АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

"...Опасные для единства нашего государства проповедники..."
П.А. Столыпин о политике Турции
в отношении России и панисламизме. 1910 г.


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 3 (2004 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Начало XX в. - эпоха пробуждения мусульманского мира, которое затронуло и российское общество. Политические и духовные процессы, происходившие в то время в многомиллионной общине мусульман царской России, вызывали серьезную обеспокоенность в ее правящих кругах [1]. Революции 1905 - 1907 гг. в России, 1907 - 1911 гг. в Иране и 1908 г. в Турции активизировали разработку царским государственным аппаратом "мусульманского вопроса". Ведущую роль здесь играло Министерство внутренних дел. В его структуре "мусульманским делом" занимались департаменты духовных дел иностранных исповеданий (ДДДИИ) и полиции. Они работали по этим вопросам много и основательно, сохранилось немало материалов по данной проблеме. Так, в огромном фонде Департамента полиции хранятся дела о панисламистском движении в России и наблюдении за ним [2]. Особую ценность представляет "Обзор истории возникновения и развития панисламизма, как религиозного и политического движения" [3]. Деятельность ДДДИИ также способствовала появлению разнообразных делопроизводственных документов по исламской тематике - записок, заключений, отношений, представлений, проектов, справок, циркуляров и т. д. [4]

В этой связи наше внимание привлекли два письма главы МВД П.А. Столыпина в ДДДИИ, датированные октябрем и декабрем 1910 г.

Петр Аркадьевич Столыпин, несомненно, является одной из выдающихся фигур в истории последних лет императорской России [5]. Удивителен его уникальный по аппаратным меркам взлет от статского советника (по петровской "Табели о рангах" приравненного всего лишь к чину генерал-майора) до министра внутренних дел (апрель 1906 г.) и председателя Совета министров империи (июль того же года). Отношение П.А. Столыпина к исламизму в России очень интересно и важно. Необходимо отметить, что его интересовали не только процессы, происходившие в "мусульманстве" внутри России и за ее пределами. Он вообще обращал серьезное внимание на положение национальных меньшинств и политику государства по отношению к ним. Петра Аркадьевича беспокоило все, что могло нанести вред государству, нарушить его спокойствие. В 1909 г. Столыпин пришел к твердому убеждению, что ислам представляет "особо сильную" угрозу для безопасности государства, сам же "мусульманский вопрос в России не может не считаться грозным" [6]. Подобные настроения отразились и в наиболее значимых столыпинских записках-"мемориях" по "мусульманству", составленных в январе и августе 1911 г. [7]

Как и подавляющее большинство представителей отечественной политической и интеллектуальной элиты XVIII - XX вв. (начала XXI в., впрочем, также), Столыпин воспринимал ислам в рамках традиционного европоцентристско-христианского стереотипа представлений о мире Востока, в котором понятия "азиатское варварство", "исламизм" и "фанатизм" выступали как своего рода синонимы [8]. Особое беспокойство в верхах империи (это отразилось в публикуемых ниже текстах) вызывало развитие контактов российских мусульман с конфессиональными и политическими кругами ведущей державы исламского мира того времени - Османской империи [9]. Подавляющее большинство мусульман России исповедовало преобладающее в Турции суннитское толкование ислама, в их глазах турецкие султаны одновременно выступали и как халифы - духовные предводители мусульманского мира [10].

Представляется целесообразным ознакомить читателей с двумя столыпинскими "отношениями", анализ содержания которых, на наш взгляд, позволит лучше понять характер восприятия правящими верхами Российского государства процессов, происходивших в мусульманской среде. Документы хранятся в фонде Департамента духовных дел иностранных исповеданий Российского государственного исторического архива.

