АРХИВЫ РОССИИ
новости карта сайта поиск о сайте о сайте
Издания и  публикации
Перечень публикаций

"…Наша деревня опустошена до последнего семенного зернышка"
Из дневников литературного критика К.Л. Зелинского
и информационных сводок ОГПУ о голоде в СССР. 1933 г.


Опубликовано в журнале
"Отечественные архивы" № 1 (2009 г.)
НА ГЛАВНУЮ
подписка на новости портала Архивы России
Помощь (FAQ)
Отправить e-mail в службу поддержки портала Архивы России

Голод в СССР 1932-1933 гг., охвативший Дон, Кубань, Поволжье, Центрально-Черноземный район, Южный Урал, Западную Сибирь, Украину и Казахстан, - величайшая трагедия в советской истории. Ее исследование в настоящее время из чисто научной сферы перешло в общественно-политическую. И все же тема имеет богатую историографию, базирующуюся на широкой источниковой базе, значительная часть которой опубликована в многотомных сборниках "Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939", "Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939". Готовится очередная публикация документов "Голод в СССР. 1932-1933 гг." федеральных и региональных архивов России с участием архивных учреждений ряда стран СНГ. Как показывают документы, трагедия 1932-1933 гг. - результат осуществления в СССР сталинской модели форсированной индустриализации, обусловившей насильственную коллективизацию и принудительные заготовки сельхозпродукции, прежде всего хлеба, ради увеличения размеров хлебного экспорта и удовлетворения потребностей растущей промышленности.

В РГАЛИ в личном фонде советского критика, литературоведа, доктора филологических наук, старшего научного сотрудника ИМЛИ им. А.М. Горького АН СССР Корнелия Люциановича Зелинского (1896-1970) [1] среди его рукописей и материалов о работе в Комиссии по литературному наследию С.А. Есенина, писем и докладных записок в СП СССР, ИМЛИ им. А.М. Горького АН СССР о подготовке к изданию пятитомного собрания сочинений поэта, а также сборника воспоминаний о нем, писем деятелей искусства и писателей Б.Н. Агапова, И.Л. Сельвинского, А.А. Фадеева, И.Г. Эренбурга и др., находятся записные книжки и дневники за 1930-1950-е гг. Последние нельзя назвать таковыми в полном смысле слова. Это отдельные листы или начатые, но неоконченные тетради, написанные быстрым, неразборчивым почерком или напечатанные на машинке. Некоторые записи уже опубликованы [2]. Свои документы, общим объемом 1423 единицы, критик сам передал в архив в 1965 и 1968 гг.

Для публикации предлагаются записи о голоде, который явился предметом обсуждения критика с писателями П.И. Замойским [3] и М.С. Шагинян [4] 2 января 1933 г. Они, хотя и напечатаны на машинке, плохо сохранились, текст угасает и нуждается в реставрации. Создается впечатление, что он не имеет конца, так как не подписан.

Видимо, тяжелое положение в стране волновало писателей, поскольку в предыдущей записи Зелинский описал разговор с Вс. Ивановым на эту же тему. Вс. Иванов спросил критика: "Слыхал о забастовке в Иваново-Вознесенске? Мне-то рассказал один человек, чужой нам. Но это факт. Приезжал Каганович. Арестовали зачинщиков. Будто не работали фабрики 48 часов. А все дело в продовольствии и только. И просили-то всего уравнять в снабжении с Москвой" [5]. В этой цитате очень наглядно отразилось настроение людей так называемых не голодающих губерний: они не понимали еще, что в стране голод, и требовали лишь уравнять их в снабжении с Москвой. Во всех несчастьях винили плохо работавшие органы снабжения и торговлю; директоров, задерживавших зарплату; спецов, получавших на порядок выше.

Видимо, автор записей хорошо знал, что если они попадут в чужие руки, то ему несдобровать. На всякий случай он в конце повествования Замойского об ужасах голодающей пензенской деревни написал, что разъяснил писателю нетипичность происходящего в этом крае.

К сожалению, правда оказалась страшнее рассказа П.И Замойского. Свидетельство этому - официальные документы - сводки по Нижне-Волжскому и Средне-Волжскому краям (современная Пензенская область [6]) ОГПУ и политотделов МТС.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии З.К. ВОДОПЬЯНОВОЙ, В.В. КОНДРАШИНА.

