АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

KРИТИKА И БИБЛИОГРАФИЯ

Описи Соловецкого монастыря XVI века


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 3 (2004 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Описи Соловецкого монастыря XVI века: Комментированное издание / Сост. З.В. Дмитриева, Е.В. Крушельницкая, М.И. Мильчик; отв. ред. М.И. Мильчик. СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. - 357 с.: ил. - 700 экз.

В 2003 г. вышел целый ряд интересных документальных публикаций, среди которых видное место занимает издание всех известных в настоящее время описей Соловецкого монастыря XVI столетия, подготовленное большим авторским коллективом петербургских и московских ученых (историков, искусствоведов, филологов) под руководством М.И. Мильчика. Это комментированное издание монастырских описей продолжает предпринятую ранее З.В. Дмитриевой и М.Н. Шаромазовым публикацию описи Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г.[1] Таким образом, можно говорить о складывании самостоятельного, очень перспективного направления в современной археографии.

Новая книга состоит из пяти частей, где основное место занимает первая, включающая тексты описей Соловецкого монастыря 1514, 1549, 1570, 1582 и 1597 гг. Ее предваряют общее введение (М.И. Мильчик), археографическое описание рукописей (Е.В. Крушельницкая), прориси филиграней и факсимильное воспроизведение образцов почерков.

Во второй части, содержащей обширные комментарии к описям, авторы предприняли попытку идентификации упоминающихся в учетных документах монастырских строений, икон, шитья, облачений, утвари и книг с реально существующими на территории Соловецкого монастыря постройками или хорошо сохранившимися по сравнению с другими монастырскими собраниями соловецкими коллекциями книг, произведений иконописного и декоративно-прикладного искусства.

В третью часть вошли обзоры известных в настоящее время описей XVI в. русских монастырей (З.В. Дмитриева), исследования по структурному анализу текстов всех пяти публикуемых описей Соловецкого монастыря и состава монастырской библиотеки (Е.В. Крушельницкая), изучению и реконструкции иконостасов деревянных (Преображенской, Успенской и Никольской) и каменных (Преображенский собор и Успенская церковь с приделами) церквей и гробницы Зосимы и Савватия с раскрытием состава отдельных иконостасов в табличной или графической форме (М.И. Мильчик).

Четвертую, очень небольшую часть издания составляют приложения: выпись из описи Соловецкого монастыря 1733 г. с перечислением предшествующих монастырских переписей XVI - XVII вв., перечень (в табличной форме) всех известных в настоящее время соловецких описаний XVII - XIX вв. и основная библиография (М.И. Мильчик)

И, наконец, пятая часть включает хорошо продуманную систему указателей - именной, географический, предметные (в том числе книг), иконографический (Е.В. Крушельницкая, М.И. Мильчик, А.А. Романова), позволяющую читателям легко ориентироваться в сложной структуре текстов монастырских описей. Здесь также помещены терминологический словарь (О.А. Абеленцева), список сокращений и резюме на английском языке.

Вряд ли стоит специально останавливаться на значимости такого ценнейшего для всестороннего изучения (начиная от монастырских построек и заканчивая сведениями о количестве скота, рыбных ловель и соляных варниц) бытования русских монастырей в XVI - XVII вв. источника, как монастырские описи, тем более что характеристика содержания и состава подобного рода документов дана в книге достаточно подробно (С. 244 - 258). Неоспоримая заслуга составителей настоящего издания заключается во введении в научный оборот всех известных сегодня текстов описей Соловецкого монастыря XVI в. в их полном, без произвольных изъятий отдельных фрагментов, и археографически обработанном виде с воспроизведением вариантов написания, графических особенностей, исправлений, помет, вставок и т. д. В результате исследователи получили в свое распоряжение уникальный по целостности и сохранности, несмотря на утрату ряда соловецких описей XVI в., комплекс монастырских документов учетного характера. Это, в совокупности с опубликованными ранее актами Соловецкого монастыря того же периода[2], в современной археографической практике один из немногих примеров столь полной публикации документальных материалов, единых в тематическом и хронологическом отношении.