Основную роль в составлении публикуемых ниже "отношений", очевидно, сыграл один из ближайших сотрудников Петра Аркадьевича - директор ДДДИИ в 1908 - 1911 гг. Алексей Николаевич Харузин, скрепивший своей подписью первое из них [11]. Крупный этнолог и антрополог, Харузин давно и серьезно интересовался мусульманской проблематикой. Еще в 1889 г., анализируя политические и духовные процессы, происходившие в среде кочевого населения Центральной Азии, он с тревогой писал об "укреплении" здесь позиций ислама и полагал, что имперским властям не следует потакать "враждебному нашим (т. е. российским. - Д.А.) государственным началам направлению магометанско-татарскому" [12].

Документы представляют собой заверенные (в первом случае - типографскую, во втором - машинописную) копии. Текст передан по правилам современной орфографии.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии Д.Ю. АРАПОВА.

[1] По оценке МВД, в 1912 г. в империи проживали более 16 млн русско-подданных мусульман (Рыбаков С.Г. Статистика мусульман в России // Мир ислама. 1913. Т. II. Вып. 11).

[2] См.: ГАРФ. Ф. 102. ОО. 1916 г. Д. 74; 1910 г. Д. 74; и др.

[3] См.: Там же. 1914 г. Д. 74. Л. 61 - 120.

[4] Государственность России (конец XV - февраль 1917). М., 1996. Кн. I. С. 182 - 183.

[5] Наиболее фундаментальная биографическая справка о П.А. Столыпине см.: Столыпин Петр Аркадьевич // Шилов Д.Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802 - 1917. Биобиблиографический справочник. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2002. С. 689 - 694.

[6] Цит. по: Арапов Д.Ю. Ислам в оценке российских государственных деятелей начала XX в. // Российская государственность XX века. М., 2001. С. 181.

[7] Записки П.А. Столыпина по "мусульманскому вопросу" 1911 г. Публ. Д.Ю. Арапова // Восток. 2003. № 2. С. 124 - 144.

[8] Лучшие представители русской науки всегда старались непредвзято оценивать мир ислама и происходившие в нем процессы. Так, еще в конце XIX в. московский исламовед А.Е. Крымский писал: "Коран нефанатичен… сама по себе исламская религия настолько же не должна считаться помехой прогрессу и цивилизации, насколько и всякая другая религия" (Крымский А.Е. Мусульманство и его будущность. М., 1899. С. 114).

[9] Насущность этой проблемы для монархии Романовых понимали все императоры, начиная с Петра Великого. Более подробно см.: Арапов Д.Ю. Россия и мусульманский мир // Сборник Русского Исторического общества. М., 2003. Т. 7 (155).

[10] В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Екатерина II признала духовный авторитет турецкого султана, "яко Верховного Калифа Магометанского закона". Правда, в 1783 г. Россия в одностороннем порядке аннулировала эту статью данного мирного договора, но и русская царица, и все последующие правители страны, включая В.И. Ленина, фактически считались с халифатами Османов, как с важнейшей духовно-политической реальностью. Институт халифата в Турции был упразднен Кемалем Ататюрком в 1924 г.

[11] Керимова М.М., Наумова О.Б. Алексей Николаевич Харузин - этнограф и антрополог // Репрессированные этнографы. М., 1999. Вып. 1.

[12] Харузин А.Н. Киргизы Букеевской Орды: Антрополого-этнографический очерк. М., 1889. Вып. 1. С. 101.

вверх

№ 1
Предписание министра внутренних дел П.А. Столыпина губернаторам о необходимости принятия мер в связи с намерением Турции продвигать панисламистские идеи в России


7 октября 1910 г.

№ 9667 Секретно
Губернатору

По доставленным министерству сведениям, руководители младотурецкого движения[1], не ограничиваясь в пропаганде своих идей пределами Турции, решили способствовать возрождению ислама и в других странах и, в частности, развивать панисламискую и пантюркскую идею в России. С этою целью младотурецкие вожди послали в Россию под видом купцов, возвращающихся из Мекки богомольцев[2] и т. п. лиц ряд начитанных и преданных новым идеям ходжей[3] для проповеди среди наших мусульман теории о единстве всего мусульманского мира. Посылаются эти, опасные для единства нашего государства, проповедники большею частью на Волгу, в местности со значительным татарским и вообще мусульманским населением, затем в Крым, на Кавказ и в Туркестанский край[4].

