем укрылся в складках местности и бросился на казаков в атаку[14]. Текстовые сообщения к лубочным картинкам вообще говорили о полностью уничтоженном немецком разъезде в 20–30 человек, из которых до 16 убитых было якобы на счету Крючкова. Но именной список потерь 9-го конно-егерского полка показывает во 2-м эскадроне на 11 сентября 1914 г. только двух убитых – обер-лейтенанта Харри Дугласа и егеря Хайнриха Фистельмана[15].

Товарищи Крючкова получили Георгиевские медали 4-й степени несколько позже, приказом по 1-й армии № 36 от 11 августа 1914 г. «на основании п. 3. ст. 145 Статута Георгиевской медали бывшие в разъезде под началом приказного Козьмы Крючкова»[16]. В данном случае награждение полностью соответствовало Статуту, гласившему: «Кто из нижних чинов строевой части выделится блистательным и доблестным выполнением своего долга в бою, в обстоятельствах исключительной трудности, причем эти последние должны быть точно указаны». Но пехотинцы, проведшие бой со всеми силами немецкого разъезда, остались обойденными. 4 (17) августа 1914 г. в Шталюпененском сражении 105-й пехотный Оренбургский полк был разбит: потерял все 8 пулеметов; 11 офицеров, включая командира полковника Комарова, и 75 солдат убитыми; 7 офицеров и 126 солдат были ранены, 15 офицеров и 2245 солдат пропали без вести или попали в плен[17].

Пропагандистская кампания, развернутая вокруг имени Козьмы Крючкова, видимо, была призвана показать мощь русского оружия и убогость противника, тем более что пришлась она на время неудач русских армий в Восточной Пруссии. Некоторые исследователи полагают, что казаки в образе Крючкова воплощали «народный патриотизм» и были «более близки к народной аудитории по своему социальному облику»[18]. Однако, по нашему мнению, такая агитация скорее навредила: для участников боев, главным образом пехотинцев, казак – это выскочка, не знающий ни шрапнельного огня, ни окопов, ни (позднее) газов, зато первым грабящий пленных и жителей, занимающий лучшие дома при квартировании, вечно торчащий в тылу и исполняющий полицейские функции. В тылу казак тоже воспринимался как слуга государства, его держиморда. Население городов и деревень еще помнило 1905–1907 гг., а те, кому тогда было по 10–12 лет (период формирования личности через восприятие окружающего мира), как раз и составляли основной контингент русской армии в Первой мировой войне.

«Подвиг казака Крючкова». Лубок. 1914 г. РГБ

«Подвиг казака Крючкова». Лубок. 1914 г. РГБ

Приведенные ниже документы еще не носят характер пристрастности и рисуют относительно объективную картину боя на 12-й день войны, в котором, несмотря на гибель со стороны неприятеля лишь двух человек (офицера и солдата), русские войска одержали победу, прервав в самом начале разведывательный рейд врага, продемонстрировав и индивидуальное владение оружием, и отвагу, и умелое взаимодействие пехоты и конницы, и взаимовыручку.
 

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии С.Г. НЕЛИПОВИЧА.


*****

[1] Крючков Козьма (Кузьма) Фирсович (1890–1919) – уроженец хутора Нижне-Калмыковского Усть-Хоперской станицы Усть-Медведицкого округа Войска Донского. В 1911 г. призван на действительную службу в 3-й Донской казачий полк имени Ермака Тимофеева. К августу 1914 г. имел чин приказного. К концу войны – уже вахмистр, на должности взводного урядника, имел два Георгиевских креста и две Георгиевские медали «За храбрость». После Февральской революции избран председателем полкового комитета. В декабре 1917 г. в составе полка вернулся на Дон. В марте–апреле 1918 г. собрал отряд из земляков, воевал на стороне белых. В конце 1919 г. погиб в селе Лопуховки Саратовской губернии.