[1]К.Л. Зелинский - автор следующих сочинений: Поэзия как смысл. Книга о конструктивизме. М., 1929; Конец конструктивизма // На литературном посту. 1930. № 20. С. 20-31; Процесс против тех, из-за кого болен мир ("Жизнь Клима Самгина"). М., 1931; Критические письма: В 2 кн. М., 1932-1934; Джамбул. М., 1955; Дмитрий Гулиа. М., 1956. Совм. с Х.С. Бгажба; Октябрь и национальные литературы. М., 1967; В изменяющемся мире. Портреты, очерки, эссе. М., 1969; и др.

[2]Напр.: Зелинский К.Л. На рубеже двух эпох: Литературные встречи 1917- 1920 гг. М., 1959; Он же. В июне 1954 года (об А.А. Фадееве) / Публ. В.Стрижа // Минувшее. 1991. Вып. 5; Он же. Одна встреча у М.Горького (Запись из дневника) / Публ. А.Зелинского // Вопросы литературы. 1991. № 5. С. 145-170; Он же. Вечер у Горького (26 октября 1932 года) / Публ. Е.Прицкера // Минувшее. 1992. Вып. 10. С. 88-115.

[3]Замойский Петр Иванович (1896- 1958) - писатель. Родился в бедной крестьянской семье в Пензенской губернии. Был пастухом, половым в трактире, писарем. С 1918 г. член ВКП(б). Вел разнообразную партийную и общественную работу (секретарь укома, член уисполкома, заведующий внешкольным отделом, ответственный секретарь Всероссийского общества крестьянских писателей и т.д.). Выступил в литературе с серией миниатюр для детей. Герой этих рассказов - энергичный и живой подросток из бедняцкой семьи, активно участвующий в трудовой жизни своего двора и общественных событиях села ("Куделя", "Отцу на рубашку", "За дровами", "Прописали", "Пыль столбом", "Первый сноп", "Сочинительница"). Автор произведений: Лебеда: Повести и рассказы. М., 1928; Канитель: Повести и рассказы. М., 1929; Лапти. М., 1929; Земля распятая. М., 1930; и др.

[4]Шагинян Мариэтта Сергеевна (1888-1982) - писатель. Большую роль в ее формировании сыграло сотрудничество в газетах "Приазовский край", "Кавказское слово", где она регулярно выступала, освещая события литературной и художественной жизни страны. В 1915-1918 гг. жила в Ростове-на-Дону, преподавала в консерватории эстетику и историю искусств. В эти годы написала первый большой роман "Своя судьба". С энтузиазмом приняла Октябрьскую революцию. Автор повестей и романов "Перемена", "Приключение дамы из общества", "Месс-Мэнд", "Кик", "Гидроцентраль" и др.; очерков: "Советское Закавказье", "Путешествие по Советской Армении", "Зарубежные письма" и др. Лауреат Ленинской премии 1972 г.

[5]РГАЛИ. Ф. 1604. Оп. 1. Д. 183. Л. 2-7.

[6]Пензенская губерния существовала до 1928 г. После ликвидации ее территория входила в состав двух регионов - Нижне-Волжского и Средне-Волжского краев. Пензенская область образована в 1939 г. В приведенных ниже документах речь идет о четырех нынешних районах Пензенской области - Сердобском, Мало-Сердобинском, Тамалинском и Лопатинском.

вверх

№ 1
Из дневника К.Л. Зелинского

2 января 1933 г.

Так давно я не прикасался к дневнику, что он мне кажется воспоминанием о перенесенной болезни. Действительно, он по стечению обстоятельств становится повестью уродств, проходящих мимо, оставляющих след на бумаге. Это своеобразный "портрет Дориана Грея" [1], стареющий вместо оригинала, может быть застрахованного молодостью. Как часто замечаешь, что люди искусственной улыбкой стремятся разгладить морщины раздумий и сомнений, набегающие на лоб. И сами эти сомнения, и поводы их вызывающие не всегда бывают ясны для вас, а еще реже они облекаются в признания или даже вопросы к собеседнику.

Несомненно, положение сейчас в стране напряженное и классовая борьба в иных местах (как на Сев[ерном] Кавказе[2]) приобрела самый острый характер. Но круг впечатлений разный, но социальная настроенность сознаний разная и в зависимости от этих обстоятельств - выводы часто(1) различны и противоречивы.

Встречаю Замойского. "Ну, как?"