Ввиду чрезвычайной серьезности предпринятой из Турции меры, могущей растлевающе повлиять на наше магометанское население, уже имеющее в своей среде немало лиц, сочувствующих обособлению своих единоверцев и тяготению их к Турции как к религиозно-политическому центру, я считаю необходимым обратить на изложенное особое внимание вашего превосходительства[5]. Без сомнения, что всякое влияние на наших подданных мусульман со стороны политических деятелей культурно враждебного нам государства, каким является Турция, должно быть пресечено в корне. Поэтому независимо от общих мер, которые ваше превосходительство имеете принять в зависимости от особенности местных условий, предлагаю Вам установить самое тщательное наблюдение за появлением означенного лица из Турции и при обнаружении их принимать безотлагательно решительные меры для выдворения их за пределы империи.

Об оказавшемся и об имеющих быть принятыми мерах вашему превосходительству надлежит незамедлительно доносить мне.

Министр внутренних дел,
статс-секретарь[6]
Столыпин
Директор, в должности гофмейстера[7]
Высочайшего двора (скрепил)
А.Харузин
Верно: столоначальник В.Васильев

РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 469. Л. 9. Заверенная копия.

вверх

№ 2
Отношение министра внутренних дел П.А. Столыпина министру иностранных дел С.Д. Сазонову[8] о необходимости воздействовать на Турцию с целью прекращения издания журнала "Тааруфуль-Муслимин"

13 декабря 1910 г.

№ 11324 Совершенно доверительно
Его высокопревосходительству С.Д. Сазонову

Милостивый государь Сергей Дмитриевич[9]!

В Константинополе[10] издается получивший широкое распространение в России еженедельный журнал "Тааруфуль-Муслимин" ("Взаимное ознакомление мусульман"), имеющий главною целью распространять среди русских мусульман идеи панисламизма и вызвать неприязнь к императорскому правительству, обвиняя его в гонении ислама, притеснениях мусульман, порабощении их школы и т. п.

Вместе с тем, в одном из номеров этого журнала за подписью "Русский подданный" было помещено обращение к русским мусульманам с приглашением жертвовать на усиление турецкого флота для увеличения могущества Турции[11].

Наиболее видная роль в издании указанного журнала принадлежит русскому выходцу, занимавшему ранее должность члена Оренбургского магометанского духовного собрания[12], Абдул-Решид Ибрагимову[13], который пользуется в настоящее время своим авторитетом, чтобы содействовать успеху пропагандируемых журналом идей.

Не подлежит сомнению, что распространение помянутого журнала в пределах империи представляется крайне вредным, ввиду чего мною и сделано уже распоряжение о недопущении ввоза такового в Россию[14].

Независимо сего я находил бы, что допущение издания, преследующего, как ваше высокопревосходительство изволили усмотреть из приведенных данных, исключительную цель - вызвать враждебное настроение мусульман - русских подданных к своей Родине и правительству, вряд ли соответствует достоинству соседней дружеской державы, восстанавливая против нее русское общественное мнение и тем самым неблагоприятно влияя на отношения России и Турции.

Ввиду сего я обращаюсь к вашему высокопревосходительству с покорнейшею просьбою, не сочтете ли Вы возможным поручить нашему дипломатическому представителю в Константинополе[15] воздействовать на турецкое правительство в смысле прекращения издания помянутого журнала[16].

Примите, милостивый государь, уверение в совершенном моем почтении и преданности.

П.Столыпин

РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 469. Л. 88 - 89. Заверенная копия.


[1] Пришедшие в результате революции 1908 г. к власти в Османской империи буржуазные националисты-младотурки разыгрывали "исламскую карту" по причине политического прагматизма.