[2] Шолохов М. Тихий Дон. М., 1949. Кн. 1. С. 257–262.

[3] РГВИА. Ф. 5057 «3-й Донской казачий полк». Оп. 1. Д. 23. Л. 3–4.

[4] Там же. Ф. 2719 «105-й пехотный Оренбургский полк». Оп. 1. Д. 95. Л. 8. (Журнал военных действий полка.)

[5] Der Weltkrieg 1914 bis 1918. Berlin, 1925. Bd. 2. S. 556.

[6] Кoppelow К. von. Кurzer Auszug aus der Geschichte des Кoenigliches Preussische Jaeger-Regiments zu Pferde. №. 9. 1913–1919. Ludwigslust, 1925. Информация об издании из: Voigt G. Deutschlands Heere bis 1918. Osnabrueck, 1989. Bd. 7. S. 776–780.

[7] РГВИА. Ф. 2719. Оп. 1. Д. 95. Л. 10.

[8] Там же. Л. 10 об.

[9] Там же. Ф. 5057. Оп. 1. Д. 26. Л. 16.

[10] «К окрестностям города подходил также слабый германский разъезд 10-го конно-егерского полка, но был отогнан казаками, высланными командиром Оренбургского полка полковником Комаровым, в распоряжении которого находился взвод конвойной полусотни. Во время этой стычки сторонами были понесены первые за войну потери: немцы оставили на месте одного убитого, а из казаков один был ранен. Последнего командующий армией наградил Георгиевским крестом, и он, таким образом, явился первым по счету Георгиевским кавалером в мировую войну». (Адариди К.М. Русская армия в Великой войне: 27 пех. дивизия в боях 4 (17) августа 1914 г. под Сталупененом и 7 (20) августа под Гумбиненом // Военный сб. Об-ва ревнителей военных знаний. Белград, 1926. Кн. 8. С. 163–164.) В воспоминаниях неточности: в действительности это был 9-й конно-егерский полк (10-й находился в составе 2-й пехотной дивизии противника на другом участке границы); казаки были не конвойной полусотни, а 3-го Донского казачьего полка, который с началом боевых действий придан 3-му армейскому корпусу и действовал в его составе почти до конца 1914 г. (См. также: Пахалюк К. Безликая война // Рейтар. 2010. № 1. С. 123–128.)

[11] См. Епанчин Н.А. На службе трех императоров. М., 2000.

[12] «Кто, командуя взводом и находясь на передовом пункте или в отдельной заставе, удержит этот пункт и отобьет противника силою не менее роты». (См.: Военный орден Святого великомученика и победоносца Георгия. М., 2004. С. 76.) Действия К.Ф. Крючкова под статут никак не подходили.

[13] Российская государственная библиотека (РГБ). Коллекция печатных приказов русских армий Первой мировой войны. Приказы 1-й армии. Приказ № 17 от 2 августа 1914 г. В ряде изданий упоминается и другой приказ о награждении – № 37 от 11 августа 1914 г. (в фонде 1-й армии он отсутствует); указывается и номер награды – 5501.

[14] См., напр., воспоминания Ф. Родина в журнале «Родной край» (Париж. 1965. № 56. С. 7–8).

[15] Armee-Verordnungsblatt № 20. Vom 11. September 1914; Preussische Verlustliste. № 22. S. 116; Jaeger-Regiment zu Pferde. № 9.

[16] РГВИА. Ф. 5057. Оп. 1. Д. 107. (Список награжденных Георгиевскими крестами и медалями.); РГБ. Коллекция печатных приказов русских армий Первой мировой войны. Приказы 1-й армии. Приказ № 36 от 11 августа 1914 г. Медали за № 1158, 1159, 1160.

[17] РГВИА. Ф. 2719. Оп. 1. Д. 95. Л. 23.

[18] Сенявская Е.С. Память о Первой мировой войне в России и на Западе // Великая война 1914–1918 гг.: Сто лет. М.; СПб., 2014. С. 263.