- Плохо. Плохо живу.

- Почему так?

- Да, вот уже четыре месяца не прикасаюсь к бумаге. Не могу писать. И сна нет.

И вот без всяких(2) вызовов с моей стороны льются сразу жалобы и сомнения:

- Что же это делается? Ничего не понимаю. Все берут. Все под метелку. Вот новый закон о молоке. С коровы 170 литров. Да ведь это надо подумать. Разве корова даст столько? Даром, по пятиалтынному(3). Сейчас два моих брата - они теперь работают в Москве ломовыми извозчиками - бежали из колхоза. Скопили в Москве по полтораста рублей, приехали к себе в деревню. Думали детишкам что-нибудь сделают, помогут - ведь, голые, босые все сидят. Приехали, а тут подоспел сбор. По 32 пуда картошки с дыма - да ведь с дыма, а не работника или с едока, не учитывая там сколько детей, семьи, вообще ничего не считаясь; потом - по три с половиной пудов мяса. Если нет у тебя - купи на рынке по рыночной цене, а сдай по заготовительной. Загнали мои братья свои деньги на это дело. Наложили на них еще. А они ведь не единоличники, а колхозники. Видят ребята - туго. А тут председатель колхоза пригрозил им: "Не дадите к утру - арестуем". Ну, и дали они тягу ночью. Не знаю, как с детьми, с женами. Бросили на произвол судьбы голодных. Дома, хоть шаром покати. Ни овцы, ни кошки.

Я ведь сам этот колхоз организовывал. Мне теперь стыдно и домой показываться. Письмами вся деревня завалила. Теперь у нас уж такой порядок. Назначают председателей из других, дальних деревень. Тут уж о выборном начале и не поминают. Вот приезжает такой новенький. Ему что - чужой. Голосует, клянется - сдам. Начинает сдавать. Потом видит парень - не хватит на семена, не хватит на корм. От мужиков уж таится. По ночам дома пересчитывает. Парень-то честный - видно ему: запорет колхоз. А выхода нет: не сдашь цифру - в тюрьму и сдашь, колхоз запорешь - все равно в тюрьму. У меня мои товарищи, с которыми я коров пас, бедняки горькие, первыми в партию пошли, на фронтах были, ведь все уже по тюрьмам. Тот не сдал, тот пересдал. Которые уже отсидели по два года, домой(4) вернулись. Теперь тише воды, ниже травы. Теперь активистов в нашей деревне не найдешь. Ну их, жизнь дороже. У всех наших активистов хозяйства поразорены, дети поумирали. И ведь не один это год. Уже третий год. И все год от года хуже. В прошлом году уже взяли из колхоза все под метелку. Просто стон пошел. Письмами меня забросали. А приехал ко мне в то время мой старый друг, тоже пастух, потом партизан, а теперь председатель краевого исполкома. Я ему рассказал, что у него с колхозами делается. Не поверил. Пошлю, говорит, проверить. Действительно, послал своего человека в нашу деревню. Тот установил, что все это правда. Тогда в наш колхоз было ввезено сначала 1000 пудов муки, затем круп, сена. Зачем же, спрашивается, все надо было забирать под метелку? А в этом году повторилось точь-в-точь то же самое. Сейчас наша деревня опустошена до последнего семенного зернышка. Край зато план выполнил. Что будет весной, не знаю. В новые постановления не верю. Да и никто в деревне не верит. Кто может, бежит из нее, а кто не может, молчит.

Я написал обо всех этих делах Калинину и Молотову. А сказать ничего нельзя: сейчас на тебя накинутся - оппортунист, подкулачник, пособник кулаков, долой, в тюрьму. Что самому делать, тоже не знаю. Я коммунист, организатор колхоза, писатель - сам о колхозе же и писал - теперь всех спрашиваю: "Что делать?" Приходи, почитай письма - сам увидишь. Пишут мне люди из самых разных деревень, все то же - ни с чем не считаются: все берут. Семенной запас берут, фураж у скота отнимают. О личных запасах и говорить не приходится. Два года назад было у нас 360 лошадей. Нынешней весной вышло в поле 120. Последние месяцы на веревках уж висели. Стоять не могли. Ничем не кормили. Такую цифру сена нам на колхоз дали. Сейчас одно могу сказать - будут резать скот опять. Поживем - увидим. Не знаю, как в других местах, но в нашей местности колхозы разорены, доведены до полного упадка, и выполнение планов идет за счет основных капиталов, изъятия всего, что можно.