[2] О паломничестве русско-подданных последователей "магометанского закона" в Святые места ислама см.: Резван Е.А. Хадж из России // Восток: история и культура. СПб., 2000.

[3] Совершивший паломничество в Мекку мусульманин получает звание "хаджи" и право носить зеленую чалму.

[4] О положении мусульман в данных частях империи подробнее см.: Рыбаков С.Г. Устройство и нужды управления духовными делами мусульман России. Пг., 1917 // Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика) / Сост. Д.Ю. Арапов. М., 2001. С. 267 - 315.

[5] Данное "предписание" носило характер директивного циркуляра и было адресовано в первую очередь начальникам губерний Поволжья, Приуралья, областей Кавказа и Туркестана, т. е. территорий с заметным присутствием "магометанского элемента". Необходимо отметить, что Туркестан подчинялся Военному министерству, Кавказ управлялся восстановленным в 1905 г. наместничеством, подчиненным лично императору. Тем не менее личное распоряжение Столыпина как председателя Совета министров (хотя должность эта в данном случае не упоминалась) было обязательно в рамках имперской системы и для администраторов районов, формально не завязанных на МВД.

[6] Высшее почетное звание гражданских чинов в Российской империи; статс-секретари, как и генерал-адъютанты, имели право объявлять словесные "Высочайшие повеления".

[7] "Состояние" А.Н. Харузина "в должности гофмейстера", т. е. приравненного к генерал-лейтенанту придворного чина III класса по Табели о рангах, не давало ему прямо этот чин, но ускорило производство в оный, произошедшее в 1913 г.

[8] Сазонов Д.С. (1860 - 1927) утвержден в должности министра иностранных дел империи 8 ноября 1910 г. и получил чин гофмейстера 6 декабря того же года. Обращение "ваше высокопревосходительство" формально применялось к особам I и II классов по Табели о рангах, здесь оно употреблено из вежливости по отношению к министерской должности адресата. Более подробно см.: Сазонов Сергей Дмитриевич // Шилов Д.Н. Указ. соч. С. 652 - 654.

[9] Столыпин и Сазонов были весьма близки друг к другу, так как они женаты на родных сестрах Ольге и Анне Нейдгардт.

[10] В русской литературе употреблялось старое христианское название города на Босфоре, турецкое наименование "Стамбул" стало преобладающим с октября 1917 г. в советских текстах.

[11] О мерах противодействия царских властей сбору денег среди российских мусульман на турецкие нужды более подробно см.: Кричинский А. Очерки русской политики на окраинах. Баку, 1919. Ч. 1.

[12] Имелось в виду Оренбургское магометанское духовное собрание, созданное по указу Екатерины II в 1788 г. и ведавшее в начале XX в. духовной жизнью мусульман Европейской России и Сибири.

[13] Ибрагимов Габдарашид (Абд ар-Рашид) - мусульманский богослов и общественно-политический деятель. В годы Первой мировой войны участвовал в акциях, защищавших интересы австро-германского блока, в который входила Турция // Ислам на территории бывшей Российской империи: Энциклопедический словарь. М., 1998. Вып. 1. С. 36 - 37.

[14] В этом архивном деле помещена справка, характеризующая конкретные антирусские публикации журнала "Тааруфуль-Муслимин" (РГИА. Ф. 821. Оп. 133. Д. 469. Л. 90 - 106 об.).

[15] Имелся в виду тогдашний русский посол в Константинополе Николай Валерианович Чарыков, который давно и весьма активно интересовался исламской проблематикой. Более подробно см.: Арапов Д.Ю. Русский посол в Турции Н.В. Чарыков и его "заключение" по "мусульманскому вопросу" 1911 г. // Вестник Евразии. 2002. № 2 (17).

[16] Насколько известно, это требование русской стороны не оказало какого-либо воздействия на политику младотурок в "мусульманском вопросе", и издание данного журнала продолжалось.

вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'