вверх

 

№ 1

Полевая записка казака В. Астахова командиру 105-го пехотного
Оренбургского полка полковнику П.Д. Комарову

30 июля 1914 г.

Полковнику Комарову податель Рвачев

1914 г. 30 июля 9 час. 5 мин. утра, № 1 из д. Любова[A]

Юго-западнее деревни Любова проявился неприятельский разъезд силою 20 коней, который был от Любова 2 версты и который скрывается во рвах от Любова 2+3 версты. Продолжаю наблюдение далее.

Начальник разъезда № 3 казак Астахов

вверх

 

«Первый георгиевский кавалер Кузьма Крючков». Лубок. 1914. РГБ

«Первый георгиевский кавалер
Кузьма Крючков». Лубок. 1914. РГБ

№ 2

Из журнала военных действий
6-й сотни 3-го Донского казачьего полка

30 июля 1914 г.

Пост № 3 – казак Астахов в 10 ч. обнаружил движение вражеской конницы в 20 коней на м. Либов. <...>

В 11 ч. 30 м. утра в телегах были привезены раненые казаки Козьма Крючков и Иван Щегольков, а через некоторое время приехали верхом раненые казаки Михаил Иванков и Василий Астахов. Поранения ими получены при следующих обстоятельствах: около 10 часов утра неприятельский разъезд силою в 20 коней направился на м. Любов, где его встретил огнем взвод нашей пехоты[B]. Немцы отступили, а казаки заняли фланговое положение, после чего неприятельский разъезд направился к северу на ф.[C] Александрово; четыре казака эти их преследовали и севернее Александрово между ними произошла стычка, причем Крючков разрубил шею одному немецкому всаднику, Иван Щегольков ранил одного немца и его лошадь, Иванков ранил одного немца, и Астахов застрелил одного немецкого офицера. После первоначальной стычки казаки эти рассыпались в разные стороны, преследуемые немцами. Крючков, без пики и винтовки, обороняясь от скакавших за ним 12 всадников, вырвал у одного из них пику и этой пикой оборонялся все время, пока немцы не отстали, и пику эту привез в сотню, он получил шестнадцать колотых пикой ран в спину, плечо, предплечье, ухо, и у него разрублены палашом три пальца правой руки. Иван Щегольков имеет две колотые пиками раны в спину и правую руку; казак Иванков одну рану в спину и три раны в правую ногу. Казак Василий Астахов, отбиваясь от неприятеля, когда на него наскочил с поднятым палашом немецкий офицер, выстрелил в него и свалил немецкого офицера выстрелом с коня.

В 12 часов выслан летучий разъезд сотника [Н.О.] Попова (25 коней) на ф. Александрово для проверки службы и встречи неприятельских разъездов. Встретили 9 всадников, которые ускакали после обстрела их пехотным взводом. Разъезд вернулся в 10 ч. вечера[D].

вверх

 

№ 3

Донесение командира 6-й сотни 3-го Донского казачьего полка
есаула Н.Н. Попова-2-го о бое разъезда В. Астахова
командиру 105-го пехотного Оренбургского полка полковнику П.Д. Комарову

30 июля 1914 г.