Замойский прощается взволнованный и расстроенный. Я стремлюсь объяснить ему, как умею - самое рискованное "теоретизировать" на базе одного колхоза.

Глубоко обеспокоена и Шагинян, эта всегдашняя оптимистка. Но круг впечатлений иной.

- Объясните, спрашивает она Серебрянского и Ермилова (мы все сидим вместе), почему на шестнадцатый год революции мы пришли к такому положению? Вы не знаете жизни, не знаете, как живут люди. Вы обеспечены пайками и гонорарами. Я сейчас была в Ленинграде. Вы знаете, что там начался сыпняк, голодный тиф, как в 20-м году? Я была в Доме ученых в Детском Селе. Мы просто недоедали там. Ученые с мировым именем питались только пшенной кашей. Я согласна питаться ей, но я должна видеть просвет, перспективу. Я всегда ее умела видеть, в самые тяжелые годы революции. Я всегда умела из каждого эмпирического факта извлечь его принципиальное зерно, увидеть во всем новое, движение вперед, к социализму. Сейчас я потеряла это. Мы объелись идеологией. Мы так все привыкли лакировать и объяснять, что потеряли чувство живых фактов жизни. А факты таковы, что ко мне приходят сейчас мои давние приятельницы, здесь, в Москве. Они некрасивы, они старые девы. Они служащие обе. Я вижу, как они начали пухнуть от голоду. И вот они иногда приходят ко мне. Я знаю, что они пришли немного подкормиться, потому что у них нет никаких закрытых распределителей. Они обе такие грузные. Им надо есть просто по их комплекции много. И вот они стесняются у меня попросить. Я знаю это. И мне так же совестно их обидеть тем, что показать, что я знаю, что они голодны, и сразу начать их угощать. И вот эти сестры совершенно серьезно готовятся к самоубийству. Им нечем жить. Никакого просвета у них нет. Они получают грошовое жалованье жалких совслужей(5). Я их все время утешала. Теперь и у меня не поворачивается язык сказать им, что хорошо. "Известия" заказали мне победную статью к Новому году. Я не буду, я не могу ее написать. Я не могу лгать и лакировать действительность. Я не могу миллионам усталых голодных людей говорить, что все прекрасно и мы победили. Или я напишу о чем-нибудь нейтральном. Я хотела даже отказаться от ордена Красного Знамени, который мне дали. Получился громадный разрыв между уровнем жизни большинства народа и обеспеченной верхушки инженеров, писателей, директоров, крупных управителей. Я понимаю, конечно, что надо сохранять кадры и все прочее, но под этим предлогом на почве закры[того] [сна]бжения может вырастать черт знает что. Мне противны ваши Цыпин…(6) [пис]ательские(7) обжорства, когда кругом форменный голод.

РГАЛИ. Ф. 1604. Оп. 1. Д. 183. Л. 8-10. Копия. Машинопись.

вверх

№ 2-3
Из спецсообщений секретно-политического отдела ОГПУ

1 - 5 апреля 1933 г.

№ 2
о продзатруднениях в колхозах Нижне-Волжского края

1 апреля 1933 г.

Сов. секретно

Поступающие за последнее время материалы сигнализируют о наличии острых продзатруднений в отдельных колхозах НВК и ЦЧО. В этих колхозах отдельные семьи колхозников за отсутствием хлеба питаются разными суррогатами и мясом павших животных. На этой почве имеются случаи смерти, опухания, заболевания сыпным и брюшным тифом и отдельные случаи людоедства. <…>

НВК. Сердобский р[айо]н. В селе Бутурлинка в семье колхозника Давыдова имеются опухания на почве недоедания. Давыдов имеет 400 трудодней, получил хлеба около 12 пудов, в семье 8 человек, питаются суррогатами. Колхозник Михеев умер от недоедания, жена и сын больны от истощения. Имел около 300 трудодней. В семье колхозника Долина также имеются опухания на почве недоедания. <…>

О всех фактах продзатруднений информированы соответствующие организации. Принимаются меры к заброске продпомощи.

Нач. СПО ОГПУГ.Молчанов
Нач. 2-го отделения СПО ОГПУЛешков
Верно: пом. секретаря СПО ОГПУ(8) 

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 101-103. Заверенная копия. Опубл.: http://www.rusarchives.ru/publication/hunger-ussr/1933_36.shtml

вверх

№ 3
о голоде на предприятиях Средне-Волжского края на 2 апреля

5 апреля 1933 г.