Новые "Описи…" не только вводят в научный оборот ценные исторические источники, но и нацеливают на размышления более общего плана, связанные, прежде всего, с внутренней структурой изданий подобного типа. Сравнение данной работы с появившейся в 1998 г. первой комментированной публикацией монастырской описи, содержащей однотипные документы, позволяет выделить ряд структурообразующих компонентов, составляющих их специфику: общее и археографическое введение; археографически обработанные тексты документов; развернутые тематические комментарии со сведениями о возможных идентификациях реально существующих строений, икон, предметов церковной утвари и облачений, книг с указанными в учетных документах, степень полноты и подробности которых зависит от сохранности отдельных монастырских коллекций и построек; различного рода тематические указатели, вид и количество которых диктуется содержанием конкретных описей; воспроизведение филиграней и основных почерков; терминологический словарь, необходимость которого обусловлена особенностями данного вида источников, включающими большое количество специфической лексики; библиография.

Описи Соловецкого монастыря, помимо указанных элементов, дополнительно имеют две составляющие - исследования и приложения. Их помещение в данный том представляется не совсем уместным, во-первых, из-за слишком большой структурной дробности всех частей издания, а, во-вторых, из-за соединения в одной книге двух принципиально разных элементов: публикации текстов документов и научного их исследования. Представляется, что чрезвычайно интересные, насыщенные новым материалом аналитические работы М.И. Мильчика об иконостасах соловецких храмов и Е.В. Крушельницкой о библиотеке Соловецкого монастыря было бы целесообразнее издать в виде отдельных статей в специализированных сборниках или небольших монографий. В противном случае историки, интересующиеся схожими сюжетами, ориентируясь на библиографическое описание книги, могут не узнать о наличии подобных исследовательских работ в издании, основным содержанием и предназначением которого является публикация исторических памятников[3].

Некоторое недоумение вызывает разделение единой источниковедческой характеристики описей Соловецкого монастыря - их археографического описания, анализа состава и содержания, отражения в позднейших документах, обзора сохранности соловецких учетных документов в XVI - XIX вв. Соединение указанных элементов в одну источниковедческую статью, предваряющую публикацию текстов, возможно, способствовало бы более детальному текстологическому и палеографическому анализу рукописей, не оставляя места для неясностей и сомнений. В противном случае возникает вопрос, как соотнести сообщение описи 1733 г. о наличии в первой трети XVIII в. в монастыре двух различных документов - описных книг "за священника Геласия" 1514 г. и переписных книг 1518 г. переписи Фадея Дворянкина и Елизара Афанасьева (С. 299) - с первой опубликованной описью 1514 г., составленной ими же, и утверждением публикаторов о наличии особой, утраченной впоследствии описи 1518 г. (С. 7). Точно так же из археографического описания описи 1514 г. остается не совсем понятным распределение различных почерков между отдельными частями текста: отмечается, что первым почерком написаны л. 1 - 1 об., 2 и 3 (строки 1 - 6 и часть 7-й, хотя в публикуемом тексте указания на величину строк отсутствуют), вторым почерком - л. 2 (с 7-й строки) и 5, третьим - л. 4 и 6. При этом, если судить по факсимильному воспроизведению л. 3 (к сожалению, качество типографского исполнения этого и других факсимиле оставляет желать лучшего) описи 1514 г., на этом листе действительно заметна смена почерков, но только не в 7-й строке, а несколько ниже. Представляется, что при публикации текста именно этой описи следовало бы специально оговаривать моменты перехода от одного почерка к другому. Возможно, что более детальный палеографический анализ позволил бы понять причины привлечения к написанию сравнительно короткого текста сразу трех человек (скорее всего, самих монахов), кроющиеся, быть может, в различных объектах самого описания, одновременной работе нескольких исполнителей и т. д.

Из археографического введения остаются неясными время и цель работы четвертого лица, оставившего помету на л. 6 об., сделанную, как следует из ее содержания, после составления основного текста описи, и одновременно вносившего правку на л. 4 - 6. Автор описания ограничивается краткой ремаркой, что помета была выполнена позднее (С. 9). Между тем выяснение этого вопроса напрямую связано с историей создания публикуемой рукописи, содержащей текст описи 1514 г.