Полковнику Комарову

1914 г. 30 июля 1 час 50 мин. д[ня], № 1 из г. Кальварии

Карта [2 версты] в дюйме

30 сего июля около 10 ч. утра на посту № 3 из 4-х казаков у д. Любовя произошло следующее: неприятельский разъезд силою в 20 коней подошел к д. Любов, по нем открыла огонь пехота (наша); разъезд этот отступил, а казаки заскакали ему во фланг и стреляли. Неприятельский разъезд уклонился по направлению к фольв. Александрово, казаки Крючков, Ив. Щегольков, Астахов и Иванков – за ним. Пойдя ф. Александрово к северу и убедившись, что перед разъездом всего четыре казака, он бросился на них, и произошла свалка, причем приказный Крючков ранил немецкого солдата в шею; Иван Щегольков разрубил шею немецкому солдату, и тот упал, а также перерубил круп коню упавшего солдата. Казак Иванков срубил шею солдату; после этого казаки бросились в разные стороны, причем приказный Крючков, оставшись без винтовки, шашкой отбивался от 12 немецких всадников, причем, выбрав момент, вырвал у немца пику и, отступая от 12 немецких всадников, все время ею оборонялся и пику эту привез в сотню. По осмотре в лазарете у Крючкова оказалось шестнадцать колотых ран на спине, плече, предплечье, ухо проколото и палашем[E] перерублены[F] три пальца руки; Иван Щегольков имеет рану в правом боку и в правой руке от уколов пикой; Иванков – рану на спине от пики; казак Василий Астахов, уходя и видя, что на него несется с поднятым палашем прусский офицер, приложился из винтовки, выстрелил, и офицер свалился убитым. Казак Астахов имеет колотую рану в спине от пики.

Приказный Крючков, казак Ив. Щегольков и раненый 29-го июля казак Никанор Калмыков отправляются врачом в м. Симно в госпиталь, а казаки Астахов и Иванков оставлены здесь при околотке.

вверх

 

№ 4

Из журнала военных действий
105-го пехотного Оренбургского полка

30 июля 1914 г.

30 июля <...> В 7 ч. утра у ф. Александрово обнаружил неприятельский разъезд в 23 коня, который был обстрелян нашими казаками и нашей передовой разведывательной партией подпоручика Уманова. В 9 ч. утра к юго-западу от дер. Любов замечен неприятельский разъезд силою 20 коней (донесения начальников казачьих разъездов № 2 казака Моисеева и № 3 казака Астахова, оба от 30 июля № 1).

Имея превосходство конных частей противника, наши казачьи разъезды в 5–6 коней не могли нести интенсивную разведку и оказывать сопротивление неприятельской коннице, разъезды которой не были менее 20–30 коней. Поэтому высланные офицерские партии подпоручика Вернигора, поручиков Мялковского, Штейна и подпоручиков Уманова и Минервина принесли громадную пользу в деле разведки и оттеснения противника от нашего фронта.

В 7 час. утра, когда подпоручик Уманов подходил к Будвице, его предупредил крестьянин, что на ф. Александрово он видел сильный немецкий разъезд. Пройдя через Будвице, подпоручик Уманов, охраняя себя дозорами со всех сторон, двинулся к ф. Александрово. В версте к востоку от Александрово есть роща (на карте не показанная) в 300 шаг[ах] к северу от дороги. Когда боковой дозор поравнялся с нею, из опушки рощи спешенный неприятельский разъезд, численностью до 20 коней, открыл частый огонь. Подпоручик Уманов рассыпал весь свой взвод и в свою очередь открыл сильнейший меткий огонь, а затем люди ползком стали приближаться к роще. Немцы перестали стрелять и бросились к лошадям. В этой перестрелке убит начальник разъезда лейтенант Гарри Дуглас и 2 конно-егеря 9-го полка, остальные скрылись на север. Подпоручик Уманов занял ф. Александрово, где оказались 2 казака, скрывшиеся до прихода подпоручика Уманова от немцев. Другие 2 казака во время перестрелки присоединились к подпоручику Уманову и содействовали обстреливанию противника. Узнав от жителей, что лесник немец дает приют противнику, подпоручик Уманов произвел у него обыск, но не нашел ничего подозрительного. Дав людям отдых, подпоручик Уманов двинулся снова к ф. Александрово, но в это время от д. Эйшцишки показался сильный разъезд противника в 25 коней. Разъезд был обстрелян, причем убито 3 немецких кирасира. Разъезд скрылся на д. Бояры.