Сов. секретно

<…>

На суконной ф[абри]ке "Коллективное творчество", в Пензенском районе, снабжение рабочих проходит с перебоями. Заработная плата рабочим систематически задерживается, почему многие рабочие, особенно многосемейные (последних до 200 человек), находятся в тяжелом положении.

На ф[абрик]е увеличились случаи обращения рабочих в медпункты. Отдельные рабочие настолько истощены, что фабричный врач, отмечая в больничных листах диагноз "малярия, грипп" и прочее, одновременно сообщает в фабком, что медикаменты бессильны, т.к. рабочие не больны, а истощены от недоедания.

За первую половину марта зарегистрировано 10 случаев опухания, главным образом детей. Отмечены случаи употребления в пищу собак.

На суконной фабрике "Творец - рабочий", в Кузнецком районе, на почве плохого снабжения труддисциплина падает, увеличивается процент прогулов, т.к. рабочие уходят в села нищенствовать.

Зарегистрировано свыше 50 чел., опухших от голода. В отдельных случаях рабочие падают от истощения у своих станков. (Работница Кулемина, Карпова и др.) <…>

Нач. СПО ОГПУГ.Молчанов
Нач. 6-го отделения СПО ОГПУКоркин
Верно: пом. секретаря СПО ОГПУ Светлов 

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 118. Заверенная копия(9). Опубл.: http://www.rusarchives.ru/publication/hunger-ussr/1933_40.shtml

вверх

№ 4-6
Из спецсводок секретно-политического отдела полномочного представительства ОГПУ по Нижне-Волжскому краю

28 марта - 8 июня 1933 г.

№ 4
о продзатруднениях в крае по данным на 20 марта

28 марта 1933 г.

Сводка фактов

<…> Смертности

<…> Сердобский район. В с. Н. Студеновка умерла от голода колхозница Потапова вместе с двумя детьми. В с. Байка умерло от недоедания двое детей колхозников. В с. Пригор[одная] Слобода умер от голода единоличник. <…>

Нач. СПО ПП ОГПУ НВКЯкубовский

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 11. Д. 56. Л. 127-135. Подлинник. Опубл.: Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939: Док. и материалы: В 3 т. 4 кн. / Под. ред. А.Бериловича, В.Данилова. М., 2000-2005. Т. 3. Кн. 2. 1932-1934 гг. М., 2005. С. 358.

вверх

№ 5
о продзатруднениях в колхозах края

10 мая 1933 г.

<…> Употребление мяса павших животных

Мало-Сердобинский район. В с. Турзовка колхозниками разобрана туша коровы, павшей от сибирской язвы. Ямы, в которых находились туши сапных лошадей, облитые керосином, разрыты, и туши все разобраны. <…>

Нач. 2-го отделения СПО ПП ОГПУ НВКХандриков

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 1. Д. 880. Л. 47-49. Подлинник. Опубл.: Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД… Т. 3. Кн. 2. С. 418.

вверх

№ 6
о смертности на почве голода

8 июня 1933 г.

За последнее время в отдельных селах НВК на почве голода увеличились случаи смертности, опухания и употребления в пищу падали - сусликов, собак, кошек, ежей и т.п. <…>

Мало-Сердобинский район. По с. Ст. Славкино смертность от голода усиливается: ежедневно умирают 10-12 чел. Трупы продолжительное время лежат на кладбище незарытыми. <…>

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 11. Д. 56. Л. 140-141. Подлинник. Опубл.: Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД… Т. 3. Кн. 2. С. 425.

вверх

№ 7
Из донесения начальника политотдела Тамалинской МТС Нижне-Волжского края П.Денисова в политуправлепние Наркомзема СССР

4 июня 1933 г.

<…> Значительная часть колхозников от недостаточного питания сильно ослабла. По неполным данным, в Тамалинском районе на почве недостаточного питания с января по 25 марта текущего года опухло 1028 чел., в том числе колхозников 624. За это же время умерло 725 чел., в том числе колхозников 520 чел. Во втором участке МТС с общим числом населения 2543 чел. в течение этого времени опухло 195 чел., а умерло 253 чел. <…> Умирают не только дети и старики, но колхозники от 20 до 40 лет, ибо взрослые колхозники получаемый в качестве общественного питания хлеб, как правило, отдают своим детям.