Вряд ли можно согласиться с рассуждением Е.В. Крушельницкой о виде и последующей судьбе описи 1514 г. По ее мнению, с имеющегося текста был составлен беловик, скрепленный подписями "ответственных лиц" и отправленный в Москву (С. 9). Остается непонятным, куда именно, при отсутствии в первой четверти XVI в. государственных учреждений, ведавших монастырями наподобие Монастырского приказа XVII в., и зачем был отослан в столицу беловик описи именно этого монастыря, тогда как подобные же учетные документы других монастырей продолжали оставаться в монастырском архиве? Почему в черновом документе имеются преамбула и пространная помета на л. 1 об., раскрывающие создание описи? По-видимому, публикуемая рукопись и есть единственный оригинал описи, дополненной, как следует из помет, уже по завершении работы описательной комиссии, но до официального назначения нового игумена, в противном случае его имя было бы, скорее всего, указано в отметке "память игумну".

Обращает на себя внимание и некоторая нечеткость терминологии. Так, в общем введении и археографическом описании в отношении описи 1549 г. используется определение "подлинник" (С. 5, 9), хотя в дальнейшем будет вполне аргументированно доказано, что рукопись с текстом описи 1549 г. представляет собой список с оригинала документа, созданный в 1568 г. (С. 10 - 12). То есть можно говорить о двух (более раннем и более позднем) списках этой описи и задаться вопросом, с какого документа И.А. Елизаров сделал в начале XX в. свою копию.

Некоторые утверждения, связанные с идентификацией упоминающихся в учетных документах объектов описания с существующими в реальности постройками и предметами, потребовавшей от коллектива авторов огромного труда, тщательности и скрупулезности, внимания к мельчайшим деталям, вызывают сомнения. В частности, в описи 1597 г. в каменной Успенской церкви отмечен "образ Благовещение семипядной на золоте" (С. 138), к которому сделана помета И-19, обозначающая соответствующий тематический раздел и порядковый номер в комментариях. Однако в этом разделе под индексом И-19 помещено описание иконы "Деисус со святыми на полях" (С. 186). Точно так же не совсем понятно, почему в разделе "Прикладное искусство" под номерами 10 и 11 (П-10 и П-11) одновременно фигурируют и потир, и литургические тарели (С. 197), хотя в текстах всех описей речь идет только о последних. Скорее всего, здесь имеют место не замеченные составителями опечатки.

К сожалению, столь серьезное издание не лишено некоторых досадных огрехов, например перепутаны даже инициалы принимавших участие в работе над изданием сотрудников РГАДА.

Однако все высказанные, возможно, частично спорные, замечания не изменяют основного впечатления от новой книги: с ее появлением исследователи получили в свое распоряжение целый комплекс подготовленных на высоком научном уровне интереснейших и важнейших источников по истории одного из самых крупных и известных русских монастырей XVI - XVII вв. - Соловецкого монастыря. И остается только надеяться, что в недалеком будущем мы сможем держать в руках опубликованные описи XVI в. других, перечисленных в статье З.В. Дмитриевой, обителей - Антониево-Сийского, Иосифо-Волоколамского, Кирилло-Новоезерского и двух псковских Никольских монастырей.

Л.А. ТИМОШИНА


[1] Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года: Комментированное издание / Сост. З.В. Дмитриева и М.Н. Шаромазов. СПб., 1998.

[2] Акты Соловецкого монастыря 1479 - 1571 гг. / Сост. И.З. Либерзон. Л., 1988; Акты Соловецкого монастыря 1572 - 1584 гг. / Сост. И.З. Либерзон. Л., 1990.

[3] О нецелесообразности присоединения к публикациям исторических документов материалов иного характера см. также: Тимошина Л.А. О публикации таможенных книг в 1996 - 1997 годах // Очерки феодальной России. М., 1999. Вып. 3. С. 282.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'