Подпоручик Вернигор, прибыв в Любово, дал передохнуть людям, выставив часовых. Рано утром поднялась тревога, люди выскочили и увидели разъезд противника в 15 коней, двигавшийся от Гутовщизны к Любову. Подпоручик Вернигор рассыпал свой взвод в цепь, а казаки стали 2 на правом и 3 на левом фланге их охранять. После первых выстрелов неприятельский разъезд бросился на Полюбовск. Казаки бросились за ними, что видел и подпоручик Уманов из ф. Александрово.

Поручик Штейн в это время подходил к Любову и видел скачущих немецких кавалеристов, открыл по ним огонь, но безрезультатно, так как пришлось стрелять на слишком большом расстоянии. Неприятель, преследуемый 4 казаками, проскакал до ф. Александрова мимо подпоручика Уманова и скрылся на север.

«Геройская борьба казака Козьмы Крючкова с 11 немцами». Лубок. 1914 г. РГБ

«Подвиг казака Крючкова». Лубок. 1914 г. РГБ

«Богатырское дело Козьмы Крючкова». Лубок. 1914 г. РГБ

«Богатырское дело Козьмы Крючкова». Лубок. 1914 г. РГБ

<...> О действиях офицерских партий донесено начальнику 27-й п[ехотной] д[ивизии] и командиру 3-го арм[ейского] корпуса. В донесении подчеркнуты отличные действия офицеров – начальников партий, в особенности подпоручика Уманова, выказавшего большую распорядительность и хладнокровие, будучи весь день в гнезде неприятельских разъездов.

Потерь нижних чинов полка не было никаких. Из казаков, бывших в разведке, ранено 4 человека[G].

вверх

 

№ 5

Из рапорта командира 105-го пехотного Оренбургского полка
полковника П.Д. Комарова начальнику 27-й пехотной дивизии
генерал-лейтенанту А.-К.-М. М. Адариди и командиру 3-го армейского корпуса
генералу от инфантерии Н.А. Епанчину

31 июля 1914 г.

<...> Вернувшись в ф. Александрово, подпоручик Уманов видел по дороге от Любова на ф. Александрово Споньни 12 немецких кирасир и за ними гнались 4 конных казака. Все они скрылись к северу от ф. Александрово[H] <...>

Из донесения командира сотни видно, что, проскакав на север за ф. Александров, неприятель приостановился и, убедившись, что перед ним всего только 4 казака, бросился на них и окружил. В произошедшей свалке холодным оружием казаки показали себя исключительными молодцами, немцы же держали себя очень осторожно. Так, приказный Кручков[I] отбивался от 12 немцев вырванной же у них пикой, получил 16 поверхностных колотых ран, ибо немцы боялись к нему подступиться. Остальные три казака – Иванков, Щегольков и Астахов действовали не менее мужественно и лихо рубили врага.

Все четыре вырвались от противника и прибыли порезанные и израненные в г. Кальварию. Казак Астахов заявил, что он выстрелом с коня бил[J] преследовавшего его офицера.

<...> Эти поиски очень поднимают настроение у людей и вызывают всеобщее соревнование[K]. А главное, держат неприятельскую конницу в почтительном расстоянии от Кальварии.

вверх

*****

[A] Здесь и далее так в документе, правильно: Любово.

[B] Имеется в виду 12-я рота 105-го пехотного Оренбургского полка.

[C] Здесь и далее фольварк.

[D] Журнал вел командир 6-й сотни есаул Н.Н. Попов 2-й.

[E] Здесь и далее так в документе.

[F] В документе подчеркнуто зелеными чернилами и поставлен знак вопроса.

[G] Журнал вел полковой адъютант штабс-капитан А.М. Шашин.

[H] Далее опущен фрагмент, дублирующий журнал военных действий с описанием действий застав поручика Штейна, подпоручиков Уманова и Вернигора. (См.: Док. № 4.)

[I] Так в документе, правильно: Крючков.

[J] Так в документе. Далее текст до конца предложения написан карандашом.

[K] Далее предложение написано карандашом.


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'