Положение с продовольствием становится с каждым днем все труднее и труднее. Району нужна скорейшая продовольственная помощь.

Начальник политотделаП.Денисов

РГАСПИ. Ф. 112. Оп. 32. Д. 85. Л. 22-22 об. Подлинник. Опубл.: Трагедия советской деревни: Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939: Док. и материалы: В 5 т. / Под ред. В.Данилова, Р.Маннинг, Л.Виолы. Т. 3. Конец 1930-х - 1933. М., 2001. С. 676.

вверх

№ 8
Из донесения № 5 начальника политотдела Лопатинской МТС Нижне-Волжского края в политсектор краевого земельного управления

5 августа 1933 г.

<…> В селах Козловка, Суляевка и Пылково во время ожидания нового обмолота хлеба отдельные колхозники с травы, грибов (мухомор) начали объедаться, и в результате значительное количество умерло. За период с 1 января по 1 июля 1933 г. выбыло около 800 чел. возрастом: от детского до 50 лет и старики, преклонные к этому.

Случаи людоедства. В с. Козловке 24 июня у гражданки… 45 лет обнаружено было около 1 кг человечьего мяса в вареном виде. В произведенном расследовании установлено, что 8 июня умер муж вследствие недоедания. Семья, состоящая из 6 чел., в том числе 4 человека детей, оказалась без средств к существованию и без хлеба. 11 июня у нее умер ребенок 11 месяцев, которого на почве голода решила использовать в пищу… На предварительном допросе в людоедстве созналась и заявила: "Я вынуждена была пойти на это преступление в силу совершенного отсутствия средств существования хлебом". <…>

Начальник политотделаПономарев

РГАСПИ. Ф. 112. Оп. 32. Д. 45. Л. 20-20 об. Подлинник. Опубл.: Трагедия советской деревни…Т. 3. С. 677.

вверх



[1]Герой романа Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея", впервые напечатанного в июне 1890 г. в журнале "Lippincott's Monthly Magazine", а в апреле 1891 г. изданного отдельной книгой.

[2]Так, в феврале 1930 г. были охвачены повстанческим движением Баксанский, Нагорный и Балкарский округ. В заключении Балкарского отдела ОГПУ по обвинению группы граждан с. Актопрак в вооруженном восстании против советской власти в феврале 1930 г. (не ранее 20 февраля 1930 г.) указывалось: "Отличительная черта данного движения - участие в нем значительных кадров середнячества и бедноты. Это объясняется: а) чрезвычайной отсталостью населения и влиянием на него духовенства и контрреволюционных элементов, использовавших религиозный фанатизм масс; б) некоторой засоренностью партийного аппарата на местах чуждым элементом - все это и стало толчком к этим выступлениям". К суду были привлечены 97 обвиняемых, из которых 77 - середняки и бедняки. (ЦГА КБР. Ф. 183. Оп. 1. Д. 298. Л. 148-157; Красовицкая Т.Ю. "Они не понимают и не могут воспринять формулы диктатуры пролетариата": Документы российских архивов о национально-культурном строительстве на Северном Кавказе в 1920-е годы // Россия. ХХ век: Электронный альманах. Док. № 17.)


(1)Слово впечатано над строкой.

(2)Далее забито слово, возможно: "попыток".

(3)Пятнадцать копеек.

(4)Далее одно слово забито.

(5)Советских служащих.

(6)Далее оторван край документа.

(7)Возможны варианты прочтения.

(8)Подпись неразборчива.

(9)Экз. Г.Г. Ягоды.


вверх
 

Федеральное архивное агентство Архивное законодательство Федеральные архивы Региональные архивы Музеи и библиотеки Конференции и семинары Выставки Архивные справочники Центральный фондовый каталог Базы данных Архивные проекты Издания и публикации Рассекречивание Запросы и Услуги Методические пособия Информатизация Дискуссии ВНИИДАД РОИА Архивное образование Ссылки Победа.1941-1945 Архив гостевой книги

© "Архивы России" 2001–2015. Условия использования материалов сайта

Статистика посещаемости портала "Архивы России" 2005–2015

Международный совет архивов Наша Победа. Видеоархив воспоминаний боевых ветеранов ВОВ Сайт 'Вестник архивиста' Рассылка 'Новости сайта "Архивы России"'